Пустыни. 1

Писатель был не просто сторонним наблюдателем, сопровождающим группу про­фессиональных исследователей морских глубин. Он и сам совершал погружения под воду, для чего прошел краткий курс обучения сначала в бассейне Петербурга, а затем закреплял навыки в Хургаде. Он испытал восторг неофита: «под водой — вы ощущаете себя по-другому, видите по-другому, слышите, думаете по-другому. Вы просто на другой планете»; «После первых вдохов под водой происходит нечто невероятное — вдруг все проясняется! Ты начинаешь видеть и воспринимать все иначе. Это невозможно передать! Ощущения при этом сильнее, чем когда пры­гаешь с парашютом». На практике он постигал, какие смертельные опасности таит в себе пучина: наркотическое опьянение азотом, летальная декомпрессия, акулы, остовы затонувших кораблей, течения, способные либо унести в океан, либо на мел­ководье, где гуляющий по рифам ветер мог истереть человека в труху. Не раз от трагического конца в опасных водах спасали гиды-хранители. Для С. Арно эта кни­га необычная. Действие всех его романов происходит в Петербурге, городе, полном мрачных, страшных тайн. Он — мастер фантасмагории, абсурда и черного юмора. А здесь — реальные приключения съемочной группы. Но чувство юмора — правда, заметно «посветлевшего» — писателю не изменяет, он умело сохраняет интригу, оставляя читателя в напряжении ждать, чем кончится очередная опас­ная ситуация: для ныряльщиков, отправившихся к затонувшим в годы Второй ми­ровой войны кораблям «Умбрии» и «Тистлегорму»; для него самого, уведенного под гипнозом в пустыню. Писатель петербургских мифов, он любовно собирает древние легенды других мест, погружается в историю: тайны Голубой Дыры, где гибнут самые опытные ныряльщики; проклятия фараонов; легенды об основании Каира и Александрии. Он дает волю своей фантазии, когда с картой погибшего моряка (она приложена к книге) совершает единоличный поход за пиратским кладом на острове Кокос. (Легендарный остров у берегов Коста-Рики хорошо нам знаком по книге Стивенсона «Остров сокровищ».) И с документальной точностью воссоздает историю знаменитых пиратов, спрятавших свои клады на острове Кокос, и золота инков. У него есть все основания считать, что в подземных убежищах и ныне скры­ваются потомки тех инков, кто схоронил на острове великое золото Лимы. И все-таки Петербург не отпускает: ведь стоят на набережной возле Академии художеств в Санкт-Петербурге два сфинкса с лицом египетского фараона Аменхотепа III, об­наруженные возле Фив. Случайно ли они попали сюда и что сулят петербуржцам и гостям города?