Когда сойдутся звезды

Теперь в стеклянной комнате было четыре кушетки. Девушка сидела на своей и прикрывала ноги простыней. Парни, все трое, расположились на кушетке, которая была ближе всех к Надин. Ребята представились и засыпали девушку вопросам, требуя рассказать о себе все. Надин даже польстило такое настойчивое внимание золотоволосых. Приятные оказались парни. Она пыталась не обращать внимания на брюнета, который занудной и опасной глыбой сидел, сцепив руки на груди, и с нескрываемым скепсисом слушал девушку.

Сначала она рассказывала о себе, где жила и училась, затем, что помнила о празднике Хэллоуин, на котором так лихо повеселилась. Про то, что очнулась только в будущем. Про стриптизёра, выступление которого так и не удалось посмотреть. Про то, как первый раз услышала голоса в голове и про побег.

А затем ребята стали рассказывать ей про академию, учёбу, про биофлаеры и распределение их между пилотами.

-     И вот когда происходит синхронизация, тогда и определяется, чьим будет биофлаер, - вещал Марти, видя, как хмурится и недоверчиво поглядывает на него девушка.

Он уже минут пятнадцать перед ней бился, выдавая всю имеющуюся у него информацию про то, как происходит выбор пилотов для машин. Но она продолжала сомневаться в его рассказе, потому что у биофлаеров была своя точка зрения на то, как выбирается пилот. Тоже, кстати, весьма сомнительная на её взгляд.

-     Вот так вот, Надин, они насильно и заставляют нас привязываться к пилотам, которые нам даже не подходят, - жаловался Мирт.

-     Кошмар, - пробормотала девушка, с осуждением бросая косые взгляды на парней.

-     Ты, ведьма, скажи, зачем вы демона вызвали? - чуть слышно спросил Рональд.

Этот вопрос он тоже уже не первый раз задавал ей, но получал неизменное:

-     Да не демона, а стриптизера! Ты глухой и тупой?

Брюнет угрожающе прищурился. Надин мысленно констатировала, что со слухом у него все хорошо, а вот с головой - нет.

-     Эх, не понять им тебя, детка, - вздохнул в голове у девушки хам, которого звали Дон. - Не понять, как это здорово, отрываться по полной, брать от жизни все. Это как слетать с катушек, заходя на крутой вираж.

-     Умолкни, Дон, без тебя разберутся, - остановил его Мирт.

-     Говорю же тебе, мы вызвали стриптизера! Какой, к чертям, демон?! Демонов не бывает! Это вымышленные сущности, чтобы людей пугать, да книжки пострашней писать! - Надин уже ненавидела этого напыщенного брюнета, который строил из себя невесть что и прожигал в ней взглядом одну дыру за другой.

-     Демона вы вызвали! Это был высший демон! - теряя терпение, рыкнул на нее брюнет.

-     Рон, остынь, - Марти попытался примирить друга и новую знакомую. - Она же говорит, что стриптизер, значит.

-     Тринадцать ведьм в день разгула нечисти вызвали демона - так написано в писании, - продолжал упорствовать Рональд, мечтая удушить сидящую перед ним ведьму.

Если бы не пророчество, он бы сделал это прямо сейчас и с большим удовольствием.

-     Я в тебя сейчас плюну или в морду дам, выбирай, - пригрозила Надин, когда терпение у нее лопнуло. - Я не ведьма! Это просто наряд, маскарадный костюм! И праздник был

Хэллоуин! В этот день все так наряжаются. Я тоже. Уловил?

-     А как же ты оказалась в нашем времени, если ты не ведьма? - ерничал Рональд, желая вывести притворщицу на чистую воду.

-     НЕ ЗНА-Ю! - по слогам прокричала Надин и обиженно отвернулась от парней.

-     Хозяин у меня с очень сложным характером. Ты пойми, Надин, он же полукровка. Комплексы, трудности детства...

-     Мирт, захлопнись! - гневно одернул Мирта Рональд, которого раздражало еще больше то, что его личный биофлаер слушается какую-то ведьму из прошлого.

Сама Надин уже не знала, во что верить и как на все реагировать. Все факты, которые на нее выплеснули парни, доказывали, что она не на Земле. Такой планеты, по их заверению, и биофлаеры это подтвердили, давно нет. Ее уничтожили дайчерты еще шестьсот шестьдесят шесть лет назад.

Это был удар для девушки. Она оказалась в будущем, в очень далеком будущем, где не сохранилась даже её родная планета, не говоря уже о маме. Она осталась один на один с  жестокой реальностью! У нее нет ни дома, ни средств к существованию, и ни одной родной души!

А противный брюнет всё ещё прожигает в ней дыру, презирая её, не пойми за что. Главный врач отказывается её дезинфицировать, чуть ли не на коленях умоляя ректора подождать прилета комиссии. Здоровье парней после общения с Надин нисколько не пострадало. Но нахватались они разных бактерий знатно. Фридман оставил их в карантине до прилета комиссии в знак наказания. Придумал его ректор, но озвучил главный врач, при этом светясь от радости. Новые объекты для исследования его вполне устраивали, не считая патрульного, который ожидал в другой карантинной комнате, отделенной от этой непроницаемой стеной. Но он не так интересен, поскольку был одет в защитный комбинезон.

Голоса биофлаеров стали уже как родные. Они постоянно поддерживали девушку, помогая ей смириться с болью потери.

Больше всех старался Дон, который не оставлял надежду заполучить Надин себе. Он делился с ней своими мечтаниями о том, как они станут одним целым, один продолжением другого. Обещал показать, что такое истинное искусство пилотажа.

-     Ты, детка, только не думай, что он лучший среди нас. Ничего подобного. Я столько раз оставляла его в хвосте, что и не сосчитать, - опять перебила Лит Дона.

Надин усмехнулась, представляя себе, как блондинка, покачивая хвостом перед носом расстроенного Дона, мчится вдаль, превращаясь в звездочку.

-     Да, да, именно так и было, - рассмеялась Лит.

-     А вот и нет, - поддразнил ее Дон.

-     Надин, ты имей в виду, за каждый выигранный полет нам с тобой присудят приз, тебе кредитки, а мне наклейку! Ни на что другое не соглашайся, - а это уже наклейка, он же Ит, мечтал о соревнованиях, которые постоянно проводила академия среди своих курсантов.

-     Ладно, давай я продолжу. Так вот, пилотов биофлаеров очень мало. Это - военная элита. Так как биофлаеры - самое мощное, даже, наверное, единственное оружие против дайчертов. Они, имея свой собственный разум.

-     Короче, детка, - опять перебил рассказчика Дон, - когда начинается атака этих дайчертов, мы полностью принимаем ее на себя. Как ментальную атаку, так и физическую.

-     Пилоты принимают основной удар на себя, - продолжал свой рассказ Марти, не слыша,

что говорят биофлаеры Надин, - и только иногда биофлаер сам определяет тактику ведения боя.

Слаженное фырканье флаеров подсказало девушке, что золотоволосый Марти не прав в корне и многого не знает.

-     Конечно, не знает, он же ещё ни разу не попадал в подобную переделку, - возмутился Ит. - Во время боя половина пилотов.

-     Во время боя мы сливаемся полностью, мы становимся единым целым.

-     Вы становитесь нашим органом, - перебив других флаеров, насмешливо заметила Лит.

-     Да, только мальчики об этом не знают, - согласился с ней Мирт.

-     О чем? - хищно подавшись вперед, предупреждающе прошипел Рональд.

-     Что? - испуганно визгнула девушка, держа наготове кулаки.

Она от этого, полного ненависти, взгляда стала очень нервной. Желание плюнуть росло у нее в душе с каждой минутой, а еще пнуть от души.

-     О чем мы не знаем? - переспросил Рональд дерганую девушку.

-     О том, что пилот в бою становится органом биофлаера, - отчеканила Надин с вызовом глядя брюнету в глаза.

-     Это они тебе такое сказали? - не поверил он.

Надин сощурила глаза и вернула ему ответ в его же манере:

-     Нет, я как ведьма это придумала, чтобы тебя позлить.

-     Эй! Успокойтесь оба, - попытался растащить ссорящихся Марти и встал между кушетками, чтобы никто не подрался.

Ректор строго-настрого запретил обижать гостью.

-     Слушай, а с тобой вообще все-все флаеры общаются? - обратился к ней Юль, и в его глазах блестел такой интерес, что девушка смутилась. - Все, что присутствуют в академии?

-     Нет. Не все.

-     А-а-а-а, - разочарованно протянул золотокудрый и потерял всякий интерес к разговору. - Я-то думал, ты крутая, а ты просто универсал.

-     Кто? - не поняла его Надин.

-     Да есть у нас в академии легенда, что иногда появлялись универсалы, как ты. Это те, у кого может быть не один флаер, - тихим шепотом произнес Марти, - а несколько.

-     Страшные пилоты, - тут же пояснил Дон. - Никакого уважения к нам, биофлаерам, не имеют.

-     Ага, зато имеют нас по полной, - вклинился Ит, пыша злостью.

-     Ты не слушай их, просто не повезло мальчикам. Не договорились они с пилотом. Был у нас один такой, - объяснил Мирт.

-     Почему был? Есть! Ректор, чтоб ему икалось, - не остывал Ит.

-     Да, ректор с нами не церемонится, - грустно вздохнула Лит. - А ведь такой мужчина!

«Какой?» - заинтересованно подумала девушка, уже предвкушая подробности.

-     Сволочь, одним словом, - нравоучительно выдал Мирт, не разделяя женский интерес. - Ты будь с ним аккуратна.

-     Да, если он узнает, что ты универсал, то все. - Лит была на удивление грустна.

«Что, все?» - требовала продолжения Надин. Ей явно опять чего-то не договаривают.

-     Себе заберет, - пояснил Мирт и замолчал.

Биофлаеры все разом умолкли, словно задумались о нелегкой доле девушки, если такое произойдет. Надин испугалась и тихо прошептала:

-     Я не понимаю.

-     Станешь ты курсантом академии. Что непонятного? - недовольно бросил Рональд, подслушивая разговор Надин с Миртом.

Юноша размышлял над особенностями девушки и вывел еще одну. Рядом с ней, а может из-за неё, но он теперь слышал свой биофлаер на дальнем расстоянии. Раньше они разговаривали только тогда, когда совсем рядом были. И что-то подсказывало Рональду, что биофлаеры до сих пор просто притворялись, не желая общаться с пилотами нигде, кроме ангара и непосредственно во время полётов. А с появлением Надин никак не могут наговориться. У него от постоянных мысленных разговоров уже начала болеть голова, а ведьма совершенно спокойно переносила такой разговор и даже не с одним, а с несколькими биофлаерами.

Приказ пастора, до его прилета следить за Надин, тяготел над Рональдом. Он понял, что если ректор узнает об уникальности ведьмы, то никуда не отпустит девушку. И станет она одной из них - будущим асом. Этого нельзя было допустить. Жаль, что парни не согласятся ему подыграть, остается только как-то убедить саму ведьму скрывать свои возможности.

-     Ты бы никому не показывала, что ты с ними общаешься, - недовольно произнес он, обращаясь к ведьме.

Та вылупилась на него своими серыми доверчивыми глазами, и Рональд в который раз поморщился от ее лицедейства. Такую невинную девочку никто и никогда не заподозрит в том, что она ведьма. Одна из тринадцати. Гнев поднимал голову внутри юноши. Ненависть затопила сознание.

-     Хозяин, держите себя в руках. Я предупреждаю вас, - привел Рональда в себя холодный голос Мирта. - Она - моя.

-     Нет, моя, - тут же возмутился Дон.

-     Надин, выбери меня и не слушай никого, мы станем лучшими, - обещал Ит.

-     Я устала и хочу спать, - твердо произнесла Надин.

Ей стало очень плохо. Г олова разболелась, в душе поселилась такая тоска, что хотелось плакать.

-     Рональд, перестань на нее воздействовать, - разъяренный крик Мирта заставил подскочить девушку на месте и испуганно обернуться на брюнета, глаза которого отсвечивали красным.

-     А то что? - прошипел Рональд. - Ты мой биофлаер и этого не изменить.

Терпение у Надин закончилось. Словно струна лопнула. Раз и все. Как будто пелена

застелила глаза, раздражение накрыло с головой. Она соскочила с кушетки, отодвинула Марти в сторону и набросилась на брюнета. Кулаки не достигали цели. Юноша уклонялся от ударов, перехватив её руки. Не в силах терпеть издевательского смеха брюнета, не задумываясь, вцепилась зубами ему в запястье.

Болезненное шипение было ей наградой. Правда, ее, как щенка, отбросили назад. Она сильно ударилась спиной о кушетку, но и это её не остановило.

-     Ведьма! - с ненавистью шипел Рональд, глядя на взбеленившуюся девушку, которая не собиралась сдаваться.

Марти перехватил ее, прижимая со спины за талию к себе. Но она стала лягаться, пытаясь вырваться и дотянуться до брюнета.

-     Я тебе глаза выцарапаю! Волосы повыдергиваю! - верещала Надин, сквозь слезы глядя на перекошенной злобой лицо Рональда.

Именно эту картину и застал ректор.

-     Курсант Блюкер, пять нарядов вне очереди, - холодно произнес он.

Братья Истари вытянулись в струнку и старший попытался отойти от зареванной девушки подальше. Рональд, вставший при появлении ректора, многообещающе прожигал в гостье очередную дырку, а сама девушка стирала кровь с губ.

-     Вы ее ударили? - холодная ярость адмирала могла заморозить любого.

-     Нет! - вскинулся в защиту Юль. - Это она его укусила. Она бешеная.

-     Не бешеная я! - обиделась Надин и разревелась в голос. - Гады! Сволочи!

Подняв руку с коммуникатором на тыльной стороне ладони, Ларс вызвал Фридмана.

-     Нортон, она покусала до крови Рональда.

-     Что?! - взревел главный врач. - Кровь попала ей в рот?

-     Не знаю, но губы вытирала.

-     А-а-а-а, - страдальческий стон раздался из динамиков. - Все данные шарку под хвост! Мы сейчас будем! Прошу, коллеги, а то от уникального экземпляра ничего не останется.

Надин была адски зла. Ее распирало от раздражения, видя, с каким пренебрежением ее осматривали золотоволосые светила медицинских наук. Трясло от злобных взглядов парней, которые не смогли избежать такой же участи, которая постигла и ее. Под пристальным вниманием десяти пар глаз Надин открывала и закрывала рот, поворачивалась вокруг своей оси. Давала делать с собой все, что угодно, главное, чтобы поскорее эта пытка закончилась.

Единственное, что успокаивало, это то, что не надо было раздеваться. Техника позволяла обследовать ее и так. Хотя предложение, конечно же, было озвучено и, получив резкий отказ, профессора задумали ее усыпить. Если бы за нее не вступился адмирал, то. Надин старалась не думать об этом «то».

Парни на нее сразу взъелись, как только после ее осмотра профессора обратили свое внимание на них.

-     Это тебе за бешеную, - прошипела Надин Юлю, за что получила многообещающий взгляд карих глаз.

Не сдержавшись, показала ему оскорбительный жест, мысленно ругая себя за ребячество. Конечно, она была взрослой, но вот в окружении парней чувствовала себя вздорной рыжей забиякой. Ей ещё в начальной школе не раз делали замечания по этому поводу и даже водили к психологу, но взрывной характер никуда не делся.

Доверительные беседы мало помогали, и наступил момент, когда было решено провести курс медикаментозного лечения. Ей прописали успокоительные средства, подавляющие гиперактивность и агрессивность. Продлилось это лечение почти год. После этого девочка, казалось бы, успокоилась, с головой ушла в учёбу, маме и папе не перечила, была тиха и исполнительна. Потом, в период полового созревания, когда бушевали гормоны и опять начались срывы, за неё взялись гораздо более серьёзно. Она даже по настоянию мамы в реабилитационном центре для подростков два месяца провела. Опять были таблетки, уколы и душеспасительные беседы. Вышла она оттуда странно притихшая, потерявшая всякий интерес к жизни.

В таком состоянии её увидела бабушка, папина мама. Переругавшись насмерть с сыном и невесткой, увезла внучку к себе в Калифорнию. Там Надин прожила три счастливых года, наполненных солнцем, учёбой, книгами по искусству.

Бабушка была известным реставратором картин. Она и заразила Надин любовью к живописи. Они вместе ходили на выставки, в музеи, встречались с художниками. Даже кино смотрели вместе. У них была общая страсть - фильмы про армию. Любимый бабушкин фильм о военных лётчиках они смотрели раз десять. Девушка постепенно приходила в себя, оживала, заново училась общаться, у неё появились две подружки. Она даже с помощью бабушки готовить научилась. Ей очень нравилось придумывать новые рецепты и угощать знакомых.

Бабушка погибла в авиакатастрофе, когда возвращалась из Италии. Надин очень тяжело пережила её гибель. Если бы не это, то она никогда не подчинилась бы требованию родителей вернуться домой. Находясь в состоянии стресса, она просто не смогла отказать отцу.

А дома началось всё сначала. Увидев, насколько изменилась дочь, мать как с цепи сорвалась. Приказы, наставления, запреты. Надин порвала отношения с подругами, потому что маме они не нравились, и она закатывала ей по этому поводу скандалы.

Если бы Надин не прожила три года в тихой, мирной обстановке и за это время не привела свои нервы в порядок, то всё могло закончиться суицидом. Как ни страшно это звучит, но и такие мысли посещали её в тот период. Потом мать узнала, что серьёзно больна и перенесла всю свою активность на восстановление собственного здоровья. Надин смогла вздохнуть свободнее, главное было - не попадаться маме на глаза.

Именно тогда она впервые попробовала алкоголь. Тайком, буквально по капельке, чтобы незаметно было, наливала себе вино из домашнего бара, более крепких напитков в доме не держали. Под действием алкоголя девушка становилась спокойней, покладистей.

Так они прожили несколько лет, до тех пор, пока отца не назначили руководителем нового проекта, а Надин, как раз окончившая колледж, не заявила о своём желании продолжить образование в академии искусств. Мама была категорически против, она требовала, чтобы дочь поехала с ними в Японию. Но тут вмешался папин шеф и категорически отказал отцу в просьбе взять с собой в закрытый научный центр еще и дочь. Маме пришлось смириться с тем, что Надин останется в Штатах. Но она поставила условием учёбу именно в Сан-Франциско под присмотром её тётушки, которая пообещала бдить за младшей родственницей, но ограничивалась только звонками раз в неделю, за что Надин была ей безмерно благодарна.

-     Анализы крови и слюны, собранные еще в первые часы пребывания госпожи Джонс на станции, находятся у меня в хранилище. Прошу за мной.

Фридман увел коллег за собой, и Надин требовательно взглянула на адмирала.

-     Я долго буду у вас находиться?

-     А вы куда-то спешите? Мы же выяснили, что вы из прошлого, что дома у вас нет, как нет и родственников, к которым вы могли бы пойти.

-     Она может пойти ко мне.

-     Нет, - Рональд был остановлен категоричной Надин, - я не нуждаюсь в твоей помощи. Проживу без твоих подачек.

-     Отлично,- насмешливо произнес адмирал, который внимательно подслушивал разговоры ребят, пока они сидели в карантине.

Он уже знал, что девушка уникальна не только тем, что прошла сквозь материю времени, но и тем, что слышит биофлаеры. Универсал, как и он, чем не повод порадоваться. Ларс был крайне удивлён, когда услышал, как биофлаеры ругались между собой, совершенно не замечая его приближения. Обычно они притворяются неразумными машинами, а тут такая

перепалка и из-за чего! Выясняли, кто из них будет обладать таким пилотом, как Надин. Адмиралу самому было интересно, кого выберет девушка. Для начала он планировал испытать ее на всех флаерах.

Даже руки чесались от нетерпения, так остро хотелось приступить к экспериментам. Ему удалось договориться с Миртом о том, что он отступится от борьбы за Надин. Правда, об этом никто не должен был знать, так как Ларс любил играть на чувствах. Именно так он раскрывал внутренние силы многих пилотов.

-     Что ж, тогда вам остается только одно - принять мое предложение и поступить в академию «Антариус». Вас ждет блистательное будущее пилота экстра-класса, госпожа Джонс. Уверен, вам понравится, ведь вы уже познакомились с биофлаерами и даже поладили с ними.

И тут Рональд запоздало вспомнил, что ректор тоже слышит голоса флаеров. А ещё он понял, что Надин обязательно согласится ему назло.

-     И правильно сделает, - вставил свои пять кредитов Мирт, самодовольно усмехаясь.

-     Я согласна, - с готовностью ответила девушка ректору, - но только прежде вы меня отсюда выпустите и как можно быстрее. Я не хочу быть лабораторной крысой для вашего сумасшедшего доктора и его дружков!

-     Крыса? - изумился Ларс земному слову. - Да разве можно вас сравнивать с таким противным грызуном. Вы словно ласточка, по-нашему - истра, легки и быстры. Все документы на вас я уже оформляю, так как был уверен, что вы примите мое предложение. И, скорее всего, завтра вы их получите и станете свободным гражданином нашей империи.

-     Спасибо,- поблагодарила его девушка, прислушиваясь к тому, что стали требовать от неё биофлаеры. Адмирал заметил, как она замерла и озадаченно нахмурила брови.

Рональд расстроенно смотрел на Ларса, который с удовольствием утёр нос амбициозному желторотику. Совсем распоясался, перестал соблюдать субординацию. А все пастор со своим влиянием на юношу.

Флаеры не на шутку разошлись, давили на девушку, требуя чуть ли не сиюминутно сделать выбор среди них. Она выглядела очень растерянно и с испугом смотрела на ректора. Адмирал поспешил её успокоить:

-     Не беспокойтесь, у вас будет возможность самой выбрать биофлаер. Поверьте, не они, а вы должны решать с кем летать.

Девушка доверчиво взглянула на него и благодарно улыбнулась. Ларс задержал взгляд на ее испачканных кровью губах, в который раз изумляясь, что красота их оказалась естественной.

Ларса всегда привлекали земные женщины. Вот и сейчас он чувствовал гордость за то, что сумел заполучить себе госпожу Джонс. Юная, красивая, яркая - идеальный трофей.

-     Надин, выбери меня, - жалобно застонал Ит, выводя из задумчивости адмирала.

-     Да с чего тебя-то! - взвился Дон. - Меня она выберет, меня!

-     Я сама решу, - твердо остановила их Надин, даже ножкой топнула, отчего раздался переливчатый звон бубенцов.

В ответ в ментальном эфире наступила благодатная тишина, которая была тут же нарушена протяжным слаженным вздохом расстроенных биофлаеров.

Адмирал откланялся и ушел проверять, куда еще решили сунуть нос светила медицинских наук в его академии. Сама идея: пустить врачей на свою территорию, категорически не нравилась Ларсу. Их надменные взгляды могли вывести из себя любого и даже его - адмирала, у которого суммарное время нахождения в космосе при боевых вылетах больше, чем время, проведенное на поверхности всех планет, на которые только ступала его нога. Он, прошедший пять компаний против дайчертов, приходил в бешенство только от одного вида белых костюмов докторов. Ведь они были абсолютно уверены в том, что именно в их руках судьбы и здоровье всех живых. Если бы не Фридман, ноги бы их не было в академии. Но гостья из прошлого требовала особенного подхода, и Ларс терпел, стиснув зубы и кидая высокомерные взгляды на так называемых вершителей судеб.

-      Зря ты согласилась, - как можно равнодушнее произнес Рональд, следя за Надин, которая вернулась на свою кушетку.

Девушка с вызовом посмотрела в ответ, но уточнила:

-      Это почему же? Я стану пилотом биофлаера. Буду, как все.

Дружный смех, не злобный, но все равно обидный, вырвался у парней.

-      Ты никогда не будешь, как все. Мы тут далеко не как все. Мы - пилоты боевых биофлаеров. И эта академия - военная! - Юль, как и прежде, был слишком эмоциональным.

Он очень гордился тем, что сумел поступить в престижную академию и не считал себя обычным. У него было много разных талантов и он гордился этим.

-      Да, Юль совершенно прав, - насмешливо начал Рональд. - Академия, во-первых, военная, во-вторых, девчонок у нас мало, в основном парни, которые учатся тут по пять лет, без права на отпуск. У нас даже каникул нет, как в обычных учебных заведениях. Мы даже отдыхаем вместе, причём на боевом полигоне, проходя очередную практику. Так что, зря согласилась.

-      Не обижайся, - попытался сгладить углы Марти, - просто, ты очень.

Юноша умолк, нахмурился и стал внимательно рассматривать гостью, пытаясь подобрать наиболее безобидные слова.

-      Что? - подогнала его девушка.

-      Он считает тебя слабой, - подсказал Мирт.

Надин обиженно насупилась. Ей и раньше не раз говорили, что она хилая и вот опять!

-      И худой, - поддакнула Лит.

А вот такое оскорбление девушка уже вытерпеть не смогла. Да если бы они только знали, сколько она приложила усилий, чтобы выглядеть стройной! А здесь ее обзывают худой. Закрыв рот, так и не рискнув разрешиться гневной отповедью, Надин машинально погладила себя по талии. Хм...

Что ж, если ее считаю худой, значит, старания не остались незамеченными. О том, что она «худая», могут говорить только завистники, которые не могут скинуть лишний вес.

-      Чего? - обиделась Лит, но ее перебили.

-      Прости, мой хозяин не хотел тебя обидеть, - вклинился в беседу незнакомый голос биофлаера. - Просто ему жалко тебя. Ты ведь даже сопротивляться не сможешь, если на тебя кто нападет или захочет перевести знакомство в горизонтальную плоскость. Надин, ты, если что, кричи. Я услышу. Меня зовут Уши.

-      Да, ты только позови. - смущенно подтвердил его слова Марти.

А до девушки только сейчас стало доходить, в какую ловушку она угодила. Военная академия! Чем она слушала и чем думала, давая ответ? Явно не головой! Как показали последние события, с ней она совершенно не дружит. Без физической подготовки она не протянет здесь и месяца. Или сломается морально, или переломает себе кости. Какая же она дура! Так сглупить! Надо было слушать брюнета. Ведь в других условиях она бы прижилась.

Остались же ещё земляне, они бы её, наверняка, к себе забрали. Помогли бы освоиться. А она сделала настолько поспешный выбор, что. Недаром говорят: язык мой - враг мой.

-     А мне тоже придется здесь учиться пять лет? - уточнила она у парней.

-     Нам пять лет, потом служба в армии. А тебе не знаю. Ты особенная, все будет зависеть от ректора, - ответил ей Юль, с улыбкой глядя на девушку.

Она ему нравилась. Здесь курсантки такие, что и не знаешь с какой стороны подойти, а эта - как глоток свежего воздуха. Она нуждалась в крепком плече и Юль был бы не против, если это плечо будет его.

Надин не замечала заинтересованного взгляда блондина, она лихорадочно пыталась найти выход из положения и продолжала задавать наводящие вопросы:

-     А что, у вас разве не запрещены сексуальные домогательства?

-     Поверь, ты будешь утверждать, что сама согласилась. Убеждать тут умеют и не только лаской. Это же военная академия. Мы, конечно, за тобой присмотрим, не дадим в обиду,- попытался успокоить её Рональд. Вот только выражение его лица, презрительно высокомерное, не придавало его словам ни грамма убедительности.

-     Ага, - кивнула ему недовольная Надин. - Сами обижать будете.

-     Нет, даю слово. Постараюсь не бить, - процедил сквозь зубы Рональд.

-     Вот спасибо! - не выдержала Надин брезгливого отношения брюнета к своей персоне. - Спасибо, что вам противно об меня руки свои марать!

-     Я мужчина и не бью женщин, поняла меня?

-     Я не женщина! - вскинулась Надин и вдруг густо покраснела, прикусив себе язык.

«Боже, как неудобно получилось», - панически подумала она.

Биофлаеры опять наперебой принялись её успокаивать, раздражая этим ещё больше. Словно семь нянек на ее одну.

-     Хватит! - не выдержала Надин, пытаясь остановить хор в голове. Зажав руками уши, девушка хотела отгородиться от голосов, которые не давали ей ни минуты покоя. Как же это начало её раздражать! Ни на секунду невозможно сосредоточиться, а ей так много нужно обдумать, ведь решалась её судьба.

Слишком многое произошло с ней за последние несколько часов. Выдержать еще и столь откровенную жалость к себе девушка была уже не в силах.

Неожиданно холодные пальцы прижались к ее вискам. Надин дернулась, но была остановлена разраженным шипением Рональда. Его глаза горели красными огненными всполохами. Пламя рождалось где-то глубоко в зрачке. Надин, как зачарованная, смотрела, как разгорается и гаснет огонь, чтобы вновь медленно набирать силу.

Она пришла в себя, когда юноша сам отстранился, стряхивая руки. Он ушел к дальней кушетке и сел к ней спиной.

«Что это было?» - мысленно спросила она биофлаеры.

-     Мой хозяин обладает.

-     Замолчи, Мирт! - взбешенно зашипел Рональд.

-     Он имеет силу дайчертов, - Лит тихим шепотом закончила мысль за Мирта. - Внушение, подчинение...

Надин вздрогнула от страха и обхватила себя руками.

-     Да не тронул он тебя, - заступился за своего хозяина Мирт. - Просто снял головную боль.

-     Ага, которую сам же на нее и наслал, - усмехнулся Дон.

-     Коварный тип, - поддержал разговор Ит. - Будь осторожнее с ним. Он, конечно, сдержит слово. Парни будут тебя опекать, да вот только он сам может сорваться.

-     Не слушай никого, - резко высказался Мирт. - Ты должна сама определиться, что к нему чувствуешь.

Надин опять испуганно вздрогнула, встретившись с заинтересованным взглядом Марти.

«Ничего я к нему не чувствую, понятно?» - тут же предостерегла биофлаеры от глупых домыслов.

Она сама не поняла, отчего засмущалась. Да, Рональд был привлекателен. Даже красив, но его характер. Надин каждый раз передергивала плечами, вспоминая его убийственный взгляд в ангаре и цепкие сильные пальцы у себя на шее. Его стоило обходить стороной. Что Надин и планировала делать в будущем.

-     Надин, ты не переживай. Я уверен, тебе понравится у нас. Да и мы тебя всегда поддержим, - примирительно начал Марти и, подсев к девушке на кушетку, обнял ее за плечи. - Это поначалу будет тяжело. Но через годик все наладится.

-     Через годик, - расстроенно прошептала девушка, поворачиваясь к юноше.

-     Ну да, ведь не только ты будешь привыкать к нам, но и мы к тебе. Преподаватели у нас хорошие, веселые.

-    Ага, особенно Бормс. Любитель посмеяться за счет курсантов. Адмирал с ним заодно.

Девушка перевела взгляд на Юля и заметила тень на его лице. Парень явно был взбешен

упоминанием о, мягко говоря, нелюбимом преподавателе. Рональд лишь усмехнулся, а флаеры наперебой стали защищать таинственного Бормса.

-     Он самый тут адекватный, - заверил Надин Дон. - Подумаешь, ну пошлёт полосу препятствий голышом пробежать.

-     Да уж. И, кстати, ничего сложного не было в том, чтобы слетать к пиратам и украсть у них выпивку. Мы с этим заданием справились за два установленных часа, - похвалился Мирт, явно гордившийся результатом.

-     Ага! А ничего, что нас те же пираты чуть не нашинковали себе на суп?! - возмутился Рональд.

-     Надо быстрее бегать и летать, - нравоучительно заметил ему Мирт.

-     Вот если бы некоторые не заглядывались на голых баб, то не пришлось бы отстреливаться от взбешенных поклонников, - уличил своего хозяина Уши.

-     Да не смотрел я на них! - обиженно прошептал Марти и убрал руку с плеч Надин. Той стало неожиданно холодно. Сидеть рядом с юношей было уютно и тепло. С ним она почувствовала себя защищенной и уже с интересом прислушивалась к перепалке пилотов и биофлаеров.

-     Если бы Юль не разбил тогда ящик с выпивкой, то, возможно, и не пришлось бы вам потом эти ворованные бутылки контрабандой провозить на Уртаин, домой к Бормсу, - заметил Мирт.

-     Он просто запнулся! - встал на защиту хозяина биофлаер Юля, который в основном всегда молчал. Надин еще не знала, как его зовут.

-     Юми, - представился тот, когда услышал мысли девушки. - И ты мне не подходишь, имей в виду. Я своего хозяина ради тебя не предам.

Юль расплылся в самодовольной улыбке, откинулся назад, упираясь руками о край кушетки.

-     Мы с Юми идеально подходим друг другу, у нас синхронизация девяносто процентов, лучший показатель! - гордость так и распирала парня.

Надин даже позавидовала ему. Она и не мечтала подружиться с кем-нибудь так близко.

-     Детка, ну не расстраивайся так. Ты мне подходишь, поверь. И синхронизация будет высокая, и я тебя никому не отдам, - тихо нашептывал Дон, и девушка зарделась от интимности его слов, а в голову всякие глупости полезли. Приятные глупости.

-     Надин, ты нам всем подходишь, - развеял смущение девушки Мирт. - Абсолютно всем. Ты - универсал. Так что если захочешь, то и Юми сможешь забрать.

-     Я не буду ее биофлаером!- вскричал Юми.

-     Что?! - взвился Юль, угрожающе подавшись к вздрогнувшей девушке. - Даже не смей думать!

-     Точно, даже не думай, - вторил своему хозяину Юми.

-     Детка, выбери меня и мы покажем этим зазнавшимся мальчикам, на что способны плохие девочки, - Лит решила поддержать Надин, почувствовав, что той очень тоскливо.

-     Нет, она моя, - взвился флаер в наклейках. - Мы будем чемпионами! Мы - покорители скорости и пространства!

Надин застонала, когда перепалка биофлаеров стала разгораться с новой силой.

-     Наверное, надо поскорее хоть кого-нибудь выбрать, а то я чувствую, с таким хором в голове спать не смогу, - жалобно протянула она, устало прикрывая глаза.

-     Замолкли! - рявкнул Мирт, и биофлаеры послушались своего командира. - Старайтесь держать себя в руках и не перекрикивать друг друга. А ещё лучше, вообще, говорить по одному. Девочка устала. У нее был очень тяжелый день, она потеряла семью, дом.

-     Мирт, замолчи, - шикнула Лит.

А Надин уже с трудом сдерживала слезы. Да, она потеряла все. И ей постоянно об этом напоминают. Зачем? Она и сама никогда не сможет этого забыть. Осознание того, что родителей уже нет и никогда не будет рядом с ней, окатывало ледяной водой воспоминаний.

Осторожные объятия отгородили её от реальности, помогли смириться с неизбежностью. Слезы текли, скатываясь по щекам, приносили с собой опустошенность.

От Марти приятно пахло мужским парфюмом. Тепло, которым он делился с Надин, убаюкивало боль.

-     Все пройдет, - тихо шептал юноша, и девушка была ему благодарна за эту поддержку.

Да, у нее начинается новая жизнь, к которой нужно будет привыкать. Но теперь у нее

есть друзья. Может, все будет не так страшно, как она думала?

-     Конечно, детка, мы всегда будем с тобой и во всем тебе поможем, - прошептал Дон.

-     Ты держись, - поддакнул Ит. - Станет совсем невмоготу, приходи, полетаем, развеемся.

-     Полет излечит раны, - поддержала парней Лит.

-     Спасибо, - поблагодарила Надин и Марти, и биофлаеры.

Ей была очень приятна их забота.

-     Какая же ты лицемерная тварь, - голос, полный презрения, отрезвил девушку. - Сначала

уничтожила свою планету, а теперь жалобно ревет, требуя, чтобы все ее пожалели, бедную и несчастную ведьму.