Экономия в быту.

  • Центральные магазины.

    Стоит понимать, что «центральные» маркеты продают товары по более высокой цене, нежели обычные «периферийные» магазины. Рекомендуем отслеживать специальные акционные предложения, распродажи, которые очень часто организуют в масштабных торговых центрах. Если провести короткое исследование, реально сделать вывод, что даже в близких соседних магазинчиках стоимость одного и того же товара способна разниться в рамках 20-ти % от его цены. Дабы не расходовать бюджет попусту, не рационально приобретать скоропортящиеся товары в огромном количестве.

Развитие японской экономики – процесс постепенного реформирования индустриального общества, его превращение в интеллектуальное посредством реформ премьер-министра Коидзуми Д., общие курсы развития японской экономики.

Не корректные мнения про Японию, в частности о японской экономике
рекомендуем техцентр
На сегодняшний день сформировалось огромное количество неправильных, не коректных мнений и суждений о стране в целом, в особенности о японской экономике, при чем перекручиваются и ошибочно представляются события реальной действительности. 
Певую группу ошибок составляет распространенное мнение, что японская финансовая система неумолимо стремится к краху, а мера доверия населения к японским государственным облигациям очень минимальна. 
Вторую группу ошибок формирует мысль, что японские финансовые институты уже накопили очень много достаточно рискованных долговых обязательств, а это существенно влияет на их положение. 
Третью группу заблуждений составляет мнение, что японский общественный сектор существует во благо решения интересов политических деятелей, по этой причине сократить его размеры нет возможности. 
Последнюю, четвертую группу суждений формирует положение, что на сегодняшний день разрушается японский общественный уклад, а доказывает это – резкое падения нравов, возрастание показателя безработицы в стране. 
Подробно изучив разного рода источники, попостивив фактические данные, можно с уверенностью констатировать, что все выше изложенные суждения, включительно со всей схожей информацией по данной тематике – это заблуждение. 
Так сложилось исторически, что японские государственные займы – это низкодоходная статья госсударственной экономики. И это скорее говорит про высокий степень их надежности. 
Обратимся к первой группе ложных и ошибочных мнений, оносительно японской экономики. На самом деле, текущую финансовую ситуацию в Японии можно описать как не простая. Бюджетный дефицит в 2001 году достигал 34,5 триллионов долларов, а это, для сранения, 6,9 % от общего размера ВВП страны. Тогда как размеры долгосрочной государственной задолженности насчитывали 570 триллионов иен: а это целых 114 % от всего размера ВВП Японии. Экономические показатели такого рода в разы превышают принятые нормы для тех стран, которые стремяться к вступленю в систему единой европейской валюты. 
И все же, главной причиной подобной сложной экономической ситуации в Японии, можно назвать то, что в течении двенадцати лет можно было наблюдать необычайно высокий показатель сбережений населения страны. В течении 1990 - 2001 годы суммарный профицит японского международного платежного баланса составил 1 триллион 190 миллиардов долларов. Кроме того, Япония – это самый крупный мировой нетто-кредитор. При том, что объемы денежных активов, которые находятся во владении физических лиц, насчитывает 1.400 триллионов иен, а это 12 триллионов долларов. 
Что касается государственных займов, то они все не новые, погасить их можно исключительно на территории Японии. Отчетливо свидетельствует про высокий уровень надежности облигаций японских государственных займов показатель низкого уровня доходности экономики. На сегодняшний момент на фондовой бирже продолжают котироваться государственный облигации с десятилетним термином их погашения, из расчета среднего уровня их доходности на 1,3 % годовых. Для мировой экономики это невероятно низкий показатель доходности. 

Международные рейтинговые агентства «S & Р» и «Мудиз» не так давно снизили рейтинг японских облигаций гос займа, и не смотря на это, как результат их стоимость значительно выросла. Как правило, люди, которые инвестируют личные денежные средства, отличаются недоверчивостью и осторожность, а тот факт, что инвесторы не боятся покупать, как правило, низкодоходные облигации японского государственного займа, уже говорить о высокой степени их надежности. 
А потому нет существенных причин для того, чтобы беспокоится о развитии финансового кризиса в Японии. 

рекомендуем техцентр
Перейдем ко второй проблемной ситуации, которую очень часто перекручивают – финансовая система страны. И в правду, японские кредитно-финансовые организации за последние годы накопили существенные объемы рискованной задолженности. Вопреки тому, что ежегодно сумма данной задолженности немного погашается, суммарно она все равно продолжает возрастать. А всему виной очередные случаи банкротства, а также усиление общих правил аудиторской деятельности. Так, под конец марта месяца 2002 года общая сумма задолженности страны приблизилась к невероятному, рекордному показателю - 52 триллиона иен, а это 450 миллиардов долларов. Данный показатель приравнивается 8 % от суммы резервов финансово-кредитных организаций страны либо к 10 % от размера ВВП. Важно отметить, что из озвученной суммы целых 10,4 триллиона иен относятся к новым случаям банкротства, тогда как все остальные средства можно причислить к группе «опасная задолженность», а также «задолженности, которые потребуют внешнего управления». По этой причине в будущем есть вероятность появления необходимости объединить множество мелких, средних финансово-кредитных предприятий. 
Не смотря на все выше сказанное, главные финансово-кредитные организации Японии имеют достаточные объемы личных активов. Часть личных средств в объеме общего капитала крупных финансово-кредитных организаций насчитывает почти 10 %, а это достаточно позитивный показатель, и даже по нормам и стандартам BIS. 
Параллельно с этим, относительно показателя доверия японского населения к финансово-кредитным институтам, оно не может быть абсолютным. В соответствии с принятой резолюцией, с апреля нынешнего года, верхняя граница государственных гарантий на срочные депозиты был принята на уровне в 10 миллионов иен. В результате, денежная сумма, что сберегается на такого рода депозитах уменьшилась почти на 13 %. А денежные средства перевели на депозиты с уровнем возврата таких средств «по требованию», при том, что размеры вклада предусмотрены в пределах государственных гарантий. Такое заключение значительно встревожило кабинет Коидзуми, в следствии последний решает принять определенные меры для того, чтобы положить начало практики расчетных депозитов с государственными гарантиями. Таким образом, отношение кабинета Коидзуми к решению текущих финансовых проблем стало не очень конкретным. 
В целом, можно констатировать, что экономические проблемы Японии были скорее связаны не с решениями и действиями политиков, а в большей мере самой экономической структурой. 
Что касается следующей группы «псевдо-проблемы», а именно, мысль о том, что японский общественный сектор в целом служит ключевым интересам политиков, а потому его нельзя сократить». Аналогично, как и предыдущие положение, это нельзя принимать за истину. Поскольку в Японии заинтересованы качественным и своевременным обустройством железных дорог, автомобильных развязок, речных пойм в равной степени заинтересованы и местное население, так само и местные чиновники. Что касается государственных чиновников, то их заинтересованность можно объяснить тем фактором, что наращивание объемов разного рода общественных работ на территории личного округа на прямую соответствует интересам избирателей. Такая ситуация – это обязательный элемент любого демократического общества. Иногда могут появляться сомнения и подозрения, что определенная часть денежных средств, что выделяются на проведение общественных работ поступают так же в карманы политиков. И все таки, в Японии это происходить очень редко, при том, что суммы таких средств, что оседают в карманах государственных деятелей очень незначительны. 
Корень проблемы, по всей видимости, полагает в том, что те отрасли, которые обязаны стремится получить подряды для проведения общественных работ, постепенно деградируют. Стоит отметить, что для японских традиционных производств, лесной отрасли, сельского хозяйства, розничной торговли свойственна низкая продуктивность труда, данные отрасли пребывают в очень непростой ситуации на данный момент. Кроме того, существует явная проблема разрушения базовых моральных принципов в чиновничьих структурах, они жертвуют государственными интересам и выбирают корпоративные интересы. До сих пор в Японии полномочия чиновников в разы важнее, нежели полномочия политиков. К тому же, чиновники обладают техниками манипулирования мнением общества. 

рекомендуем техцентр
При том, что общество Японии – абсолютно здорово. 
И наконец-то, приступим к последней, четвертой группе заблуждений, что касаются проблем социального значения. По этому вопросу можно привести определенные данные. Так, в Японии 96 % от всех учащихся заканчивают среднее образовательное учреждение второй ступени, а также получают двенадцатилетнее образование. По отношению девочек, данный показатель - 98 %. В течении последних четырех лет в стране очень резко возрос уровень безработицы, но на сегодняшний момент его удается удержать на уровне 4 %. Общий процент детей, которые появились на свет вне брака, а также процент разводов - 1,9 %, это самый минимальный показатель среди развитых стран мира. 
И в правду, если сравнить с периодом двенадцатилетней давности, то уровни социальной стабильности и экономического процветания упали, при том, что, он и сейчас остается достаточно стойким и высоким,по сравнению с другими мировыми развитыми государствами. 
На самом деле, проблемы Японии объясняются совершенно не объемами выпущенных гос облигаций, не сопротивлением множества японских политиков принятому курсу реформ, и не наличием рискованных долговых обязательств у кредитно-финансовых учреждений. Наиважнейшие проблемы экономики страны, в большей мере, можно связать с достаточно высоким уровнем ее экономического развития, а также с социальной стабильностью, - именно это и не дает возможности реализовать принятые реформы. Если сказать иначе, то Япония смогла достичь значительных успехов во время индустриального строительства, по этой причине ей пока что так и не удалось сформировать единой концепции национальной идеи, что характера обществу с ориентацией на интеллектуальные ценности. 

Экономические концепции Японии послевоенного периода

Две ключевые экономические концепции послевоенной Японии. 
Уже после окончания Второй мировой войны Япония начала ориентироваться на две созданные и разработанные ей ключевые концепции, их можно смело назвать «национальной идеей». Поскольку это стремлении к единому национальному консенсусу, а также независимость, объективность процесса создания международных отношений. 

Первая концепция Японии послевоенных времен. 
Внешняя политика: взаимодействие со странами Запада, формирование мощного в экономическом плане государства, в условиях минимального уровня военных издержек. 
Экономика: создание современного индустриального общества, что ориентировано на массовом серийном производстве товаров. 
Иначе говоря, суть первой концепция был сведен к такому: принадлежность к числу свободных западных государств, ориентация на формирование сильного экономического государства с лимитированным военным потенциалом. 
Смысл второй концепции социально-экономического развития заключается в следующем: создание современного индустриального общества, что ориентировано на массовый серийный выпуск товаров. Дабы воплотить данные концепции в реальность в Японии были подготовлены такие шесть специфических элементов или принципов.
- Однополярная сосредоточенность вокруг Токио
- Общество, что базируется на отношения по профессиональному признаку – атомарная семья
- Унифицированная система образования, что базируется на подавлении проявлений индивидуальности

рекомендуем техцентр
- Оригинальный, исключительно японский менеджмент
- Финансовая система, основана на развитии массового производства
- Первенство бюрократического аппарата, гармонизация отношений между предпринимателями.
Таким образом, можно выделить основные факторы, которые содействовали созданию современного индустриального общества в Японии: 
1. Первенство бюрократии (относительно социальной структуры). 
2. Ориентация на Токио. 
3. Глобальное финансирование. 
4. Акцентирование общества на поддержку отношений по профессиональной линии. 
5. Ориентация на японской модели менеджмента. 
6. Стандартизированная образовательная система. 
В данной модели ключевую роль играет японская бюрократия, благодаря которой удалось предотвратить излишнюю конкуренцию. 
1. Первым фактором, который характеризовал послевоенное японское общество – это экономическая модель, создана на основе ключевой роли бюрократического аппарата, а также отношений взаимного сотрудничества в деловом мире. Путем достижения такого порядка был принцип «административного вмешательства» или административного регулирования. 
В результате, японские предприниматели смогли не допустить излишней конкуренции между собой, обеспечили стабильную, направленную на рост производства стратегию предприятий. В период с 1960 по 2001 год, за сорок лет ВВП Японии в реальном подсчете возросло в 7 раз. Но с другого боку, на практике создалась бюрократическая модель ценообразования, если конкретней: «Обоснованная стоимость равняется сумме затрат и разумной прибыли», это стало причиной высокого содержания затрат производства в стоимости продукции. 
Кроме того, крупные предприятия финансировались в опосредованном порядке. 
2. Финансовая система Японии ориентировалась на непосредственное финансирование массового производства. Японские финансисты строили логическую стратегию следующим образом. Для современного индустриального общества экономически выгодно массовое производство. Большие предприятия, которые заняты в сфере массового производства активно развиваются, и, конечно, получают гарантированную прибыль. По этим причинам инвестирование в большие предприятия связаны с малыми рисками. Таким образом, финансово-кредитные организации, деятельность которых не связана с рисками, выступали в роли брокеров либо посредников. Финансовые инструменты, которые предлагали финансово-кредитные организации были абсолютно одинаковыми, тогда как во время выбора финансово-кредитного учреждения в первую очередь оценивался финансовый потенциал последних, а кроме того, рассматривалось, имеет ли данная организация связь в рамках «системы кэйрэцу». 
И все же, после экономической депрессии 1997 года начался этап банкротства, при чем обанкротились даже большие предприятия, они были не в состоянии погасить свои задолженности, тогда как финансово-кредитные организации со временем все чаще и чаще прекращали оплачивать их счета. 
Формировалась настоящая японская модель менеджмента, которая на прямую способствовала формированию корпоративного духа в бизнесе. 
3. Во времена экономического роста самой подходящей стратегией и моделью менеджмента на предприятиях, которые пребывали под протекцией системы «административного регулирования» и партнерского финансово-кредитного учреждения, считалась японская модель корпоративного менеджмента компаний. Он опирался на трех классических принципах. 
Базовые принципы японской системы менеджмента:
- Корпоративность и коллективизм
Смысл данного принципа сведен к тому, что важную роль играет систему коллективного принятия решений, учитывая мнения экспертов. 

рекомендуем техцентр
- Оценочная прибыль или предварительное инвестирование
Данный принцип значит процесс резервирования доходов в структуре производства, тогда как финансовая политика за сферу приоритетного инвестирования берет производство, а также увеличение объемов инвестиций. 
- Политика пожизненного найма сотрудников: верность работников своей компании.
Данный принцип - пожизненная занятость работников – это «замкнутая» практика найма сотрудников, при которой сотрудники работают в одной компании, пока не наступит пенсионный возраст, при том что карьерный рост работника на прямую зависит от трудового стажа в данной компании. 
Следовательно, японские предприятия превратились в сообщества, которые основываются на преданности рабочего коллектива своей работе и компании. Обыкновенно компании представляли собой функциональную структуру, для которых главная цель деятельности – заработать прибыль (Gemainschaft), а теперь они превратились в отдельные сообщества, для которых самое главное – создать благоприятные, комфортные условия для работы персонала (Gellenschaft). Подобные сообщества оптимальней всего функционировали в условиях обновления, ребрендинга продукции, а также при глубинных инновационных технологических преобразованиях. Но, базируясь на таких сообществах, достаточно сложно полноценно обеспечить творческую инициативу, реализовать глобальные изменения. Японские компании были излишне нацелены на индустриальное общество, которое, конечно, заинтересованное в массовом выпуске серийных товаров. 
Формировала индустриальное общество новая образовательная система, направленная на обучение и подготовку квалифицированного персонала, для дальнейшего задействования в сферу серийного производства. 
4. Образовательная система так само была сориентирована на обучении и подготовке персонала к их участию в сфере массового производства серийной продукции. Может возникнуть вопрос, в каком персонале нуждались предприятия, функционирующие в сфере массового производства серийной продукции? В первую очередь, это терпеливые люд, которые способны преодолевать трудности. Это уживчивые, дипломатичные люди, которые умеют находить общий язык со своими коллегами, сотрудничать с ними и сосуществовать. Это люди, для которых близки одинаковые морально-этические принципы, которые имеют одинаковый багаж знаний, умений и навыков. Это сотрудники, не оригинальные, лишенные самобытности, а также не стремящиеся к творческой реализации. Японская система образования занималась подготовкой именно таких сотрудников. 
Для этих целей, еще начиная с этапа начальной школы, заканчивая средней школой второй ступени, была введена система обучения, относительно места проживания, тогда как во всех школах была унифицированная система преподавания. Все силы преподавателей направлялись совсем не на развитие у детей определенных талантов и позитивных задатков, скорее на преодолении существующих и проявленных недостатков. В итоге, многие дети, включительно с одаренными и талантливыми, стали просто стандартными людьми, у которых не было ни недостатков, ни достоинств. Японская система образования, в первую очередь, концентрировала детей на обязанности сдать экзамены. 
Таким образом, на сегодняшний день руководство крупных японских предприятий, ведомств, компаний и организаций в большей мере состоит из самых талантливых и способных людей, которые, тем не менее воспитывались в условиях японской системы образования. При том, что они обладают нужной квалификацией для работы в массовом производстве, реализации как стандартной, так и серийной продукции. Относительно самобытности, конечно, они не привыкли к ней, к реформационным процессам относятся весьма скептически. 
Связана в некоторой мере с вопросами и интересами массового серийного выпуска продукции концентрация вокруг Токио. 
5. Концентрация на Токио – это очередная оригинальная характеристика послевоенной ситуации в Японии. Поскольку вокруг столицы концентрируются главные институты управления промышленностью и экономикой. Кроме того, базовые функции, связываются с информацией и связью. В целом, Токио – это центр творческой активности населения и его культурной жизни. 
Так же можно объяснить данный принцип через привязанность к целям серийного массового производства. Именно токийская реклама устанавливает параметры продукции, которую можно запускать в серийное производство по всей стране. Кроме того, именно токийские СМИ массово по всей стране распространяют стандартизированную информацию. Стандартизированная модная одежда для всей страны аналогично идет из Токио. Такие примеры можно приводить и приводить. 
Общество связей по принципу профессионализма, его главная цель - превратить компании в единое сообщество союзников. 
6) И последнее специфическое явление, что возникло в послевоенной Японии – это общество связей по профессиональной принадлежности. 
В 50-е годы на этапе послевоенного восстановления хозяйства страны ситуация сложилась так, что множество молодых японцев были вынуждены покинуть свои обжитые родные места, бросить традиционные семейные промыслы, которые вели еще их предки, и переехали в большие города, где приступили к работе на предприятиях и разного рода учреждениях. Потому с годами сельская местность стала превращаться в заброшенные, практически нежилые регионы, в селах можно было встретить разве что людей преклонного и среднего возраста, которые отказались от переезда. Следовательно, традиционное сельское сообщество было в упадническом состоянии. Тогда как молодежь, после переезда в большой город проживала в домах, районах, которые находились очень далеко от их работы. Такое жилье предоставляли свои сотрудникам компании-работодатели, по этой причине их мало интересовало удобство местных жителей, поскольку круг их общения сводился к статусу «коллеги по работе». Большинство жителей чувствовали свою принадлежность только к собственной компании, общалась только с теми людьми, с которыми они смогли познакомиться по долгу службы и по месту работы. 
В древние времена человеческое общество являлось племенами, что объединялись кровным родством людей, они совместно вели быть, собирали съедобные растения, убивали животных. Постепенно появилось сельское хозяйство, это стало причиной формирования сообществ сельских жителей, они связывались между собой единым отношением к процессу обеспечения их существования землей и водой. И все таки, благодаря промышленной революции люди стали свободными от земли, от своей малой родины, сделав их «свободными рабочими», что блуждают в поисках работы. В данном случае, освобождение от земли стало причиной распада уклада, базирующегося на коллективном отношении к земле. Уже начиная с XIX века, а также до XX века люди находились в поисках корней, которые бы смогли стать заменой его старого кровного родства либо коллективной близости к земле. Уже во второй половине XX века в Япония появился особенный вариант разрешения такого вопроса – это концепция общество, что связано по профессиональной линии. В соответствии с данной концепцией, «самый важный институт, по отношению к которому человек обязан показывать свою привязанность и преданность, - его родная компания, предприятие, организация». 
Потому, большинство японцев, взяв продолжительный отпуск, ощущают дискомфорт, чувство беспокойства, так как они оказываются словно оторванными от своего сообщества, в котором существуют. 

Победы и тупики японского общества послевоенного периода 

Пытаясь создать современное индустриальное общество, что базируется на массовом производстве продукции серийного типа, Япония в экономической сфере основывалась на определенных базовых принципах. А именно: первостепенное значение бюрократического аппарата, японская модель менеджмента, а также финансирование и поддержка массового производства. Что касается общественной сферы, то в ее основе так само заложили основные базовые принципы: концентрация вокруг Токио, унифицированная система образования, а также общество связей по линии профессиональной принадлежности. Базируясь на данном «двойном треножнике», Япония смогла добиться существенных темпов роста, уже в 80-х годах страна впервые за всю историю человечества сформировала идеальное современное индустриальное общество. Его еще можно назвать, как «оптимальное современное общество». Если говорить по существу, то японские достижения свелись к таким: 
1. В сфере промышленности а, в особенности, что касается электротехнической и автомобильной отраслей, Японии удалось добиться самого высокого показателя продуктивности труда, а также конкурентоспособности во время массового производства серийных продуктов. 
2. Уже в 1987 году Японии удалось обогнать США по показателю размера ВНП на душу населения. В Японии он был самым высоким среди тех стран, где численностью населения превышает 10 миллионов человек. 
3. Вопреки кардинальным переменам в структуре производства, оставался низким уровень безработицы. В течении 80-х годов он смог продержаться на уровне двух процентов. 
4. Вопреки политике экономического равенства, а также стабильного пожизненного трудоустройства, японское население не потеряло жажды знаний и тяги к учебе, массовое и широкое распространение имели вечерние училища, в которых обучалась японская молодежь. 
5. Стабилизировались позиции японских женщин в обществе, при том, что процент разводов был очень невелик, тогда как количество рожденных детей вне брака так само был низким. 
6. Сразу же после ввода в 1972 году плавающего курса иены, японской денежной единице удалось вырасти относительно всех мировых валют. Тогда как, в 1995 году удалось зафиксировать рекордный курс иены, он составлял 80 иен за 1 доллар, а это почти в 4,5 раза больше, нежели соотношение данных валют, состоянием на 1972 год. 
7. Была усовершенствована пенсионная система Японии, а также система социального обеспечения, тогда как уровень накоплений был на высокой позиции, наладились показатели жилой площади с расчета на одного человека, а также численность домов, что пребывали в частной собственности. 
8. В процессе экономического роста возрастали размеры доходов населения, тогда как уменьшалась доходная разница бедных и богатых слоев Японии, при том, что она была самой значительной в мире. 
9. Вопреки стандартизации общества, сокращается уровень преступности, а степень зависимости японского населения от наркотических веществ алкоголя очень невысокая. 
В таких социально-экономических условиях получилось создать идеальную систему современного индустриального общества. Уже в 1980 году Япония, достигла таких позитивных результатов в мире считалась как «страна, самая близкая к раю». 
Учитывая выше изложенные обстоятельства и причины, Япония превратилась в такое государство, где сосредоточились огромные денежные средства, а также она стала страной светлых ожиданий (вполне ожиданий в будущем ее дальнейшего роста). Из-за положительного баланса в сфере внешней торговле, стабильно высокому курсу иены удалось закрепилась финансовая состоятельность Японской державы. 
Определенная часть финансовых денежных расходов шла за рубеж, японцы массово начали покупать американские кинокомпании, здания, а также участки земли в Австралии либо европейские произведения искусства. 
И все такие огромная часть денежных средств при этом концентрировалась внутри страны, их инвестировали в земельные участки либо в акции. По такой причине очень резко вырос курс акций. Так, в 1989 году был отмечен рекордный показатель во всем мире: общая цена акций, которые котировались на токийской бирже составила больше 600 триллионов иен. При условиях стабильного роста курса акций общий размер среднего дивиденда сократился до 0,46 % от курсовой стоимости акции. Следовательно, множество компаний смогло гарантировать себе доступ к чрезвычайно дешевому кредитованию благодаря акционерному капиталу. 
Параллельно с этим, даже больше, нежели акции в стоимости выросли земельные участки. Бытовало мнение, что при условиях быстрого экономического развития в крупных городах в разы возрастет потребность в офисных зданиях, а потому стартовала массовая закупка земельных участков, предназначенных для коммерческих целей, они состояли в собственности предприятий, второй вариант решения проблемы – это покупка участков, целевое назначение которых – жилая застройка, при том, что их стоимость так само очень резко выросла. В результате, самая высокая цена с расчета за один метр квадратный земли в центре города Токио была закреплена на уровне порядка 50 миллионов иен (а это 400 тысяч долларов). Таким самым образом выросла цена участков для жилой застройки: один метр квадратный земли первой категории оценивался в 10 миллионов иен (или 70 тысяч долларов). Следовательно, в 1991 году общая цена японской земли оценивалась в 2.300 триллионов иен. А это почти в три раза больше, нежели цена земли Соединенных Штатов Америки, которая по своей площади в 25 раз обгоняет Японию. Подобного рода ситуацию прозвали «дутой», часто проводили аналогию с мыльным пузырем. 
Японцы в данный период понимали, считали обоснованным резкий рост цен на земельные участки и акции. Они не сомневались так само и в том, что японская экономика, сформировав идеальное индустриальное общество, будет продолжать развиваться, и вообще, что XXI век превратится для мира в «век тихоокеанского региона», а так же, что Япония будет продолжать находиться на первых позициях в своем регионе. 
Не смотря на это, уже в 80-х годах в японской экономике можно проследить достаточно опасные моменты. Япония, то государство, которое смогло сформировать абсолютно приспособленное для производства массовых и серийных продуктов идеальное современное индустриальное общество, при этом испытывала сложности адаптировать свою экономику к текущим переменам ситуации. 
Такие опасения очень скоро себя проявили. Суть в том, что ориентация развития мирового общества начала смещаться: ориентация на формирование индустриального общества, что соредоточена на на массовый серийный выпуск изделий, сменилась на формирование «общества интеллектуальных ценностей». Наступил этап диверсификации познаний и умений. 

Переломный момент в истории – начало интеллектуальной революции. 
Существовало три объективных причины необходимости развязывания интеллектуальной революции. По итогу сорокалетних усилий на протяжении послевоенных лет, вернее - в результате 120 лет после успешной трансформации «Мэйдзи» усилий в Японии удалось сформировать идеальное индустриальное общество. И все таки, в это время происходит резкое изменение направленности развития человеческого общества. В Великобритании и в США не такую важную роль играть отрасли страны, что были на прямую связанны с производством массовых и серийных изделий. Вскоре их сменили новые сферы, которые формировали в весомых объемах добавочную стоимость. Среди таких сфер можно назвать информатику, новейшие финансовые технологии, медицина, опыт, производство программного обеспечения, реклама, дизайн, туризм и развлечения, знания. Можно описать общий смысл новейших современных тенденций следующим образом. Отрасли, которые ориентировались на прирост физических объемов продукции, заменились направлениями, которые в своей основе ориентировались на максимальном удовлетворении все возрастающих субъективных потребностей населения, на направления, из-за которых люди имеют возможность упростить себе жизнь и разнообразить досуг. А это свидетельствовало о глобальном сдвиге в мировой экономике, а также социальной жизни всего общества. 
Так, в 1985 году на подобные тенденции указывала работа «Интеллектуальная революция», которая была практически мировым бестселлером, ее тиражировали в девяти странах мира. И все же, выход данной работы, не смог поменять менталитет правительства Японии, а также деловых кругов страны. 
Что же стало первопричиной интеллектуальной революции? Ее сформировали три фактора. 
Основные причины развития интеллектуальной революции:
- Изменения потребностей человечества
Люди стали понимать, что природные ресурсы ограничены, по этой причине сократился их интерес к серийному производству изделий, которые просто утилизируются по причине утраты необходимости в них. Для людей более ценно стало то, что может удовлетворить их персональные потребности, пользование чем потребует наличия определенного соответствующего опыта. Выразив мысль по другом, можно сказать, что происходила трансформация человеческих потребностей. 
- Процессы глобализации экономической культуры
В результате глобализации внешней торговли, информатики и валютно-финансового сектора, произошла индустриализация КНР, а также ряда стран Азии, а это привело к понижению цен на серийную продукцию, что выпускалась огромными тиражами. 
- Компьютеризация. 
Из-за прогресса компьютерных технологий стало реальностью производить всевозможное промышленное оборудование, а также предоставлять новые и старые услуги по не высоким ценам. 
Произошел существенный сдвиг в направленности: переход от индустриального общества к новому обществу интеллектуальных ценностей. 
В самом начале такие изменения расценивались как один из компонентов общего процесса реформирования экономики и общества. Кроме того, даже на сегодняшний момент некоторые экономисты говорят о некорректности подобной оценки. Так, ряд ученых в союзе с «мозговым трестом» сформулировали и выдвинули свою теорию «нео-экономики», в соответствии с которой развитие информатики определяет переход с индустриального общества на качественно новый этап эволюции. Можно согласиться и с первым и со вторым мнениями, в наше время эпоха индустриального общества себя исчерпала, человечество перешло в общество интеллектуальных ценностей, которое прописывается совершенно иными новыми парадигмами. 
Параллельно с этим, необходимо более подробно изучить две важные трансформации, которые произошли в 80-х годах. 
А первую очередь, во времена индустриального общества можно было наблюдать стабильный процесс роста заинтересованности людей к вопросу удовлетворения своих индивидуальных потребностей посредством количественного увеличения используемых материальных ценностей. Как ответ на такой процесс, стало расширение государственного вмешательства государства в экономическую и общественную сферы общества. Данные процессы достигли своей критической точки в 70-х годах. 
И все же, после начала 80-х годов у людей появилась большая заинтересованность совсем не к накоплению различных материальных ценностей, а скорее к удовлетворению личных потребностей. При этом масштабы государственного вмешательства в сферы социально-экономической жизни сократились. Валютные курсы начали определяться с помощью рыночных механизмов. При этом расширялся обмен информацией, а также объемы внешней торговли. В США в это время отказались от обязательно-избирательного характера воинской повинности. В системе образования можно было наблюдать определенную либерализацию. В европейских странах более актвивно стили развиваться процессы приватизации предприятий, сократилось общее налогообложение. В желании гарантировать поставки материальных ценностей, а также одинаково равный доступ к ним, государства постепенно стали переходить от политики контроля экономики и общества до соблюдения ключевых принципов рыночной экономики, а также уважения выбора потребителей. 
Второй аспект, который предопределил кардинальные трансформации - новая консолидацией производственных средств и производительных сил. 
Еще со времен промышленной революции, можно было наблюдать в индустриальном обществе определенные этапы отчуждения средств производства непосредственно от производительной силы. Способствовало этому техническое перевооружение, которое имело место быть в периоды XIX - XX веков. 
Параллельно с этим возникает логичный вопрос: что конкретно называют средствами производства в тех условиях, когда под воздействием интеллектуальной революции появились совершенно новые отрасли – монтаж и дизайн видео клипов, новые финансовые инструменты, создание программного обеспечения, индустрия туризма и развлечений, лечение, финансовая отчетность, разрешение проблем юридического характера и т.п.? Точно так же как сами по себе компьютеры, юридически-аудиторские фирмы, чертежные доски не столь важны. Для таких отраслей настоящие средства производства – это знания сотрудников, преданных своей компании, а также их профессиональный опыт и позитивный настрой. А, потому, в подобных условиях можно проследить стойкую тенденцию к сравнению средств производства вместе с производительными силами. А это и есть абсолютно отличительная направленность, по сравнению с парадигмой современного индустриального общества. 
Уже в начале 80-х годов, мировые передовые страны стали ориентироваться на общество новой парадигмы, на общество интеллектуальных ценностей, а оно всецело отличается от раннего индустриального общества. Вот в чем полагает смысл интеллектуальной революции. 
Сложно переоценить смысл последствий интеллектуальной революции. Так, среди последствий интеллектуальной революции приходит на ум крах социализма, именно той системы, что была сформирована согласно принципов индустриального государства. 
Следующее последствие активного развития интеллектуальной революции - отход Великобритании и США от глобальной ориентации на производство массовой, серийной продукции, их переориентация на те отрасли, которые связаны с технологиями, финансами, знаниями, квалифицированной рабочей силой, а также со свободным временем людей. По такой причине США вместе с остальными странами расширили потоки заграничных промышленных изделий. В эти времена промышленность Японии, смогла воспользоваться значительным снижением производственных мощностей других развитых странах, переживала настоящий период бурного процветания. 
И все же, такого рода процветание дисонировало с общей направленностью развития цивилизации. Данная ситуация отдаленно напоминает ситуацию в Англии времен промышленной революции XVIII-XIX веков. В те времена Англия активно реализовывала промышленную революцию, в последствии которой произошел упадок сельского хозяйства страны. Восточная Пруссия решила воспользоваться сложившейся ситуацией, государство увеличило объемы экспорта сельскохозяйственной продукции, таким же образом обеспечив себе экономическое процветание. Но, в очень скором времени, такая же, и даже более дешевая сельскохозяйственная продукция начала поступать из других стран Нового Света, в которых были самые подходящие природные условия для сельскохозяйственного производства. Потому Восточная Пруссия постепенно сдала свои позиции и пришла к упадку. 
В 80-е года развитие массового серийного японского производства очень напоминало выше описанную ситуацию с Пруссией. Вся суть в том, что после 90-х годов массовая серийная продукция еще более низкой, нежели в Японии стоимости, начала поступать из стран Китая и Азии, в этих странах сложилась очень благоприятная инфраструктура, а также дешевая рабочая сила. 
К тому же, Япония очень упорно пыталась взрастить идеальное индустриальное общество, по этим причинам она не являлась среди тех стран, где стало зарождаться общество интеллектуальных ценностей. Все современные проблемы Японии, в целом, появились именно по такой причине. 
На сегодняшний день,можно смело утверждать, что реформы в Японии пребывают на этапе «поднятия с колен». 
Суть реформ сводиться к структурным и методологическим преобразованиям. 
Естественно, Япония в это время не являлась просто пассивным наблюдателем. За 12-ти летний период с 1990 года, сразу же как произошел распад структуры холодной войны, а также прекратила свое существование так называемая система «конъюнктуры мыльных пузырей», в стране поменялось 12 премьер-министров, при чем каждый после занятия своего поста брал курс на реформирование. Каждому из них удалось достичь определенных результатов. Вместе с тем, пытался реформировать социально-экономическую сферу страны японский бизнес. Но в целом, включительно до нынешнего момента не удалось достичь определенных значимых результатов. Тому виной тот аспект, что все реформы были сведены исключительно к структурным и методическим трансформациям, тогда как так и не дошло дело к изменениям менталитета к соответствующему уровню революции культурных ценностей, а также к системным преобразованиям. 
Уже с 80-х годов, а также в начале 90-х бизнес Японии, а также японские предприятия реализовывали политику рационализации, что отвечала высокому курсу иены, иначе говоря, они взяли курс на проведение методологических трансформаций. В итоге затраты на этапы производства изделий перенеслись в сферу обращения товаров. 
В период с 1993 по 1994 годы, в те времена, когда страны Северной Европы вели активную перестройку финансово-кредитных организаций, Япония наконец-то получила шанс реализовать реформы в сфере экономики. И все же, в те времена население страны было сосредоточено скорее не экономическим реформированием, а политическим (реформа избирательной системы), а потому не воспользовались представившейся возможностью. 
Дальше в период 1994 - 1995 годы японские компании на этот раз получили двойной удар, что на прямую связна с максимально высоким курсом иены (в те времена курс поднялся до 80 иен за 1 доллар), а также одновременным резким обвалом курса акций. По этой причине стали развиваться процессы пересмотра системы оплаты труда, зависимо от трудового стажа в компании, а также формировалась стратегия распределения персонала компании по филиалам. И это уже можно было назвать системными трансформациями. Но в данный период японцы не понимали до конца всю глубину проблемы, перед которой очутились: они не осознавали важности интеллектуальной революции. 
1996 года стал наверное самым благоприятным для экономики Японии, именно тогда стала налаживаться конъюнктура. Кабинет Хасимото, который в те времен пребывал у власти выдвинул следующий лозунг – «Шесть крупных преобразований», но он так и не смог воплотить его на практике, за исключением реорганизации административных органов. Наибольший провал кабинета Хасимото был связан со свертыванием выпуска госзаймов, а также увеличением налогообложения. Под воздействием финансовой бюрократии, политик все таки решился на подобные действия. В последствии началась новая серьезная экономическая депрессия. В итоге осенью 1997 года произошел очередной финансовый кризис, основным японским банкам посредством государственной системы была оказана существенная помощь. Но в тот отрезок времени даже руководство финансово-кредитных организаций не представляли себе в каком реальном состоянии находятся их банки, а эффекта от государственной поддержки почти не было. Таким образом, провал реформ 1997 года следующий после провала реформ 1993 года, абсолютно усложнил общее состояние экономики Японии. 
Кабинет Обути, который пришел к власти уже в 1998 году был вынужден решать те проблемы, что поятнул за собой кризис. И усилия Обути окупились. Удалось немного улучшить конъюнктуру экономики страны благодаря глобальным и смелым финансовым вливаниям. Параллельно с этим удалось реализовать «хирургическое вмешательство» в систему денежно-финансовых институтов, как результат, структура системы была успешно реформирована. К тому же, трудовое и корпоративное законодательства Японии потерпели изменений, а также в определенной мере удалось реформировать структура японского общества. 
В то же время, частный бизнес своеобразно отреагировал на такую политику. Стартовали процессы санации и слияния финансово-кредитных организаций, постепенно ослабло влияние связей в системе «кэйрэцу». И даже самостоятельные отдельные предприятия решили преобразоваться, началась крупномасштабная реструктуризация. Следовательно, структура японской экономики стала серьезно трансформироваться. 
И все же, после внезапной смерти премьера Обути трансформации остановились и стали укрепляться процессы сокращения финансирования, политики протекционизма предприятий с боку бюрократии. Очередной японский кабинет, возглавляемый Мори, смог достичь отличных результатов только относительно подхода к новым информационным технологиям. Процесс реформирования в Японии был ограничен только структурными и методологическими изменениями. Тем не менее, в стране все так же существовало общество, что основано на «двух треножниках». 
Однако, стали происходить радикальные перемены после появления кабинета Кидзуми на политической арене. 
Уже в апреле 2001 в сформировавшихся условиях к власти в Японии приходит кабинет Коидзуми. Так же, как и у предыдущих правительств, кабинет Коидзуми опирался на Либерально-демократическую партию Японии. Параллельно с этим, если учесть, что Коидзуми – это выходец из течения, что не относилось к руководящим сферам партии, на него кабинет возлагались очень большие и серьезные надежды относительно возможности организации кардинальных преобразований. 
Суть реформ кабинета Коидзуми:
- Реформирование почтового ведомства
- Приватизация скоростных автодорог
- Реформа системы медицины
- Упразднение финансовых институтов, аффилированных с правительственными органами
- Курс на сокращение финансирования 
Кроме того, премьер-министр Японии Дзюнъити Коидзуми вместе с формированием правительственного кабинета провозгласил лозунг: «Без реформ невозможно возрождение», а также решительно объявил о том, что в своей политике он отдаст приоритет структурному реформированию, так как считает это действенным инструментов в борьбе с депрессией. 
Базируясь на этом, кабинет Коидзуми решительно сократил финансовые ассигнования, а так же переориентировался на сокращение объемов выпуска госзаймов до суммы 30 триллионов иен. После этого несколько углубился кризис в стране, непосредственно в экономической сфере. При том, что на фондовом рынке средневзвешенный курс акций, который еще весной 2000 года находился на уровне 20 000 иен стремительно упал к отметке 10.000 иен. Одновременно очень резко упала стоимость земельных участков. В результате, возросло количество ситуаций банкротств компаний, сформировались тенденции роста объема безнадежных заимствований в структуре активов финансово-кредитных институтов. В свое время кабинет Обути очень стремительно реализовывал мероприятия, нацеленные на оздоровление финансово-денежного сектора, к примеру, он на время взял под личный контроль государства некоторые финансово-кредитные институты, а также два крупных японских банка. 
На таком этапе правительства кабинет Коидзуми старался всячески избегать решительных шагов, относительно оздоровления финасово-денежного сектора, а также непосредственного разрешения вопроса безнадежных заимствований. Кроме того, он провозгласил, что выплата задолженностей будет возможна через ее конверсию в расчетные депозиты, с предусмотренной гарантией сохранности первоначальной денежной суммы. По факту новый премьер совершил отход назад. 
Нет необходимости напоминать о том, что реформы кабинета Коидзуми так и не были доведены до конца. На сегодняшний день правительство страны продолжает заниматься решением данных двух задач, что непосредственно связанны со старыми намерениями премьера Коидзуми. 
Первостепенная задача – полная приватизация скоростных автодорог. Так, в Японии сооружено 7 тысяч км скоростных автомагистралей. Четыре корпорации скоростных автодорог эксплуатируют их, при том, что это государственные организации. Обычно корпорации занимались сбором денежных средств за проезд, затем вычитывали из общей суммы размер операционных расходов, при том, что остаток заработанных средств шел на погашение строительных расходов. Так как корпорации находились в ведении правительства, они выполняли строительство, при этом полностью игнорируя закон рентабельности. При этом имело место быть огромное количество необоснованных расходов в сфере управленческой деятельности. 
Посредством приватизации премьер Коидзуми пытался прекратить строительство нерентабельных магистралей. Данная реформа особенна еще тем, что во время строительства скоростных дорог, а так же при реализации остальных программ, нацеленных на интересы общества, проводиться грань между финансами и денежными потоками. 
Вторая особенно важная реформа относилась вопроса реорганизации почтового ведомства. Даже в Германии приватизирована почтовая служба. Такая реформа для Японии обладает свои особенным значением. Смысл в том, что японская почтовая служба кроме своих профильных услуг ведет почтовые депозиты, общей суммой 240 триллионов иен, а также системой упрощенного страхования, ее стоимость в то время оценивалась в 120 триллионов иен. Сосредоточенные здесь средства применяют чиновники с целью финансирования государственных финансово-кредитных институтов, а также общественных работ. Во время строительства ранее описанных скоростных магистралей используются так же выше упомянутые денежные средства, что находятся в распоряжении японского почтового ведомства. 
В том случае, если почтовую службу реорганизуют соответствующе планам Коидзуми, это повлечет за собой глобальные перемены на денежном рынке Японии. При том, что кабинет Обути пытался реформировать из шести основ времен послевоенного японского общества только две: японскую модель менеджмента и финансово-денежную систему страны. Премьер Коидзуми хотел воспользоваться трансформацией государственной почтовой службы в корпорацию, а также пытался провести процесс приватизации скоростных автодорог как определенного трамплина для глобальной перестройки всей финансово-денежной системы страны. 
Очередное направление политической деятельности премьера Коидзуми на прямую связано с попытками урезать статьи расхода бюджета. В нынешнем финансовом году издержки на общественные работы должны быть урезаны как минимум на 3 %. Затем, впервые после войны планируется сократить размеры денежного довольствия государственных служащих. Естественно, данные сокращения могут понизить на 1% расходную часть бюджета, и все же их психологическое влияние было значительно. 
Япония - это не очень интересная страна. 
Случаться ли глобальные перемены в экономике Японии сразу же после реформирования почтовой службы, приватизации скоростных автодорог? Мы считаем, что нет. Так же, многие считают, что в итоге сокращения бюджета испортилась конъюнктура рынка. 
Основная причина продолжительной экономической депрессии в Японии объясняется высоким уровнем накоплений при низким уровне инвестиций. 
В чем же причина такого низкого объема инвестиции? Существует мнение, что это косвенно зависит от роста доли в общем населении Японии, а именно – детей, а также лиц преклонного возраста. Так же, компании очень переводят свое производство страны Азии, зачастую в Китай. По сравнению с размерами прямых инвестиций Японии, что идут в иностранные государства, размеры прямых зарубежных инвестиций, что поступают в Японию, находятся на катастрофически низком уровне. Всему причина - навязанные ограничения от чиновничьего аппарата, а также его глобальное вмешательство в данные вопросы. Для поощрения иностранных инвестиций премьер Коидзуми выбрал курс на формирование административных районов особого статуса, при том что чиновничий аппарат пытался при этом разделить контроль над данными районами между определенными государственными ведомствами. 
Однако, самая реальна угроза для правительства премьера Коидзуми – оказаться под влиянием аппарата чиновников. 
Так по каким причинам объем сбережений остается таким же существенным? И кто главный владелец сбережений? Ответ прост – это пенсионеры. При анализе размеров накоплений, учитывая их владельцев, а также их возраст, станет понятно, что чем взрослее человек, тем существенные размеры накопленных средств он имеет. При том, что в Японии многие людей привыкли поддерживать дружественные связи исключительно со своими коллегами по работе. А потому, после того, как японцы идут в отставку, они имеют ограниченные возможности, относительно расходования средств на свои потребности. Относительно личных пожертвований, разного рода преграды придумывают чиновники, лишь бы не допустить реформирование. 
Чтобы кратко подытожить все вышесказанное, Япония, до сих оставаясь идеальным индустриальным обществом, параллельно с этим все еще является той страной, где ничего не меняется и случается мало интересного. Страна не ориентируется революцию интеллектуальных ценностей, которая на полную силу разворачивается в большинстве странах мира. В том случае, если в ближайшее время, к примеру, до конца нынешнего года ситуация в стране не улучшится, это может повлечь за собой очередную волну кризиса в Японии. Чтобы поправить конъюнктуру в Японии важно реализовать на протяжении длительного времени политического курса на с уменьшение разницы в объемах сбережений и инвестиций. В своей политической стратегии правительство Коидзуми основывалось, в первую очередь, на уменьшении финансирования. Уже начиная с XVIII века, как известно, японская общественность традиционно позитивно расценивала стратегию «затягивания поясов». Очевидно японской общество привыкло к «постулатам аскетических концепций». 

Необходимость проведения революции интеллектуальных ценностей в Японии

Японии успешно удалось сформировать идеальное индустриальное общество. Это стойкая и прочная структура, что основывается на ранее упомянутом «двойном треножнике». Японцы, существуя в даном обществе, создали свою систему близких для них морально-этических принципов, эстетических принципов, а потому было воспитано новое поколение людей с подавленой индивидуальность. Такого рода система полностью отвечала интересам производства массового серийного продукта, и все же она шла в разрез с творческим началом, стремлением расширить свой кругозор. Японский народ обязан переоценить все ранее изложенное. А также пересмотреть не просто административную политику, методы организации производства, свою экономическую и политическую структуры, а и то, на чем они основаны. А конкретней – свою систему и свій менталитет. 
А потому, может сформулировать что же нужно сделать Японии для реформирования системы 
1. Концентрация вокруг Токио – Реформа децентрализации. 
2. Верховенство бюрократии – Реформа свободной конкуренции.
3. Массовое финансирование – Переход к корпоративным финансам. 
4. Стандартизированная система образования – Образовательная система, ориентированная на личность. 
5. Японская модель менеджмента – Реформа менеджмента в конкурентной среде. 
6. Концентрация общества на поддержке связей по профессиональной линии – Переход к ориентации общество на поддержке связей по индивидуальному выбору. 
Реализация данных реформ - это и есть революция интеллектуальных ценностей. 
И все же, воплотить их в реальности не так то просто. Однако не просто это совсем не невозможно. На сегодняшний день в стране можно увидеть симптомы преобразований. Очень резко упали цены. И параллельно с этим активизируется сеть торговли по сниженным ценам. К примеру, это «100-иеновые магазины», в которых за стандартизированную цену в 100 иен (а это 80 центов США) доступно практически все, что нужно. Большинство товаров, что там реализуются - китайского производства. 
Возникли настроения в пользу отказа от системы японской модели менеджмента. Как результат реструктуризации возрастает количество сотрудников, которые уходят с места работы, не дожидаясь пенсионного возраста. В итоге происходит оздоровления финансового сектора, слабеют связи в рамках «кэйрэцу». По причине сокращением количества гос проектов Япония теряет репутацию «государства-строителя» и т.п. 
В Японии можно наблюдать рост критики чиновничьего аппарата, слабеют позиции бюрократии. При этом кабинет Коидзуми пытается укрепить главенство бюрократии. Когда правительство Коидзуми решит взять курс на ослабление роли бюрократических структур, он сможет сохранить популярность. После того, как реформаторская направленность будет ощутимой, тот час произойдут изменения в общих настроениях общественности, а также в структуре общества, в экономической системе. 
Остановимся на событиях, что произошли 130-лет тому назад. Это произошло в эпоху реформации Мэйдзи. Тогда, феодальный строй, который раньше казался непоколебимым и вечным упал за пять лет. Самурайское сословие не просто потеряло свои позиции в культурной и политической жизни страны, а и целиком исчезло. 
Так же развивались события 60 лет назад. Не просто рухнул военный режим, со сцены исчезли военные и сама военная цивилизация. 
На сегодняшний день Япония нуждается в полном демонтаже системы, где ключевую роль играют чиновники, а также в ликвидации своей прямой зависимости от бюрократии. 
Японцы уже понимают важность реформирования системы. И это реформы правительства Коидзуми, как первый этапов постепенных трансформаций, очень важны. Пока что очень сложно определить, связаны ли данные реформы с последним, решающим этапом изменений или нет. И все же, в недалеком будущем в Япония сможет провести революцию интеллектуальных ценностей. Большинство японцев понимают ее необходимость.

You have no rights to post comments