Учитель. 6.4

Пусть обойдет периметр еще раз. Поищет следы. А я, - присел на корточки рядом с телом нищенки, провел руками над нею, пытаясь нащупать остатки ауры, - попробую вытянуть из тела кое-что еще. Приступать!

Названные разошлись в разные стороны. Задержался только сам младший преподаватель. Он какое-то время топтался рядом, видимо, пытаясь кое-что выяснить. Это здорово раздражало, но я нарочно не обращал на него внимание, и в конце коццов он отстал. Жалкое зрелище, если честно. Не удивлюсь, что он до пенсии проходит в младших преподавателях.

Аура нищенки была серьезно повреждена, причем повреждения были явно прижизненные. Так часто бывает - возраст, застарелые болячки, усталость от жизни, многочисленные мелкие проступки и даже преступления - все это накладывает свой отпечаток. Аура ведь многослойна и каждый слой «отвечает» за что-то одно. Ее эмоциональный слой, например, у жертвы был измочален настолько, что в момент смерти она ничего не испытывала. И «прочитать» ужас, страх и все остальные эмоции так и не получилось. Только чисто физиологическую боль. У коровы, которую привели на бойню, эмоций намного больше, честное слово! Если она и испытывала что-то, то удивление и удовольствие... да-да, удовольствие от дармовой выпивки, которой ее наверняка угостил убийца.

Хм... а это интересно. Это может быть зацепкой. Покопавшись в остатках ауры я выудил это чувство. Чувство благодарности и приятной расслабленности. Видимо, убийца действительно пригласил ее куда-то - скажем, в трактир, где проставил выпивку. Е[отом увел пьяную нищенку на окраину - сюда - здесь повалил, разрезал живот и... дальше известно.

Вернее, не известно. Ибо убийца использовал магию иллюзий,и его настоящий облик нищенка увидеть - и передать мне - никак не могла. Но уже одно то, что он был хорошим иллюзионистом и при этом разбирался в магии мертвых, уже кое-что значило.

Итак, у меня был след. Ничтожно малый, но оставить это дело безнаказанным я не собирался.

Выяснив все, что можно, я помог Мартину Гросбарту замкнуть двойной сплошной контур вокруг тела нищенки, после чего обвесил его охранными заклинаниями, заодно опечатав и остальные найденные тела. Заодно разобрался со второй жуткой находкой. Здесь все оказалось намного прозаичнее - это был самоубийца, полезший в петлю от страха перед завтрашним днем. Обычно таких людей хоронят на перекрестках дорог, но этого решили без лишних церемоний просто выкинуть на свалку. Я считал с его тела остатки ауры, слепил кое-какой «портрет» достаточный для того, чтобы с его помощью потом отыскать тех, кто притащил сюда труп и выяснить личность удавленника, после чего поставил сигнальные маячки над каждым телом. Разбросанные на значительной территории - коровы, свинья и кошка ближе к краю, человеческие останки в глубине - они, таким образом, осквернили будущее кладбище. Придется либо проводить обряд очищения, захоронив тела, как положено, либо просить город выделить для нового кладбища другое место.

Занятый мысленным составлением отчета для отцов- инквизиторов и заодно тецста прошения лично великому магистру Бруно Черному, я подошел к сгрудившимся у входа студентам, и одного взгляда на их вытянутые напряженные лица оказалось достаточным, чтобы все мысли покинули мою бедную голову.

Их было только девять человек. Десятый исчез.


ГЛАВА 7

- Ну,и как прикажете это понимать? Я дал вам простейшее задание, с которым справится даже ребенок. Надо просто пойти и взять одну вещь. Одну маленькую вещь! Вот такую! Ее в кармане унести можно! А вы...

-            Простите, наставник... Я... больше не буду!

-            Разумеется, вы больше не будете. Вы ничего больше не будете делать...

-            Нет!

-            Не будете. Я сказал. На вас нельзя положиться. Вы ни на что не способны. Даже принести одну маленькую вещь! Одну крохотную косточку...

-            Но там был этот... новый преподаватель... Если бы вы знали, что я почувствовал, находясь рядом с ним! Если б вы только знали...

-            Представь себе, знаю. Сталкивался уже.

-            Его аура... она просто не дала мне... Я не смог. В его присутствии... Я не знаю, что чувствовали другие, но я... он меня просто спеленал.

-            Скажи сразу, что струсил и потерял голову. Неужели ты не мог вернуться потом? Тебе достаточно было нескольких ударов ножа. Ключица самоубийцы...

-            Я не смог! Простите. Он... он там все запечатал. Идите и проверьте сами, если вы мне не верите!

-            Пойду. И проверю. И горе тебе, если ты мне солгал.

•kit it

Пропавшего студента искали наутро чуть ли не всем колледжем. Да-да, студент-третьекурсник Ной Еусиньский не вернулся с практического занятия. Такое иногда случалось - чересчур впечатлительные парни и девушки, бывало, удирали втихомолку, не в силах выносить «жестокое зрелище». Одни после этого, стыдясь минутной слабости, спешили наверстать упущенное, другие забирали документы и уезжали к родителям. Однажды мне самому пришлось смыться с практики. В свое оправдание скажу, что удрал я не один - мой тогдашний приятель Рудольф Панда, струсил не только того, что предстоит сделать в городском морге, но и сбежать в одиночку. И подбил меня составить ему компанию - мол, вместе не так страшно, а ответственность пополам. Обоих потом заставили отрабатывать - седмицу мыть в этом самом морге полы. Рудольф после этого чуть документы свои не забрал.

Но это дела прошлые. А что же произошло сейчас? Куда делся Гусиньский? Судя по его характеристике, парень, хоть звезд с неба не хватал, но и слабаком не был. Наоборот, вечно рвался доказать, что достоин большего, всегда к чему-то стремился. Что он пытался доказать своим поступком? В районе нового кладбища в эфире не было зафиксировано ни одной вспышки насилия или всплеск эмоций. Значит, о разбойном нападении речи не шло. Такое впечатление, что Гусиньский просто-напросто воспользовался темнотой и ушел сам в неизвестном направлении. Да он даже не находился рядом с телами - ему, насколько помнится, достался участок у самой реки. Но это не повод, чтобы топиться! Или...

Я сидел в своей комнате, склонившись над недописанным отчетом пра Михарю, а мысли крутились не вокруг страшной смерти ни в чем не повинной нищенки, а вокруг пропавшего студента. Оба этих дела не могли быть объединены в одно. Или могли? Нет, я не верил в то, что Ной Гусиньский убийца. Нищенку убили прошлой ночью. У Ноя на тот раз было алиби - вся группа гуляла в «Петухе и скрипке», отмечая чье-то рождение.

Стоп. «Петух и скрипка». Единственный в Зверине кабачок, который обслуживает только студентов и преподавателей. Нищецку тоже кто-то заманил в тепло и уют... кабачка. А что , если Ной Гусинький случайно увидел, как некто спаивает беременную женщину и потом уводит ее за собой. Так-то это не интересный факт - многие шлюхи соглашаются на «работу» только после того, как выпьют глоточек вина или стакан медовухи. Их иногда даже заводят в кабачки, а большинство поджидает своих клиентов сразу у стойки - кто закажет выпивку, с тем и пойдет. Гусиньский мог оказаться свидетелем и, наткнувшись на выпотрошенное тело, перепугался, запациковал и...

Версия хорошая. Хорошая настолько, что я решительно отложил недописанный отчет и стал сочинять новый. Все складывалось замечательно. Осталось проверить одну вещь - видел ли студент тело на земле? И когда он его увидел? До распределения или сразу после, когда все разошлись по своим местам. А мастер Кунц? Распределял участки он. Не подходил ли к нему Ной Гусиньский с каким-либо вопросом?

Все эти мысли я скрупулезно выписывал на отдельный листок, чтобы при случае задать их мастеру Кунцу и остальным студентам, когда в дверь торопливо постучали:

-            Дяденька Згаш? Вы здесь?

Только один человек мог и имел право так меня называть, и я вскочил, распахивая дверь перед Динкой.

Девушка вскрикнула, переступив порог,и повисла на моей шее:

-            Дядя Згаш! Наконец-то я вас нашла!

Я невольно обнял ее стройное тело. Нет, поймите меня правильно, я вовсе не монах, хотя ношу рясу и живу в монастыре, подчиняясь всем его уставам - расписание молитв, посты, служение горожанам, помощь ближнему и все такое прочее. Даже то, что меня официально именуют «брат Груви» - и то не играет большой роли. Как у пра Михаря, инквизитор для меня - только профессия, а не образ жизни. Я - некромант,

обладающий определенным магическим даром. Я был членом Гильдии некромантов, у меня до сих пор есть знак принадлежности к ней. И я - Супруг Смерти, как-никак. Поэтому я...м-м... как бы вам сказать... Ну, совсем не против того, чтобы меня обнимали красивые девушки. Другое дело - Динка. В какой-то мере я ее воспитатель.

Поэтому я, скрепя сердце, отстранил вздрагивающую девушку и поспешил усадить ее на единственный стул, прикрыв за нами дверь. Потом налил вина. Поколебавшись, предложил сделать глоток, чтобы успокоиться.

Поблагодарив, девушка двумя руками вцепилась в кубок и осушила его в несколько глотков. Однако!

-            Спасибо, дядя Згаш. Я так переволновалась...

-            А я-то как переволновался, - заявил я, забирая кубок. - Но мое волнение ничто перед тем, что почувствует твой опекун. Мэтр Куббик будет... мягко говоря, удивлен тому, что ты так пьешь.

-            А, - отмахнулась девушка, - пара глотков. Но если бы вы знали, дядя Згаш... - обхватив себя руками за плечи, она поёжилась.

-            Что с тобой случилось? - отставив кубок, провел ладонью над ее головой, обрисовывая контуры ауры. Целители и некроманты умеют ее чувствовать. Зачастую состояние ауры указывает не только на время и причины смерти, но и на душевное и физическое состояние ее обладателя - все зависит от того, куда и как смотреть. Аура девушки действительно полыхала всеми цветами радуги, но красно-рыжего цвета тревоги было больше.

-            Дядя Згаш, мне нужна ваша помощь. Я просто не знаю, к кому обратиться. Это Торвальд.

-            Кто? - признаться, имя показалось мне смутно знакомым, но откуда?

-            Тор... мой... ну, можно сказать, друг! Он и Измор... мы...

Понятно. Я немного напряг память и вспомнил высокого

симпатичного брюнета. За Динкой, кажется, ухлестывали двое парней. Мне даже довелось стать свидетелем разборки.

-            Ясно. И чего от тебя надо Тору... Торвальду?

-            Не от меня. От вас.

-Что?

-            Торвальд не учится вместе со мной, - пояснила девушка. - Он - некромант. Он хотел перевестись на факультет ведунов, когда перешли мы с Измором, но... сказали, что нет мест и вообще... Он третьекурсник. Я... мы познакомились ещё в прошлом году, когда я только начала тут учиться. Вы же знаете, что я... что вы и мэтр Куббик - некроманты. И, хотя я не поступила на ваш факультет, мне было... интересно. Я просто улучила момент и заглянула... ну, к ним.

-            И встретила Торвальда?

-            Ага. Случайно. Ну, мы какое-то время встречались... нет, не так, как вы подумали. Просто... как выяснилось, я тоже кое- что знаю о некромантии - от вас и дядюшки Рубана. Кое-что такое, что пока не рассказывают второкурсникам. Ему было интересно. Я не сразу поняла, что он... ну... в общем, пока меня не перевели на факультет ведовства, а там не появился Измор... мы даже не думали, что...

Все понятно. Обычная дружба на фоне общих интересов - надо же, девчонка-соплячка знает больше, чем он! - постепенно переросла во взаимное чувство, стоило появиться сопернику. Любовь родилась из ревности. Бывает и так. Типично для собственников. Странно. Сколько я знаю семейных пар - у всех все по-разному.

-            В общем, он ревнует к Измору, - вздохнула Динка.

-            А ты?

-            А что - я? - она захлопала ресницами.

-            Как ты относишься к Торвальду и Измору... по отдельности?

-            Ну... Торвальд умный, а Измор - красивый и... тоже умный. Только по-другому. И он не некромант. Он боевой маг. Учился на боевого мага до перевода. То есть, он хотел поступить на ведьмака, у него все данные есть, только... баллов не хватило. Вот столечко, - она показала ноготь на мизинце. - Трех баллов не хватило из тридцати. Поэтому он и перешел из боевых магов к ведунам, когда факультет образовался.