Проклятие матери. 4

«А мы живем по прирожденной свободе под нашим королем», — с гордостью воскликнул Михаил Богданович.

«Да, вы живете под свободами христианских королей», — со вздохом согласился князь Курбский. — Но от вашего нечестия крепкие царства ваши смятутся, и претвердые ваши грады будут разбиты, и земля смятет- ся, бесчисленные народы будут преданы мечу, и мужские сердца станут слабее женских. И аще не покаетесь и не обратитеся ко древнему благо­честию, попадете в реку огненну, ее же волны выше облак небесных с шумом возводятся, в ней же все законопреступники с дьяволом мучимы будут!»

Проклятие матери. 3

В двери постучались, а затем в комнату вошел молодой человек года на три старше меня, одетый как казак. Назвавшись Василь Андреевичем Малюшицким, он сказал: «По повелению его милости князя я буду твоим наставником. Твое служение будет не в храме. Ты будешь переписывать рукописи, которые привозят к нам из разных монастырей и земель — из Московии, Чехии, Балканских стран и Кандии. Начнешь с переписыва­ния рукописи, доставленной из Московии, — «Сказание, како состави святы Кирилл словеном письмена».

Густав Менгрейм. 16

У нашего героя был выход: перевод в Петербург, в кавалер­гардский полк был делом почти решенным, хотя и затянулся из-за отсутствия вакансии.

Густав Менгрейм. 155

Братьевкавалергардов князей Гагариных, из которых один, Миха­ил, был с Вами на Японской войне, и Вы были на его свадьбе в пол­ковой церкви в 1911 году. Он скончался в 1918 году во время белого движения, оставив после себя вдову и 3 сыновей: старший, Николай, окончил Военную Академию в Белграде и с прошлого года произведен в офицеры в I Пластунский полк, а два младших, Алексей и Дмитрий, кончают университет и Политехнический Институт в Америке, где также их мать (рожд. Графиня Мусина-Пушкина, племянница св. кн. Долгорукова) дает уроки в одной школе.

Густав Менгрейм. 151

С нашей курьерской почтой оно без труда дошло бы до Стокгольма, но отправка оттуда далее требует шведских почтовых марок, а их здесь нет. Письмо на самом деле не содержит никаких государственных тайн, но мне не нравится, что цензура обнюхивает мои письма, да и не слишком хо­чется использовать конверты, на которых стоит имя отправителя.

Густав Менгрейм. 150

Господин председатель.

По имеющимся в Союзной Контрольной Комиссии сведениям, в результате обысков, произведенных сыск­ной полицией губернии Оулу по требованию предста­вителя К<онтрольной> К<омиссии> в г. Оулу в течение мая месяца, в районе г. Оулу обнаружено до 30 тайных складов оружия, из которых изъято: станковых пулеметов 2 шт., ручных пулеметов 38 шт., винтовок 862 шт., авто­матов 110 шт., патронов около 450 000 шт., гранат свыше 2500 шт. и другое военное имущество.

Густав Менгрейм. 15

Что касается выпивки, то впоследствии все, кто писал о нем — и бывшие сослуживцы, и биографы, — не забывали упомя­нуть, что Маннергейм умел пить, не пьянея.

Густав Менгрейм. 149

Виновником войны считается тот, кто в правительстве решающим образом повлиял на присоединение Финляндии к войне против СССР или объединенных Королевств Вели­кобритании и Северной Ирландии или решающим образом препятствовал во время войны достижению мира и наказы­вается временным или пожизненным заключением[1].

Густав Менгрейм. 14

Но все-гаки Густав выдержав еще целый год до того дня, это была страстная пятница, 23 апреля 1886 года, когда уложив вместо себя в кровать свернутую из шинели куклу, отправился в самоволку.

Густав Менгрейм. 11

Г. Маннергейм — А. Юлину Кавалерийское училище, 15 сентября 1887 г.

Дорогой Дядя!

Меня только что приняли в кавалерийское училище и я еще так зелен, что не осмеливаюсь попросить чернила у своих товарищей. Но поскольку у меня сейчас есть немножко свободного времени, не хочу упустить возможности рассказать тебе, как у меня дела и од­новременно поблагодарить за то, что Дядя любезно обещали дать мне годовое содержание.

Сатанинское танго - новый роман.

 

Ласло Краснахоркап (р. 1954) - венгерский прозаик и сценарист, лауреат множества

премий в литературе, включая Букеровскую (2015).

Сатанинское танго (1985) - его дебютный роман. 90-100

Серый. часть 1

Матушка-земля заботливо принимает всё, что придается ей с любовью, обильно политое потом кровью и слезами: от налитых золотистых зёрен, чтобы заколосились бескрайние хлебные поля, до закопанных бессчётных сокровищ и кладов, укрываемых от лихих людей, для процветания потом­ков, на будущие благие дела. Да и тела наши бренные, поливаемые слезами расставания, принимает земля со скорбным отпечатком на лике погоста. Всё-всё принимает с материнской заботою. Одно не приемлет ни под каким видом, больно ей, когда вонзают в неё занозы поганые.

Моя любимая - робот.

  — Тебе хорошо со мной? — повернула она к нему свою голову. 

Солнце падало, хватаясь красными закатными пальцами за большое живое поле, на котором они лежали. Ветер, сильный, но теплый, приятно щекотал его голый торс, прикрытый пледом. Холодная и теплая. Живая и мертвая, она лежала рядом, опустив голову ему на плечо. Небо над головой. Еще светлое, но песчинки звезд уже проступали, и он сверлил взглядом это огромное пронзительное пространство, у которого нет дна.

Нестабильная психика. 1

статья снята

Нестабильная психика.

статья снята

слава богу. 2

статья снята

Слава богу. 1

статья снята

Слава богу.

статья снята

новый век. 53

Во время рождественского бала «повинные» вторгаются в дома людей, от­правившихся на праздник, и крадут у них семейные фотографии, чтобы подчер­кнуть безвозвратность утраты. А позже устраивают жуткие инсталляции, наря­див изготовленные по снимкам манекены в одежду пропавших.

дружные. 46

Я стоял у двери в десятый кабинет и ждал, когда меня вызовут.

Может, именно в этот момент мне стало немного страшно. Я обернулся: Яна си­дела в кресле. Она казалась безумно далекой. Как будто снова повторя­ется тот день, когда я узнал свой диагноз: чужой мир, одиночество. Как будто здесь нет никого кроме меня.

новый век. 54

Другие персонажи сериала пытаются сохранить здравое суждение и выя­вить закономерности исчезновения людей, ведь стремление к рационализации является базовым качеством человеческого сознания. Мы чувствуем себя зна­чительно увереннее в мире, который мы понимаем и можем описать в привыч­ных терминах.

новый век. 52

Необъяснимая пропажа близких продемонстрировала пер­сонажам «Оставленных», насколько ложным было их ощущение пребывания в понятном, поддающемся логическому анализу, предсказуемом мире.

новый век. 51

В предисловии Павел Банников рассказывает о том, что первые попавшие к нему стихи Алексея Швабауэра показались несколько вторичными, но затем выяснилось, что все это было закономерным этапом творческого развития ав­тора.

новый век. 50

Мне доводилось уже писать о стихах Татьяны Нешумовой, и потому к чте­нию этой книги я приступала с совершенно определенными ожиданиями, ко­торые сразу же оказались обманутыми. Признаюсь честно: читая самый первый раздел, я несколько раз возвращалась к обложке и смотрела на имя автора — действительно ли это написала Татьяна Нешумова, может, я просто перепутала и открыла совершенно другую книжку?

новый век. 49

Стихи Николая Звягинцева в этой книге можно поделить на две большие группы: простые и прозрачные, непростые и непрозрачные, со стрелочками, напоминающую презентацию по реорганизации отдела предпродажной подготовки в департамент presale. Но страшным внутренним усилием я от этого искушения удержалась и постаралась просто наслаждаться стихами, сменой образов, перекличкой мотивов и внезап­ным появлением чего-то такого, что раньше не замечал, а оно вот, рядом, ходи и тихо радуйся самому факту того, что это существует:

новый век. 48

В аннотации содержание этой книги обозначено как «тексты на грани­це прозы и поэзии». И действительно, работа со словом, которую производит Елена Георгиевская, больше характерна для современной русской поэзии, чем прозы.

новый век. 47

Сложно устроенная поэтическая книга Михаила Вяткина сразу же застав­ляет подбирать к ней какие-то ключи.

дружные. 52

О них теперь редко кто вспоминал. Ведь они лежали где-то слишком далеко, но их одиночество, честно говоря, мало чем отличалось от одино­чества сестры Никодима, или одиночества Тихона Соловьева — он сидел теперь на полу в коридоре возле телефона, или одинокой глиняной осени, которая в перевернутом виде отразилась в глазах Эли Андреевны.

дружные. 51

Опять бцдон загремел.

    Чего это он там все время гремит? А?

    Это, Тиша, у тебя в башке гремит. Понял?!

дружные. 50

В серванте лежали различные таблетки, образки, несколько книг. Тут, в глубине, пахло сыростью и пыльным потолком.

дружные. 49

Эля Андреевна подолгу ждала мужа, а когда понимала, что он не при­дет сегодня ночевать, шла к сестре Никодима, жаловалась на него, потом плакала, сидя на краю панцирной кровати, что скрипела.

дружные. 48

Рассказ

Как-то, несколько лет назад, во время одной из своих пеших прогулок в пойму реки Жиздры я встретил совершенно высохшее, слабо дыша­щее существо в ситцевой косынке. Это и была сестра сторожа Никоди­ма — «Никодимова сестра за водой на речку шла».

дружные. 47

Конец июля — август.

дружные. 45

Просто следи за этим воспалением, сказал я.

ретро плюс. 51

Петрович — личность в высшей степени неоднозначная и неординарная.

ретро плюс. 50

И вот в 90-е появляются одно за другим его новые произведения, в которых автор запечатлевает российскую действительность в прихотливых, гротескных и в то же время проясняющих ракурсах.

ретро плюс. 49

Тут вводится мотив «оборачивания», переходящего в подмену. Риторические формулы, фигуры речи, витающие в «пространстве дискурса», не столько совпадают с реальностью, сколько деформируют, подчиняют ее себе.

ретро плюс. 48

Похоже, что в этом произведении автор предвзят, в свою очередь несправедлив не только к своим героям, но и к самому духу шестидесятых.

ретро плюс. 47

Их вражда выписана Маканиным как всегда подробно, с обилием неброских, но значимых деталей.

ретро плюс. 46

В итоге повесть оборачивается горьким упреком, обращенным к обществу и жизненному укладу — упреком в алчности, бездуховности, эгоизме.

ретро плюс. 45

У Маканина есть рассказ «Полоса обменов», даже названием перекликающийся с повестью Трифонова.

народ. 61

Да, он много читал, но вкус у Тая был необычный. То и дело я слышал от него имена Монтескье, Руссо, Вольтера, а сам — чуть позже — впаривал ему модных Ремарка и Хемингуэя.

Ретро плюс. 44

При этом писатель использует самые разнообразные ракурсы для показа жизненных ситуаций и людей, действующих в них: «съемка» ведется изнутри и снаружи, сверху и сбоку, крупным планом и дистанционно, в документалистской манере или с добавлениями гипербол и гротеска.

народ. 60

Только когда это было? — в младших классах, позже уже не заставляли, тем более гимнастерки и кителя менялись на партикулярные пиджачки того же мышиного цвета, кто-то в классе уже носил такие, да чуть ли не тот же Тай.