дружные. 51

Опять бцдон загремел.

    Чего это он там все время гремит? А?

    Это, Тиша, у тебя в башке гремит. Понял?!

дружные. 50

В серванте лежали различные таблетки, образки, несколько книг. Тут, в глубине, пахло сыростью и пыльным потолком.

дружные. 49

Эля Андреевна подолгу ждала мужа, а когда понимала, что он не при­дет сегодня ночевать, шла к сестре Никодима, жаловалась на него, потом плакала, сидя на краю панцирной кровати, что скрипела.

дружные. 48

Рассказ

Как-то, несколько лет назад, во время одной из своих пеших прогулок в пойму реки Жиздры я встретил совершенно высохшее, слабо дыша­щее существо в ситцевой косынке. Это и была сестра сторожа Никоди­ма — «Никодимова сестра за водой на речку шла».

дружные. 47

Конец июля — август.

дружные. 45

Просто следи за этим воспалением, сказал я.

ретро плюс. 51

Петрович — личность в высшей степени неоднозначная и неординарная.

ретро плюс. 50

И вот в 90-е появляются одно за другим его новые произведения, в которых автор запечатлевает российскую действительность в прихотливых, гротескных и в то же время проясняющих ракурсах.

ретро плюс. 49

Тут вводится мотив «оборачивания», переходящего в подмену. Риторические формулы, фигуры речи, витающие в «пространстве дискурса», не столько совпадают с реальностью, сколько деформируют, подчиняют ее себе.

ретро плюс. 48

Похоже, что в этом произведении автор предвзят, в свою очередь несправедлив не только к своим героям, но и к самому духу шестидесятых.

ретро плюс. 47

Их вражда выписана Маканиным как всегда подробно, с обилием неброских, но значимых деталей.

ретро плюс. 46

В итоге повесть оборачивается горьким упреком, обращенным к обществу и жизненному укладу — упреком в алчности, бездуховности, эгоизме.

ретро плюс. 45

У Маканина есть рассказ «Полоса обменов», даже названием перекликающийся с повестью Трифонова.

Ретро плюс. 44

При этом писатель использует самые разнообразные ракурсы для показа жизненных ситуаций и людей, действующих в них: «съемка» ведется изнутри и снаружи, сверху и сбоку, крупным планом и дистанционно, в документалистской манере или с добавлениями гипербол и гротеска.

народ. 61

Да, он много читал, но вкус у Тая был необычный. То и дело я слышал от него имена Монтескье, Руссо, Вольтера, а сам — чуть позже — впаривал ему модных Ремарка и Хемингуэя.

народ. 60

Только когда это было? — в младших классах, позже уже не заставляли, тем более гимнастерки и кителя менялись на партикулярные пиджачки того же мышиного цвета, кто-то в классе уже носил такие, да чуть ли не тот же Тай.

народ. 59

О, это был настоящий скандал! На весь мир! Хотя и в пределах школы.

Но начну все-таки с Тая. Иначе трудно понять.

народ. 58

Звонок.

    Да, Коля, с Новым годом.

    Да уж, с Новым. У вас там есть связи? Вы можете помочь?

    В чем?

народ. 57

Вера погасила забытый в ванной свет, проверила краны, покинула квартиру и вернулась — уже в тысяча девятьсот семидесятый. Вот только за окном она по- прежнему видела год две тысячи семнадцатый. Желтый круг света, в нем — черный человек.

народ. 56

Выступил из полутьмы на узкий тротуар.

народ. 55

Хорошо, что клиенты ждали спокойно, без раздражения. В фейсбуке, впрочем, не преминули сообщить о своем терпеливом и снисходительном ожидании.

народ. 54

Николаю позвонил грузный сосед. Сообщил, что новая жиличка дымит. Курит.

     Вулкан Везувий. Я утром на кухню боюсь войти, я задыхаюсь.

дружба. 57

Вернувшись, Иван сразу забрался в постель и, хотя я выставила свою кружевную ногу из-под одеяла, не сказал мне ни слова.

дружба. 56

Но она не отказалась. С того дня все пошло не так, как будто кто-то взял у меня рубашку и закопал под кладбищенскими воротами.

дружба. 55

Я прихлебывала из горлышка, а он был голоден и занялся ветчиной, мы сидели возле чужого парадного и смеялись, будто обкуренные, люди входили и выходили, оскомина сковала мне десны, но я не успокоилась, пока не выпила все, что было.

дружба. 54

Ну да, я привел его домой.

дружба. 53

Когда он пропал, я пережила две опасные полосы: осеннюю и зимнюю, а потом успокоилась и стала просто жить и ждать его возврашения.

дружба. 52

До прыжка оставалась неделя, теперь я ходил к мосту каждое утро, сам не знаю зачем. Вчера возле парапета топтался лысый мужик в зимней куртке с облезлым мехом, глаза у мужика были хитрыми, склеры чистыми и розовыми, а зубы белыми. Мой сосед в Токсово называл таких зимогорами.

дружба. 51

  Что такое? — Он обернулся, крепко придерживая поводок. — Вы потеряли собаку? Вы иностранец? У вас проблемы?

дружба. 50

 двадцать на манку и молоко, ничего другого я есть не могла, да Силва сказал, что я толстовата, а овощи были непомерно дороги, и полтинник на поношенные пуанты с синими ленточками, всё.

Москва. 53

Понятно, что из Евангелия подоб­ного мирочувствия не вычитаешь. Тут именно что Вольтер, — но Вольтер дифференцированный. Первая или даже вторая производная от первона­чального наивного Вольтера.

москва. 52

Прошу понять меня правильно. Я не желаю возвращения крепостного быта. И не потому, что считаю кре­постной быт чем-то плохим, а потому что возвращение крепостного быта в современной России невозможно в принципе.

Москва. 51

Впрочем, о спасительности «вели­ких реформ» (для экономики там или для внешней политики) можно еще спорить. Но нельзя сомневаться в том, что реформы эти произвели в сфере русского духа крупные разрушения и необратимые изменения.

москва. 50

    Так, так, — подтвердил Вергилий.

Я тихо, давясь от слез, плакал.

Москва. 49

О, все трое, были они заодно. Пели в одну дуду. Они убивали меня каждым словом.

Москва. 48

    Да, мой мальчик, оно летело сломя голову!

   Дьявол окончательно утвердился там, на земле! У тебя был шанс. Ты им не воспользовался! Ты мог превратить в пыль Велиала! Мановением руки! Одним только росчерком — пустить его на протоны! Ты употребил свой талант на другое... На рыжие завитки. На пупок женщины! Ты толь­ко и делал, что обозревал ее прелести, то сзади, то спереди...

Москва. 47

   Еще не пришло для него время... Как бы то ни было, тебе как будто бы и в самом деле удалось, так, по крайней мере, полагал сам ты, войти — не без помощи, правда, некой посредницы — в самую структуру...

Москва. 46

   Это весьма правильно... — подтвердил отец Серафим, который уже развязал котомку.

ПРОЩАЙ ДРУГИМ И ТЕБЕ ПРОСТИТСЯ. 11

Из неприятного - прочитал полумесячной давности интервью с По­кровским о «Русском» в «Нижегородской правде» и вечерний спор с Шаровым, закончившийся тем, что я его (да и остальных, бывших за столом) практически выгнал из своего кабинета. Тема спора — русский вопрос и предающая национальные интересы наша интеллигенция, бес­конечно кающаяся перед вконец обнаглевшими инородцами. МММ.

тарас. 60

Но поэт Майков далеко не преодо­ленная бездарность. Человек Май­ков — это даровитость прежде всего, это по преимуществу даровитость. Но даровитость, не связанная с поэзией непосредственно, — ограниченная бли­зорукостью даровитость живописца.

тарас. 59

Посетив мастерскую Н.А. Майко­ва, Николай Павлович обращает вни­мание на ученическую картину сына художника «Распятие» и говорит, что ему хотелось бы ее приобрести. Ваша цена?

Двадцатилетний Аполлон отказы­вается от платы.

тарас. 57

Но сегодняшнее похмелье — вещь по определению вторичная. Его реаль­ность — простое указание на то обсто­ятельство, что вчерашний хмель был силён.

И день 24 марта 1999 года навсег­да остался для меня напоминанием о том, что слова о народе, пасомом и хранимом Богом, что слова о духе на­родном — не пустые слова.

тарас. 58

Вот прекрасный поэт — стильный, опрятный (не случайно мы вспомнили о нем на десятом чтении, когда загово­рили про Каролину Павлову). Вот че­ловек ясный и твердый.

Культура Майкова — наследствен­ная культура. Сам Нил Сорский (ко­торый назван был «Сорским» по мес­ту своего монашеского подвига, а ро- дился-то как раз в боярской семье Майковых) предок нашего поэта.

тарас. 56

Понятно, что из Евангелия подоб­ного мирочувствия не вычитаешь. Тут именно что Вольтер, — но Вольтер дифференцированный. Первая или даже вторая производная от первона­чального наивного Вольтера.