Речь на открытии Европейского центра переводчиков в Штралене, 24 апреля 1985 часть 2

 

Мне однажды довелось побывать в шкуре переводчика.

Как-то меня попросили отредактировать перевод сценария “Доктора Живаго”, почитать его, проверить. Это была пер­вая версия сценария. Я тогда только что окончил большой труд и взялся этот перевод посмотреть. Меня познакомили с переводчиком — молодым человеком, чье имя я вскоре за­был. Перевел он сценарий великолепно. Но ведь перевод должен был совпадать с оригиналом по части артикуляции так, чтобы актер в кадре артикулировал немецкий текст так же, как английский или русский.

Я нашел и поправил всего несколько мелочей, например, команды кавалерийских офицеров времен 1905 года. Я навел справки в библиотеке Бундесвера, мне оттуда специально прислали справочную литературу, чтобы я мог вставить в сценарий этого фильма (на мой взгляд, не слишком удачно­го) команды немецкой кавалерии 1905 года. Были некоторые неточности в переводе текстов православного богослуже­ния. Это удалось исправить с помощью моего кёльнского дру- га-священника.

Я все это рассказываю, чтобы мы с вами поняли: сущест­вует большое, очень большое, огромное переводческое про­странство, которое нам с вами совершенно неведомо. Даже тем из нас, кто является первым потребителем переводной литературы.

Я постарался охватить в моей речи все самое важное, что касается переводческой деятельности, все стадии перевода и его уровни. Я попытался показать, что перевод существует йа разных уровнях, но он всегда и везде перевод, будь то Беккет, Саррот1 или сериал “Даллас” — это все перевод, и пренебре­жение или снобизм здесь неуместны. И именно перевод по-

X. Натали Саррот (урожденная Наталья Ильинична Черняк, 1900-1999) — французская писательница русского происхождения, родоначальница так называемого “нового романа”. (Прим, перев.)


могает создать образ той или иной нации, представляет одну нацию другой.

В широком смысле это миротворчество. Действительно миротворчество. И этот род деятельности нуждается в под­держке, господа. Поэтому я обращаюсь ко всем присутствую­щим здесь политикам, ко всем, кто здесь собрался: настоя­тельно прошу вас использовать все свои возможности, чтобы поддержать эту уникальную профессию. А она поистине уни­кальна, по крайне мере, в той форме, в какой она возникла и существует теперь. Поверьте, ни одна марка, потраченная или пожертвованная на это дело, не пропадет даром.

Хотел бы еще обратить ваше внимание на один печаль­ный факт: переводчики вынуждены рассчитывать лишь на крайне скупое вознаграждение за свою работу. Так что их пребывание здесь должно быть финансировано кем-то со стороны.

Еще одно замечание — о том, как важно контролировать качество переводов. Зачастую переводчик вынужден рабо­тать слишком быстро, в самые сжатые сроки, его подстегива­ет нужда, и это неизбежно сказывается на качестве перевода.

В одной европейской стране, которую я не стану называть, иначе не избежать предрассудков и недоразумений, я слы­шал удивительную поговорку: Ifyoudoubtcutitout”, toесть “Если столкнулся с трудностью — просто выбрось ее”. Хотел бы подчеркнуть, что это поговорка не из английского языка, я просто сформулировал ее по-английски; в стране, где я ее слышал, говорят не по-английски.

Мне остается лишь поблагодарить вас, господин бурго­мистр, и всех, кто принимал участие в открытии этого дома, вплоть до тех, кто красил стены и монтировал перила. Убеж­ден, что здесь, в этом маленьком городке, происходит нечто великое. В большом городе этот дом затерялся бы среди про­чих организаций и учреждений. Спасибо вам, господин бур­гомистр, спасибо округу, общине, земле — всем, кто осущест­вил этот проект. Большое спасибо.