Оберег. 14

Снадобья, приготовленные мною, приносили лишь временное облегчение. Все из-за той ночной

вылазки на кладбище, во время которой пошел холодный проливной дождь. Герт же с присущим ему упрямством наотрез отказался надеть хотя бы плащ добротно завернув в него меня. Нежить, просящаяся по ночам в близлежащие дома на чашку чая, категорически отказывалась в такую погоду выходить из своих сухих убежищ дабы иметь сомнительное счастье лицезреть двух ненормальных, сиротливо мокнущих под дождем. В итоге Герт заболел и с постели-то встать был не в состоянии, не то что делами заниматься, и потому все заботы града легли на мои хрупкие плечи. Я могла ругаться, ныть и жаловаться на злодейку- судьбу, но это никак не влияло на положение вещей.

Я хмуро помешала в котле бурлящее варево. Бросить бы все... Осенняя депрессия у меня, что ли?

Летом было весело. Мы с Гертом на удивление быстро сработались, став настоящей командой. Обычно я варила зелья и лечила страждущих, Герт же действовал в случаях, когда требовалась магия. Впрочем, на патрулирование ночных улиц он брал меня с удовольствием, попутно поясняя теоретический материал практикой. Все лето мы честно пытались отыскать зловредного некроманта, и, конечно же, тщетно. Зато меня раза четыре чуть было не угробили. Хорошо еще, что можно было просто спрятаться за надежную спину Герта и переждать красочные разборки. Если учесть, что меченая нежить не трогала мирное население (в отличие от обыкновенной, бесхозной и бесприютной), сие казалось чересчур подозрительным. Герт непонимающе пожимал плечами и навешивал на меня оружие, не слушая возражений. Теперь по ночам я ходила, начиненная серебряными кинжалами, кольями разной длины, чесноком и прочими амулетами, живо напоминая новогоднюю елку.

Береженого Создатель бережет, - заявлял Герт на мое возмущенное сопение. Весело ему было, как же... А что Мит, случайно засекший меня поздним вечером, чуть от хохота живот не надорвал, - это ничего, пустяки! Хотя, если бы все-таки надорвал, я бы точно плакать не стала! Хорошо еще, что теперь мы редко пересекались - на меня навалилось столько дел, что я практически не показывала носа на улицу.

Я погасила огонь под котлом, прикрыла зелье крышкой. Дождь и не думал униматься, уныло стуча тяжелыми каплями по крыше. Леший, тошно-то как!.. Осень подкралась слишком уж незаметно, в одну ночь подменив собою сияющее лето. И мне стали сниться сны. Сны, которых после пробуждения я не помнила. Оставалось только горькое чувство утраты, словно я чего-то упустила... чего-то важное...

Сила ко мне пока не вернулась. Герт говорил, что это нормально, но я измучилась ожиданием так и не свершившегося чуда, а потому чувствовала себя совершенно опустошенной. И еще ливень этот... Я уставилась в окно, на серую дождевую завесу, съевшую некогда яркие краски окружающего мира. Вода текла по стеклу, бурлила под стенами дома, не улучшая настроения. Я так погрузилась в депрессивное разглядывание навязчивого дождя, что не сразу услышала стук.

Оторвавшись от окна, неохотно подошла к двери и распахнула ее, пропуская насквозь промокшего старосту нашего града, Рагиора. Отжимая рубашку на необъятном животе, он с порога осведомился, где Герт.

-     Болеет он, - ответила я, изучая мокрую лысину гостя.

-     Ох как не вовремя-то! - схватился тот за бороду, попутно отжимая и ее.

-     А в чем дело? - вцепилась в его слова я, словно утопающий - за соломинку.

-     Да тут дело такое, девонька... На выгоне гадость какая-то завелась, - присаживаясь, начал староста. - Тут ночью мужички домой возвращались... ну... навеселе немного, так еле ноги унесли! Разглядеть толком ничего не разглядели, перепугались зато до смерти!

-     Угу, угу, - скептически покивала я. - Радор тоже с этими мужичками был?

Староста, заметив мой прищур, очень смутился. Радор был всеобщей головной болью,

моей - особенно. Пить парню строго противопоказано, только ему самому так не казалось. По его милости мы с Гертом носились по всему граду, разыскивая то горгону, то злобного минотавра, якобы засевшего в корчме Свирида, то стаю горгулий, чуть не разодравшую беднягу на кусочки. Горгоной оказался подвыпивший гном, попытавшийся вручную вмуровать Радора в камень за то, что тот стащил у него из-под носа кувшин вина; «минотавр», хозяин корчмы, пинком выставивший забияку из своего заведения, теперь и близко не подпускал его к корчме - обиделся, притом всерьез; а жену Радора, как следует отмутузившую мужа не без помощи его же матери, я прекрасно понимала. Позвали бы они тогда меня - с превеликим удовольствием присоединилась бы к сему славному воспитательному процессу, став в стае третьей «горгульей».

-     Ну, был, допустим, - промямлил Рагиор, пряча взгляд. - Но не он же один! А потом, сколько там за последнее время народу пропало! А сегодня утром на выгоне нашли Кирта, помнишь, который пропал неделю назад?

-     Что, проспался? - скучающим тоном уточнила я.

-     Проспался, а проснулся наполовину обглоданным, а на другую половину - обгоревшим, - хмуро ответил староста.

Я сглотнула, чувствуя, как краска медленно, но верно сползает с лица. Выпить Кирт любил, это да, но зла никому не делал, наоборот...

Что это за дрянь еще завелась? Наполовину обожжен, наполовину обглодан... Меня передернуло, когда я поняла, кому именно придется взглянуть на несчастного, чтобы идентифицировать покусившуюся на него тварь.

* * *

Светлые звезды... Нет, я и раньше видела последствия близкого знакомства с нежитью... Но такого - никогда. И потому сидела сейчас в углу избы Кирта, невидящим взглядом буравя пол и борясь с подкатывающей к горлу тошнотой. Кто-то протянул мне стакан. Не задумываясь, поднесла его ко рту, сделала большой глоток и... Гмарр побери этого жалелыцика! Самогон... Я пулей выскочила во двор, упала в кустах, и меня все-таки вывернуло наизнанку. А там и слезы подоспели. А еще мечтала стать настоящим магом! Да мне впору в институт благородных девиц идти сдаваться, с такой-то реакцией...

Отдышавшись, я не решилась вернуться в дом, а села на мокрых ступенях крыльца. То, что сделало с Киртом неведомое чудовище, не поддавалось никакой классификации. По крайней мере, моей. Тошнота вновь подступила, но я упрямо сжала зубы и глубоко вдохнула свежий воздух, пахнущий непросохшей после обильного дождя землей. Придется идти на этот клятый выгон, пока неизвестная мерзопакость не сделала то же самое с кем-нибудь еще.

Как же не вовремя Терт подхватил простуду, как же не вовремя...

* * *

В «Единороге» было тепло и уютно. Огонь в камине, потрескивая и таинственно подмигивая, завораживал и успокаивал. Я держала в ладонях чашку с горячим мятным настоем, пытаясь хоть немного согреться. Еерт обещал подумать, что делать дальше. Сама же я была не в состоянии что-либо решать.

-     Может, яичницу пожарить? - заботливо предложил Пефим.

-     Нет, спасибо. Сомневаюсь, что я вообще когда-либо есть захочу, - буркнула я, не отрывая взгляда от медленно кружащихся в чашке листиков мяты.

-     Тебе и так скелеты скоро завидовать начнут, - неодобрительно покачал головой гном. Я неопределенно хмыкнула. - Ладно, передумаешь - скажешь, - и он укатился на кухню, оставив меня наедине с чаем и мрачными мыслями.

В корчме сегодня было не так много народа - дождливая погода не особо располагала к прогулкам. За угловым столом сидел хмурый эльф, рассеянно крошащий кусок хлеба; два гнома по соседству приговаривали второй кувшин медовухи; четверка людей неспешно ужинала, изредка лениво переговариваясь. Да еще у входа расположился странный тип, натянувший капюшон плаща чуть ли не до носа. Оень веселая и жизнерадостная компания, я аж подивилась, как органично в нее вписалась. И все же мне было неуютно. Поежившись, я обвела корчму еще одним взглядом и поняла, в чем причина: субъект в плаще не мигая таращился на меня, забыв о стынущем перед ним картофельном супе. Я одарила его соответствующим случаю взглядом и вновь уткнулась в свой чай. Ощущение буравящего спину ножа не исчезло. Тип и не подумал перестать глазеть. Для разборок не было ни сил, ни желания, и потому я встала, одним глотком допила чай и вышла под мелко моросящий дождик через черный ход, по пути попрощавшись с Пефимом и Корой.

И лишь тогда до меня дошло, что этого нахала я уже видела, здесь, в Трехгранье. Вернее, очень похожего на него человека. Или точно такой же плащ скрывающий и лицо, и фигуру. И даже вспомнила, при каких обстоятельствах... Этот тип пытался устроить мне добровольно-принудительное самоубийство через сожжение!

В корчму я вернулась бегом. Все было как и несколько минут назад, кроме одного - странный тип, сняв-таки плащ без особого энтузиазма ковырялся в тарелке и более не вызывал никаких подозрений - немолодой, худощавый, с простым, усталым лицом, он ничуть не походил на сложившийся в моей голове образ злодея.

И чего только со страху не покажется!..

Тихо выругавшись, я поплелась домой; жутко хотелось спать, однако я не была уверена, что смогу не то что заснуть - даже просто закрыть глаза, оставаясь один на один с темнотой и своими кошмарами.

* * *

-     Пчхи!.. Еще вон те зелья возьми, - оглушительно чихая, подсказал Еерт. Я послушно сунула в раздувшуюся сумку еще пару склянок.

-     Так... - Его мутный от жара взгляд быстро заскользил по мне, охватывая с ног до головы. - А браслет где? Пчхи!.. Живо надевай! Он даст тебе силы на три-четыре огнешара... Надень-ка и на другую руку! Пчхи!.. Кольцо перемещений... нет, на безымянный палец надо, не на указательный! Сгодится на одно перемещение, не забудь... Вроде все на месте... Пчхи!..

-     Будь здоров, - вздохнула я.

Ночью я, как и предполагала, не сомкнула глаз, хоть и свечей не гасила. И то мерещилось невесть что в сплетающихся на потолке причудливых тенях. Так и лежала, завернувшись в одеяло и настороженно вглядываясь в пугающий полумрак комнаты да вслушиваясь в шорохи за окном. А сейчас меня и вовсе как в последний путь собирали. Терт поначалу ругался, но потом понял, что я права и проверить, что за пакость объявилась в Трехгранье, все равно придется. Маги других градов сделали вид, что их это никоим образом не касается - мол, и у самих забот выше крыши, где уж нам еще и с вашими возиться... Как говорится, сделай морду кирпичом и живи спокойно. Ну, это мы еще посмотрим. Что-что, а уж «спокойную» жизнь я им устроить постараюсь!

Если вернусь. Все-таки я не совсем четко представляла, что, пусть даже и обвешанная с ног до головы магическими побрякушками, смогу сделать против неизвестной твари одна.

-     Ничего! - решительно заявил Еерт на мой вопрос. - Только посмотри, что там и как. Никакого геройства! Если что - сразу домой! И потом, ты пойдешь не одна, - уже более спокойно добавил он, кутаясь в теплый плед и шмыгая носом.

-     Да? А с кем? - заинтересовалась я. Вряд ли у кого-то из штатных магов проснулась совесть - в сказки я не верила.

-     С моим братом, - вновь чихнув, пояснил Еерт. Ого, а я и не знала! По крайней мере, за все лето этот таинственный брат ни разу не попадался мне на глаза.

-     Он тоже маг? - стремясь удовлетворить любопытство, спросила я.

-     Учится на последнем курсе Академии, - пояснил Еерт. - Он неплохой маг, я бы даже сказал - хороший, если бы не его отношение к своим обязанностям и к жизни вообще... Оно у него - легче воздуха. За все лето только пару раз у меня и побывал, нет бы помочь чем, но у него лишь одни забавы на уме... Ну да ладно. Я посвятил его в суть дела. Не беспокойся, он сильный и опытный маг, и когда захочет, может многое.

-     А он захочет? - с некоторой опаской поинтересовалась я - характеристика братца Еерта меня совершенно не вдохновила.

-     Уже захотел, - улыбнулся Еерт. - Он сам вызвался помочь. Я даже удивился. Видимо, начал-таки браться за ум. Не бойся, я бы не послал тебя с братом, если бы не был уверен в нем. При всей своей легкомысленности он никогда не нарушит данное однажды слово.

-     И когда он придет? - успокоившись, спросила я, еще раз проверяя наличие в сумке нужных зелий. В этот момент хлопнула входная дверь, и Еерт ответил, кивнув мне за спину:

-     А он уже здесь.

Я обернулась и с выражением, ничуть не стесняясь Еерта, ругнулась. Мой напарник ослепительно улыбнулся, буквально излучая трудовой энтузиазм в предвкушении нашей будущей совместной деятельности.

-     Вижу, вы уже знакомы, - пробормотал Еерт, сдвинув брови и сверля брата взглядом.

-     Угадал, - усмехнулся Мит. - Мы с Ярославой - лучшие друзья!

Емарра ему под подушку, ведь все так хорошо начиналось! Теперь понятно, почему мне захотелось свернуть в проклятый переулок! И почему меня так привлек плющ... Кое-кто попросту задурил мне голову! Маг, чтоб ему!

-     Попробуешь задеть ее хоть словом - язык оторву, - пообещал Еерт, выразительно сжимая кулак.

-     Заденешь ее, как же, - проворчал Мит. - И потом, я же обещал тебе, что позабочусь о нашей ведьме!

Как он меня назвал?! Я вспыхнула, но сдержалась. Не сейчас. Вот на выгоне да без лишних свидетелей... Скажу потом, что его тварь схарчила, а сама отравилась, так как ее мама не научила не тянуть в рот насквозь ядовитых магов.

Я оценила, как ловко Мит закрепляет наспинные ножны с парными клинками, и тяжело вздохнула.

Эх, мечты-мечты!..