Надо думать. 1

И вот в один день, когда мы обрабатывали тя­жёлого больного с открытым переломом бедра, во дворе начали рваться бомбы. Одна разорва­лась так близко, что разбились и раскрылись ок­на и двери, посыпалась штукатурка. Я в страхе за­крыла рану простынёй, а сама собой закрыла больного. Доктор от страха очутился под опера­ционным столом, под тем столом, где лежал ра­ненный.

Светочка! Я не могла посмотреть ему в глаза, стыд за него бросал меня в жар.

Я должен всем. 7

Георгий Романович предложил нам пьесу бра­тьев Тур «Побег из ночи», в основе которой якобы лежала история возвращения на родину писателя Куприна. Мне досталась небольшая роль фран­цузского партизана Мишо. Пьеса в общем сред­няя, мне больше запомнился эпизод, не имеющий отношения к ней. На одну из репетиций к нам пришёл заезжий поэт Виктор Урин. Он тогда со­вершал на своей «Победе» автопробег из Магада­на в Якутию. Итогом путешествия стала его книга «По Колымской трассе - к полюсу холода», издан­ная областным издательством в 1959 году. Сей опус, воспроизводящий Колыму сквозь розовые очки, есть, на мой взгляд, ни что иное, как образ­чик восторженного рифмоплётства:

Я должен всем. 5

Иногда Борис Фёдорович приносил контрамар­ки в театр, и благодаря этому я просмотрел там практически весь текущий репертуар. Вадим Алек­сеевич Козин в своих записках разрушает обще­принятое клише о его якобы любви к Магаданско­му театру - он знал его подноготную и кто чем там занимался. Но я-то воспринимал тех же актёров, с которыми он общался за кулисами и на гастролях, только из зрительного зала, в лучах сияющей рам­пы, даже не задумываясь, что у них есть какая-то иная, не опереточная жизнь. И сужу о них по яр­ким лоскутным юношеским впечатлениям.

Я должен всем. 4

И даже имел успех, особенно у наших девчонок.

Однажды, придя на репетицию, я увидел в фойе художника, который как-то заходил в студию к Ан- тощенко-Оленеву. Он поправлял кистью картину «Они видели Сталина», чуть-чуть попорченную, видимо, каким-то озорником. Я подошёл к нему, поздоровался, посмотрел, как он ювелирно рабо­тает кистью. Потом спросил: «А правда, что стену вдоль лестницы на второй этаж расписывал Шуха- ев?» - «Было дело». Мы разговорились, вспомнили Валентина Осиповича.

Я должен всем. 3

Да и к живописи я охладел, хотя по инерции метнулся в изокружок Дома пионеров. Но к моему комсо­мольскому значку прибавился ещё и паспорт, то есть возраст отнюдь не пионерский. Однако таких «переростков», как я, было полно и в других круж­ках. Особенно в драматическом, которым руково­дила сама директриса Дома пионеров - Зоя Кон­стантиновна Левитская, жена администратора ма­гаданского театра.

Я должен всем. 2

В декабре 1948 года Никишов покинул Колыму. Ещё до того, предчувствуя конец своей власти, Гридасова отпустила на материк «за отбытием срока заключения» нескольких творческих лю­дей. Уехала бывшая балерина Большого театра и по совместительству любовница П.Постышева (расстрелянного в 1939 году как «японского шпи­она». - Б.С..) Нина Гамильтон. Кстати, в Маглаге она танцевала для вице-президента США Уоллеса, по­сетившего пролётом в Корею Магадан.

Я должен всем. 1

к примеру, его замести­тель Цареградский занял хоромы с балконом в одном из первых и, пожалуй, лучших кирпичных домов Магадана. Участок вокруг дома имелся, но опять же, судя по фото, назвать его садом, тем бо­лее роскошным никак нельзя. Позже, после того, как вдоль забора проложили теплотрассу, вед­шую, очевидно, к зданию театра, на участке поса­дили несколько деревьев, которые смогли пере­носить колымские зимы. Когда уже в 60-е или 70­е годы домик «за ветхостью» готовился к сносу, я ходил по этой территории - так, ничего особен­ного, ни о каких райских кущах говорить не при­ходится.

РИНТУВЬЕ И ТЕВЛЯТ.

Ринтувье стоял и смотрел на сопки, вершины которых баг­ровели в лучах восходящего ве­сеннего солнца. «Хорошо! - по­думал он, - снова, как и год на­зад, щебечут пуночки, собира­ясь стайками вокруг яранг. Эти крохотные живые комочки до­ставляют столько же радости, что и первые родившиеся теля­та, которые с приходом солнца и тепла наполняют душу моло­достью, необъяснимой силой и страстью к вечной жизни.»

СУХОЖИЛЫЙ. 2

А Маравье, бросив через себя в вверх Иулькута, как ни в чём не бывало, повернулся назад, пред­вкушая удовольствие быстрой и безоговорочной победы. Одна­ко рано было радоваться ему - он увидел, что Иулькут стоит на ногах, потом пружинистой лёг­кой походкой сделал несколько шагов в сторону Маравье и ока­зался не лицом к лицу, а сбоку от него. Дружный смех сородичей вывел из оцепенения Маравье, и он вновь (уже который раз) ри­нулся в схватку. Но Иулькут те­перь уже не допустил Маравье к себе даже на вытянутую руку, но делал различные прыжки во­круг него.

СУХОЖИЛЫЙ.

Весной Анкау привёз на оле­ньей упряжке Ремкилина в тун­дру. Всё лето мальчик провёл у старших сестёр - Гивынеут и Ротваль. Как и раньше, играл с соседскими мальчишками, удил рыбу, бегал, до самой осени за­быв о книжках, о школе. Извес­тие о смерти матери он воспри­нял молча, ни о чём серьёзно не задумываясь. Иногда только на какой-то миг мальчик стано­вился задумчивым, не по возра­сту серьёзным, и с его лица ис­чезала радостная улыбка, и в это время он еле сдерживал слёзы.

ТЫНАТВАЛЬ И ЕЁ ДЕТИ. 2

-      Это мне?

-      И тебе и мне, - улыбаясь, отозвался Анкау. - Вместе будем ездить.

-      Когда? - не терпелось знать мальчику.

-      А когда ездят на нартах? - с насмешкой поинтересовался старший брат.

ТЫНАТВАЛЬ И ЕЁ ДЕТИ.

Тынатваль примостила вверх дном возле полога деревянный поднос и расставила на нём чашки и блюдца. Разлила кипя­ток из закопчённого, объёмис­того медного чайника и села поудобнее. Холодная часть яранги и полог наполнились тонким запахом.

КИРИЛЛ СЕРЕБРЕННИКОВ - ИВАНОВ ХХ1 ВЕКА? 5

Что касается «удачников» и «неудачников». В от­личие от «физика» Кирилла Серебренникова «ли­рик» Антон Чехов считал: «Делить людей на удач­ников и на неудачников - значит смотреть на че­ловеческую природу с узкой, предвзятой точки зрения. Удачник Вы или нет? А я? А Наполеон?.. Где тут критерий? Надо быть богом, чтобы уметь отли­чать удачников от неудачников и не ошибаться.» (Из письма А.С. Суворину. 3 ноября 1888 г.)

крик. 4

Я читал, и возникало ощущение, словно лучи рас­ходятся от церкви Воскресения Христова, озаряя округу ясным светом православия.

И, разглядывая опоясывающую церковное крыль­цо надпись: «Храм построен по благотворению Ве­ликого князя Михаила Федоровича и царевича Алек­сея Михайловича при патриархе Филарете радени­ем прихожан Важинского погоста», понимал я, что взаимосвязь важинской церкви с преподобным Ни­кифором осуществляется не только через часовен­ку, поставленную в его имя возле Устья Боярского.

По предстательству преподобного на мыске, омы­ваемом прихотливо изгибающейся Важинкой, вста­ла сама Воскресенская церковь. А потом, когда на­чались гонения на православную веру, кажется, сю­да, на родину основателя, и перетек закрытый боль­шевиками Важеозерский монастырь...

крик. 3

Важеозерского монастыря, но среди правос­лавного люда село более известно своей Воск­ресенской церковью, которая одно время была единственной действующей во всем огромном Подпорожском районе.

Возраст ее - три с половиной столетия...

Это немалый срок для любого здания, тем бо­лее срубленного из бревен, и, когда входишь в десятигранный летний храм, насквозь пронизан­ный светом, первое ощущение - зримое, матери­альное присутствие чуда.

крик. 2

вытащила куртку и начала отпарывать кнопки.

- Пуговицы надо пришить, а то не застегивают­ся! - объяснила она. - Старые кнопки.

- Тетушка! - засмеялся я. - Ты чего гардероб налаживаешь? Не замуж ли собралась?

- Дак Лопатин-то приедет, то чего? За него и пойду. Это жених верный будет.

- Какой Лопатин?!

Крик. 1

- А-а.

И уходит Нина, и остаётся только эта, непонят­но откуда забежавшая собака.

Высунув на сторону язык от усталости, легла у порога, и непонятно, что с ней делать.

У тетушки тоже похожий персонаж в разговоре есть - Аким Кушленский.

Если чего-нибудь сделаешь или скажешь не так, тетушка сразу: «Аким ты Кушленский!» - ко­рит собеседника.

По инициативе. 3

На закате дня, на станции Екатеринбург, в моём купе по­явился новый пассажир.

    Василий Александрович,— представился он и протянул руку для приветствия.

     Алексей,— ответил я, ощутив крепкое рукопожатие.

По инициативе. 2

«Скорый фирменный поезд Красноярск — Москва от­правляется с третьего пути»,— объявил по вокзалу приятный женский голос. Последние провожающие, закончив проща­ния, поспешили к выходу. Через несколько минут вагоны со­става дёрнулись, зашевелились, поезд тронулся и начал свой путь к столице.

По инициативе. 1

По инициативе администрации Енисейского района в День знаний на базе Подтёсовской средней школы теперь про­водятся «малые литературные чтения».

Святая земля. 4

Помимо прикосновения к святыням двухтысячелетней дав­ности, есть естественное человеческое восхищение и удивле­ние перед архитектурой Средиземноморья, ведением сельского хозяйства, оригинальной системой орошения виноградников, пальмовых рощ, аккуратностью и миниатюрностью земельных угодий по сравнению с нашими российскими и сибирскими необъятными просторами. Ведь сама территория Израиля по сравнению с нашей — миниатюрная: чуть больше четырёхсот километров в длину и более ста двадцати — в ширину. Мерки для россиян микроскопические.

Саша вернулся. 6

  - Ну-ну, давай без оскорблений, парниша, - зубастик крякнул и почесал толстую ногу. - Черт, не так просто объяснить, что я такое. Я не знаю, насколько хорошо тебя обучила Сана, вдруг ты начнешь визжать, как девчонка, и бегать от меня, если узнаешь правду?

  - А? Ты что переодетое лох-несское чудовище? Или моя тетя из будущего? Расслабься, покемон, я уже такого насмотрелся, меня, вряд ли можно чем-то удивить.

Саша вернулся. 5

Я битых пять минут ее ломала.

  - Ты? Пять минут ломала барьер? - приподнял бровь Ричард.

  - Понимаю твое удивление, Ричард, но злоумышленник поразил меня своими способностями. Я связалась с доступными мне инкарнациями в других мирах, оценила обстановку и поняла, в чем может быть дело.

  - И в чем же?

  - Демон, - просто пожала плечами Сана, как будто этим все сказано.

  - Какой, к черту, демон?! - воскликнула Лаура.

Саша вернулся. 4

  - Откуда ты?.. - Саша прикоснулся ко лбу, не понимая охвативших его чувств. - Я-я... я любил ее? - спросил он, наконец.

  - Ты идешь? - пушистик протянул когтистую лапу.

  Саша больше не колебался - он должен был узнать, что за девчонка, и почему он ее не помнит.

  Жесткая ладошка оказалась у него в руке.

Саша вернулся. 3

  По пространству опять пробежали точки, уже разноцветные.

  - Здешняя инкарнация Саны изрядно подучилась, - мрачно констатировал монстр.

  Где-то раздался глухой удар, брызнули разноцветные искры.

  - Черт! - Стикки-Ти спрыгнул со стула. - Надо уматывать прямо сейчас! Ты идешь со мной или нет?

Саша вернулся. 2

Сане это не интересно, поэтому перебьет всех драконов взглядом на подлете!

  - Тогда какого черта тебе здесь надо?

  - Я здесь, чтобы передать тебе сообщение, - таинственно возвестил Стикки-Ти.

  - От кого? - спросил Саша.

  - От тебя самого! - торжественно воскликнул зубастик.

Саша вернулся. 1

Саша вернулся домой с учебы, открыл шкаф, чтобы убрать рубашку и брюки, и вдруг увидел, что внутри, под висящей одеждой, как ни чем не бывало, сидит нечто. Оно было волосатое с большими желтыми глазами высотой около полуметра и улыбалось зубастым ртом.

  - Привет, - сказало существо.

  Парень пораженно отшатнулся от дверцы, вскрикнув:

  - Какого черта? Это еще что? Опять штучки Саны?.. Или галлюцинации?!

  Существо крякнуло, деловито вышло из шкафа, проворчав хрипловатым голосом:

Неадекватные истории. 5

   

  Махиру, между тем, сподобилась, развести Глена на секс. Девушка внушила ему, что близятся последние времена и ей так грустно и одиноко, а он совсем не уделяет ей внимания. Он её разлюбил? Она располнела, подурнела и больше не привлекает его? Она ухитрилась сделать это так, что бедняга Глен искренне решил, что видит очередной эротический сон от Махиру - тян. Они целовались, со всей страстью отдаваясь друг другу. Его руки блуждали по её телу, нежно, властно, горячо. Он сжимал её грудь, цвета серебряной луны и тонул в кострах её огненных глаз. Васильково - лавандовый водопад волос укрывал её, как покрывало, ручейками - лианами стекая с кожи.

Неадекватные истории. 4

Юи!' - маниакально смеялся Ашура. Юи проснулся в своей кровати, из его изумрудных глаз потоком лились слёзы. Ашура морально его изнасиловал, почти, что сделав это физически.

  ' - Хорошо, что он не решил войти в меня, видимо, решил растянуть удовольствие! Чёртов демон, как он посмел так со мной поступить? Я его не прощу! Кажется он решил сделать это со мной завтра...' - Юи передёрнуло и затрясло.

Неадекватные истории. 3

  ' - Ну, уж нет! Ты просто нечто - Юи - кун! Мне, слишком хорошо! Это, так вкусно! Просто божественно! Наверно, мне не стоит отдавать тебя серафиму! Интересно, я смогу потягаться с ним за право обладать тобой?' - задумчиво промурлыкал Ашура.

  ' - Что? Да, о чём ты вообще? Прекрати, слышишь, это - уже переходит все границы! Ашура, миленький, ну перестань, пожалуйста! А, хочешь... Хочешь, я сделаю новые ножны для твоего меча? Или... Или исполню твоё желание, но не связанное с сексом? Ну, хочешь или...А... А - а - ашу - р - ра - а - а!' - всхлипывая от боли и унижения прокричал надломленным голосом, немного задыхающийся Юи.

Неадекватные истории. 2

это должно быть, твой первый поцелуй? Но, ничего страшного! Об этом, ведь никто кроме нас двоих не узнает! К тому же, этот мир - не материальный и твоя драгоценная тушка, так и останется девственно чиста! Хотя... Душа... Ты, так сильно переживаешь за непорочность своей души, а Юи? Ну, сохранить её непорочность, пока, что не удалось ни одному живому существу на свете! Взрослея, мы все - теряем чистоту своего сердца! Это, нормально Юи

Неадекватные истории.

  Он водил в теле юноши фаллосоподобной тенью, заставляя Йойчи дрочить самому себе. Это длилось по меркам Йойчи уже слишком долго. У него сводило челюсть и хотелось вырвать или сжать зубы, но он не мог. Он боялся, что тень, введенная в тело, попросту разорвет его, если он сделает, что - то подобное. Гекко слишком долго был заперт и поэтому решил сыграть. Сломить Саотоме было легко и просто. Юноша был слишком добр и наивен, но элемент легкого бдсм все же присутствовал. Он не доверял Йойчи и поэтому особо рисковать не стал, связав мальчика. Вынув дилдо из растянутой дырочки Йойчи и введя другую тень, уже в рот не успевшему отдышаться Йойчи.

Неадекватные истории. 1

  Юуичиро казалось, что он падает, летит в какую - то жуткую, непроглядную бездну и кричит, зовя на помощь. К вящему ужасу, он понимал, что никого нет, и его окружают лишь тьма, пустота и безмолвие. Это злило. Он пытался остановить падение, но ничего не выходило. Он неожиданно увидел напротив себя чёрное зеркало, а в нём. В нём был юноша, похожий на самого Юуичиро, но была и разница. Двойник, был старше лет на десять - двадцать, выше ростом с длинными волосами, а ещё у него были двенадцать пар крыльев.

Работник года. 2

В книге писателя-паломника Евгения Маркова «Путешествие по Святой Зем­ле» (СПб., 1891) читаем: «Русские особенно любят монастырь св. Саввы, и он из­древле был приютом для русских паломников и иноков. Большая часть его икон и украшений принесены русскими. Последнее возобновление монастыря в 1840 го­ду сделано было тоже русскими»14. После 1917 года число русских монахов в мона­стыре Св. Саввы резко уменьшилось; к 1952 году в древней обители подвизалось «около 25 человек, преимущественно греки, но было несколько человек иностран­цев и среди них трое русских»15.

Работник года. 1

В настоящее время эти монастыри принадлежат грекам и находятся в юрис­дикции Иерусалимской патриархии. Однако в деле возрождения этих обителей большая заслуга принадлежала России. Так, в 1878 году в Хозевитской обители поселился греческий игумен Калинник. Постепенно, с помощью Святогробско- го братства и благодаря щедрым пожертвованиям из России3, он отстроил кельи для монашествующих и «кафоликон» — соборный храм во имя Рождества Богородицы, с приделом Иоанна и Георгия Хозевитов и пещерным храмом про­рока Божия Илии. Как отмечалось в 1900 году, этот монастырь «возобновлен лет 20 тому назад православными монахами на пожертвования преимущественно русских паломников»4.

Пустыни. 4

Палестина, наряду с египетской Фиваидой, была колыбелью пра­вославного монашества. Здесь подвизались такие пустынножители, как преп. Сав­ва Освященный, преп. Герасим Иорданский, преп. Георгий Хозевит, преп. Фе­одосий, преп. Харитон и многие другие. «Было время при православных царях, от времен равноапостольного Константина до дней Ираклия, когда, как переда­ют древние летописи, в праздничный Христов день звон церковных колоколов непре­рывной цепью шел от Антиохии до Синая, на расстоянии слишком 800 верст, — писал отечественный палестиновед В. Н. Хитрово. — Те же древние записи сохрани­ли названия до 130 монашеских обителей в одной Палестине, которая, как известно, по пространству не больше самой маленькой из русских губерний — Тульской. Де­сятки тысяч ангелоподобных, по выражению тех же летописей, отшельников населя­ли в то время эти обители и пустынные дебри иудейские. Но вот настали иные вре­мена: прошли над многострадальной страной многие и многие бедствия от землетря­сения, от нашествия иноплеменных и, что еще хуже, иноверных и от междоусобной брани. Умолк звон колоколов; прекратилось тopжecтвенное возношение бескров­ной Жертвы; исчезли молитвенники за мир православный, и тем, которые, несмо­тря на все претерпенное, сохранили еще в Святой Земле веру Христову, приходится молиться в убогих храмах, едва ли по своему внешнему виду заслуживающих это название. Местонахождение значительного большинства из них даже неизвестно; большая часть их лежит в развалинах»1.

Пустыни. 3

Успешность и закрытость ордена иезуитов, утвержденного папой в 1540 году, всегда порождала неоднозначные оценки — от ненависти и яростных обвинений во всех смертных грехах до дифирамбов. Не раз будущим основателем ордена Иг­натием де Лойолой (1491 — 1556) и его сотоварищами интересовалась инквизиция. Но по итогам судебных разбирательств — а именно их добивался Лойола — инкви­зиция не обнаруживала ошибок ни в жизни, ни в учении обвиняемых. Протестанты и мыслители гуманистического толка видели в Лойоле мракобеса, а само слово «иезуиты» стало синонимом интриганства, двуличия, коварства. В 1773 году под давлением католических монархов Европы и деятелей Просвещения, недовольных слишком большим, простиравшимся по всему миру политическим влиянием ие­зуитов, папа Климент XIV упразднил Общество Иисуса. Указ проигнорировала только Екатерина II, высоко ценившая иезуитскую педагогическую систему, но впоследствии иезуитов из России выслал Александр I.

Пустыни. 2

В современных спорах о цивилизационном своеобразии России нередки выска­зывания, очерняющие русскую историю и приписывающие русским негативные национальные черты. Доктор филологических наук Валерий Даниленко предла­гает искать характерные черты русского народа в его пословичной картине мира, ведь именно в пословицах, коллективным автором которых является сам народ, отражено обыденное мировидение этого народа, его нравственные представле­ния обо всех сферах жизни. Анализируется бессчетное количество пословиц, систематизированных по пяти рубрикам: мир, физическая природа, живая при­рода, психика и культура, материальная и духовная.

Пустыни. 1

Каирский рынок, где «можно найти заржавленный кинжал, каменную голову с надгробья, граммо­фон, серебряную пулю и осиновый кол... все что угодно». Пустыни Судана и пыш­ная растительность Коста-Рики. Непосредственные впечатления — это и контакты с коренными насельниками экзотических мест, их колоритные реплики, непред­сказуемые поступки. С. Арно пишет и о том, что осталось за кадром, что снимать запрещалось: обилие военной техники и вооруженных людей в Египте и в Судане.

С женой. 1

Александр Алексеев, признанный в Европе ещё в 20-х годах прошлого века как самобытный книж­ный иллюстратор, а в 30-х создавший новое анима­ционное кино - «абсолютно гениальный художник в мире французского анимационного кино, несрав­ненный творец», отозвался о нём президент филь­мофонда Франции Жан-Шарль Такшелла - у нас был публично открыт лишь спустя более полувека.

Александр Александрович Алексеев родился в России, в Казани.

Документы, хранящиеся в российских архивах (да и другие отечественные источники), открывали нам по крохам подлинную биографию Алексеева, его отца, матери и других ближайших родственни­ков, многочисленные факты их жизни, о которых сам художник часто не ведал. В Российском госу­дарственном военно-историческом архиве хранит­ся «Дополнительный список пенсионеру, которо­му назначена пенсия из военной эмеритальной кассы по ведомству Лифляндской казённой пала­ты» от 8 ноября 1906 года. Под «пенсионером» под­разумевалась мать художника Мария Никандров- на Алексеева, а «эмеритальная касса» (от латинс­кого слова эмеритаус, то есть «отслуживший свое время») означало страховую кассу, обеспечивав­шую семьи военных и других служащих пенсиями и пособиями, эмеритурой. Со слов М.Н. Алексее­вой тут засвидетельствовано, что Александр родил­ся 5 апреля (18-го по новому стилю) 1901 года.

Советское ретро. 4

-     Тогда мы с друзьями создали объединение молодых детских писателей «Чёрная курица». Мы хотели напомнить старшим коллегам: самое глав­ное в литературе для детей - чудо, тайна, а когда на юные головы обрушивается огромное количество конъюнктурной идеологизированной литературы, литература превращается из волшебного принца (вспомните сказку Антония Погорельского «Чёр­ная курица») в скучнейшего бройлера, из которого все хотят сварить суп, чтобы накормить семью. В 1990 году целый номер журнала «Пионер», выхо­дившего тиражом два с половиной миллиона эк­земпляров был посвящён членам нашего литера­турного общества. Сегодня это известные детские писатели Юрий Нечипоренко, автор прекрасных книг про Гоголя и Ломоносова, Марина Москви­на, автор замечательных повестей про путешествия по Индии, Японии, Тайланду, Александр Дорофе­ев, автор увлекательных романов и сказок про Мек­сику, Лев Яковлев, автор остроумной «Цирковой азбуки» в стихах и многочисленных сценариев, от­меченных Государственной премией РФ... Мы выпустили альманах «Ку-ка-реку», ездили высту­пать по детским домам Московской и Владимирс­кой областей, создали одноимённый издательский центр, опубликовали много хороших, умных и доб­рых книг писателей нашего поколения и наших стар­ших коллег.

Советское ретро. 2

По­путно мы посетили ставник в бухте Узур. Когда вы­бирали невод, выпустили много мелкой рыбы, на которую налетели чайки. Вдруг огромный орлан слетел с прибрежной скалы и схватил рыбину по­крупнее. Чайки с диким гвалтом бросились за ним, но отнять добычу у них не получилось.

В Песчаном меня поселили в избе старой бурятки. Я попрощалась с участниками нашей экспедиции, которая уже в составе 3 человек направилась на доре на север. К сожалению, моё пребывание на Байкале должно было скоро за­кончиться. Через 4 дня «Верещагин» увезёт меня в Листвянку.

Советское ретро. 3

Лола Уткировна Звонарёва — российский литературовед, критик, историк, искусствовед, член творческих союзов и международных конгрессов, главный редактор альманаха «Литературные зна­комства», доктор исторических наук. Познакомившись с Лолой Уткировной на лекциях по межкуль­турной коммуникации в Институте мировых цивилизаций, я, не ленясь, встаю в субботу утром и иду на две единственные лекции. Единственные и удивительные... За небольшой промежуток времени мы словно отправляемся в уникальные путешествия по всему миру. Ведь особый приоритет в работе преподавателя — это налаживание международных связей в русскоязычной среде, детской литературе и развитие личности через творчество.

Советское ретро. 1

Поскольку дело было вечером, все осталь­ные сидели на завалинке. «Ты что ругаешься?» - спросил Игорь. «А разве это не местное название коз?» - «Да, это название коз, но других. Никогда больше так не говори». У меня был вполне детский вид, и он мне поверил, что я раньше этого слова не слышала. Но были оплошности и посерьёзнее. Я не сразу научилась топить печь и готовить. Хуже всего оказалась моя первая уха. «А что же ты голо­вы-то в миски не положила?» - удивились наши рыбаки. А я их выкинула. «Она выкинула головы!» - послышался возмущенный ропот. Они не выкиды­вали ничего. Из ещё не зрелого омуля они выбира­ли совсем ещё мелкие икру и молоки, сердца и пе­чень и всё это жарили на сковородке. Получалась невероятная вкуснятина. Если какая-то еда остава­лась, то отдавали собакам.