Галя. 3

 В какой-то момент мне предложили проект в Индии, и я взяла с собой младших мальчиков.

В первый же день я поняла, что им будет трудно в поездке. И я, по совету друга, отдала их в детдом, который он создал в джунглях для детей убийц. Мы приехали. И первое же, что увидели во дворе, была огромная кобра - она грелась на солнышке. Мальчишки пришли в ужас: «Мама, мы здесь не останемся!» Но тут к ним подошли детдомовцы и сказали: «Идёмте, мы вас с ней познакомим. Не бойтесь, она тут сто лет живёт и ещё никого не тронула. Не надо её бояться, не надо её ненави­деть. Она ведь всё чувствует». Мальчики до сих пор называют жизнь в том детдоме своим лучшим университетом.

Сегодня мои мальчики, Серж и Кевин, - взрос­лые, успешные люди, оба работают на Уолл-стрит, финансисты. И при этом Серж пишет музыку для фильмов и спектаклей. Кевин, как профессио­нальный актёр и клоун, ставит спектакли в Грен­ландии для эскимосских детей.


Именно благодаря Кевину я спрыгнула с поезда в очередной раз - в 2006 году. Ему было пятнад­цать, он серьёзно занимался балетом. И Дмитрий Шпаро как-то сказал: это очень хорошо, но непло­хо бы мальчику попробовать что-то более муже­ственное. Тогда как раз знаменитому полярному исследователю Оле Йоргену Хаммекену нужен был русскоязычный помощник в путешествии по российской Арктике. Им и стал Кевин - перево­дил, ходил за покупками, помогал с документа­ми и переговорами. А после путешествия Кевин привёз Оле на нашу дачу в Кратово, где я тогда жила. И мы познакомились. Оле потом сказал, что влюбился с первого взгляда. Но мы оба были не­свободны, жили в разных концах света. Так что попробовали просто дружить.

Оле получил образование адвоката в Дании, но, в точности по формуле Гайдара, спрыгнул с поезда успеха и стал работать в Гренландии с трудными детьми, которых даже в приюты брать отказыва­лись. Разработал свою педагогическую методику: уезжал с ними во льды, учил охотиться и вы­живать. Результаты были фантастические, дети радикально менялись к лучшему. И вот Оле мне предложил совместный проект: когда-то я в ка­надской Арктике придумала детский театр на льду и он хотел, чтобы я это повторила с его по­допечными. Мы разработали проект для трудных детей, склонных к суициду, - это была настоящая эпидемия в эскимосских поселениях. Детский ор­кестр, театр и цирк на льду на острове Уумманнак. А потом Оле предложил мне новую идею - путе­шествие в дальние поселения эскимосов, сохра­нивших традиционный уклад. Сначала была серия I экспедиций на собачьих упряжках. Оле меня потряс своими знаниями и умениями - он чув­ствовал опасный подводный лёд, угадывал, когда начнётся снегопад, видел в темноте, умел подолгу голодать и ходить по тонкому льду.