Явление воина.

 

рекомендуем техцентр

Вдруг мы увидели идущего посреди улицы огромного воина, увешенного с головы до ног всевозможным оружием. Он тяжело ступал. Его голубого цвета каска была украшена, как торжественным венком, надписью: «Украина цэ Европа». Левой рукой «монстр» вздымал гранатомет, а правой — «ППШ», за спиной у него торчали еще три гранатомета, снайперская винтовка, шесть авиабомб, четыре «стингера», пулемет МГ-42, ленты которого обвили тело наподобие средневековой кольчуги, а также лазерная пушка. За поясом неизвестного солдата торчали десяток ручных гранат, два пистолета «ТТ» и один «Вальтер».

Я и Белл выбрались из укрытия. Едва я шаркнул сапогами по камням мостовой, как боец взвел на нас все свое бесчисленное оружие, передернул все затворы и готов был вести огонь из всех стволов разом. Страшная картина. Я улыбнулся и снял каску. Отведя в стороны, но не бросая оружия, воин закричал: «Гамарджоба, Гиви! Как семья, как дома, как здоровье?! Белл, дорогой, как я рад тебя здесь видеть! Ведь никого из своих!»

Мы обнялись. Pillбыл из украинской повстанческой армии. Белл спросил, что Pillздесь делает? Ответ был прост: за что идет война, он не знает, но так как он при оружии, нужно теперь куда-нибудь выстрелить.

Я коротко обрисовал обстановку, сказал, что есть наши танки, а есть русские, есть еще американцы и англичане, и он может стрелять, куда душе угодно, а нам с Беллом пора идти. Мы еще раз обнялись, пожелали друг другу здоровья, удачи и простились. Пока Pillстоял посреди улицы и осматривался, куда бы пальнуть, я приказал всем подразделениям быстро отойти на пятьсот метров. Едва наши приступили к отходу, как Pillуже подбил десяток русских танков, утопил в Шпрее какую-то злосчастную баржу, разнес в щепки здание, где мы занимали оборону. На свою беду как раз появилась союзная авиация. Американцы безуспешно который день бомбили бункеры в километре от дипквартала. Pillсбил «стингерами» все самолеты, уничтожил бункеры лазерной пушкой (а заодно и здания, стоящие на пути к бункерам), расстрелял, куда глаза глядят, все патроны всех своих автоматов и винтовок и с минуту еще стоял, размышляя, что делать с неиспользованными ручными гранатами? Швырнув гранаты в реку, полюбовавшись на грохот, учиненный ими, и на то, что во время его выступления ни один из немцев и русских даже носа не показал, Pillпокинул поле боя. Перед этим он зачем-то поджег валявшиеся неподалеку автомобильные покрышки и пробурчал себе под нос: «Ще не вмэрла Украина». Русские и наши перекрестились.

Едва Pillпокинул поле боя, как в общем грохоте канонады мы услышали рев двигателей подошедших к реке новых русских танков «ИС». Ближе, еще ближе! Они стали оттаскивать подбитые машины. Мы бросились к исходным позициям, то есть к развалинам, оставшимся после «украинского» погрома. Русские расчистили себе дорогу и пошли в атаку.

Поднялись решетки прицелов фаустпатронов, сдвинуты предохранители, огонь! — сзади нас брызнуло пламя, облако дыма окутало стрелков, а вперед устремились снаряды, стабилизированные четырьмя крылышками. Удар, взрывы, башню переднего танка выворотило, второй танк (снопы искр из металлических плавящихся осколков попали в боевое отделение) тяжко подсел, и его боеприпасы вдруг непрерывной серией взрывов сотрясли стальной каркас. Все завершилось одним ужасающим взрывом, от которого задрожал весь квартал, и тяжелые куски изуродованной рваной стали разлетелись далеко вокруг. Обездвиженные танки блокировали улицу. Их нужно было оттащить тем, кто за ними следовал, под прикрытием дыма из-за сосредоточенной стрельбы из зданий, занимаемых противотанковыми командами.

Здесь меня опрокинуло. «Вава убил Гиви». Опять! Рядом с надписью появился значок, означавший, что меня убили ударом приклада. Я отсмотрел на повторе, как это произошло. Она обошла линию огня дворами, переулками и т.д. Словом, зашла мне в тыл и убила.

Я встал с места и направился прямо к кабинету 31, в котором она должна была находиться, следуя своему правилу строгой очередности. Я нашел этот кабинет. Открыл дверь, но в нем за рабочим столом сидел какой-то старик и смотрел мультфильм про русалку. Я извинился и отогнал бредовую мысль, что Вава именно этот старик. Даже не смешно. Я позвонил знакомому компьютерщику, но тот сегодня не работал, а посвящать в проблему его коллегу — человека постороннего — я не решился. «Вава не убежит, — подумал я, — а знакомый компьютерщик придет завтра».

В 4 часа 30 минут 2 мая без подготовки началась первая атака сражения за Рейхстаг.

Пехотинцы 150-й стрелковой дивизии устремились к «логову» и сразу попали меж двух огней: из Рейхстага и развалин Кроль-оперы, которая тоже была укреплена. Русские понесли страшные потери и отступили. После мощного артобстрела в 11.30 начался второй приступ.

15-я стрелковая дивизия Советов атаковала затопленный котлован для железнодорожного туннеля силами своего 756-го стрелкового полка и 674-го — на правом фланге. На левом фланге она была усилена 380-м стрелковым полком 171-й стрелковой дивизии, который присоединился к ней у швейцарской миссии. Наши контратаки на дипломатический квартал силами главным образом батальона моряков- курсантов не могли сдержать этого штурма, но это и не входило в мои планы. Напряжение нарастало. Я чувствовал необыкновенный прилив сил.

Я позвонил знакомому компьютерщику (он вышел на работу) и услышал от него, что Вава вчера находилась в кабинете №1. Я был поражен. Как я мог сразу не догадаться! Она вела счет апрельским месяцем. Тридцать дней. Не тридцать один. И сейчас она, если войдет в игру — а она не может теперь не войти — будет во втором кабинете! Как это просто!

 

Я вернулся к своим и занялся организацией обороны.