Ковчег. 2

 

Господи, я до сих пор не настелил палубу ковчега, и, если не случится чуда, мне никак не успеть к поставленному Тобою сроку. Список домашнего скота более или менее полон, одна­ко я не получил еще и десятой доли обещанных мне диких жи­вотных. Пара косуль, доставленная вчера браконьером из Хуффализе, еле держится на ногах от голода. У самца, покры­того чесоткой, обломаны рога, а самка и вовсе похожа на зай­ца. Верно, моя слава дурачка уже распространилась по дерев­ням, ибо меня надувают все, кому не лень. Я почти разорился на покупку чистокровного брабантского жеребца с кобылой, а получил двух кривоногих, желтозубых кляч. Клетки с птичь­его двора заполонили мой сад, чердак моего дома превратил­ся в вольер, в подполе кишат рептилии, но я сомневаюсь в добром здравии всего этого множества живых тварей. Толь­ко крысы да вороны, похоже, чувствуют себя хорошо. На со­седских изгородях целыми днями висит детвора, подсматри­вает за мной и хохочет. Люди, которых я встречаю на улице, отводят взгляд и поджимают губы. Нет никаких сомнений, что все считают меня полоумным, и боюсь, не сегодня-завтра решат поместить в сумасшедший дом. Вдобавок, мои работы не оставляют в бездействии власти. Уведомления множатся, список претензий растет день ото дня: незаконное содержа­ние охраняемых животных, самовольное разведение вред­ных пород, фермерство без лицензии и установка судоверфи без разрешения в жилой зоне, неуплата многочисленных по­шлин и сборов...

Однако все эти заботы не мешают мне думать с нарастаю­щей тревогой об одной из самых тяжких сторон моей мис­сии. Я говорю, Господи, о женщине, которую мне надлежит выбрать, чтобы она стала в свой срок спутницей моей жизни и матерью-прародительницей нового царства.

Поначалу я остановил было свой выбор на сестре смотри­теля шлюза, красивой и крепкой фламандке из Дьеста. Ее ши­рокие чресла и изобильная грудь позволяют предположить недюжинную плодовитость. Но, каюсь, представить будущее заселение наших земель при участии этой особы было мне столь отрадно, что я, из любви к Тебе, вынужден был отка­заться от этого замысла. Я, однако, по-прежнему убежден, что избранницей должна быть коренная фламандка, в которой смешаны в равных долях крови Севера и Юга, что обогатят собой ум и нрав наших потомков. Тот же принцип, надо ска-

зять,превалировал в моем отборе домашнего скота. К виду ку­риных, значащемуся на пятнадцатой странице моего списка, подобрал пару из мехеленской кукушки и арденнского петуха. Итак, уверившись в своей правоте, я в воскресные дни брожу по городам и селам в поисках подобающей спутницы. Само собой, я сразу отметаю всякое существо женского пола, не на­деленное качествами, потребными для плодовитости. В це­лях продолжения рода тощий зад, узкие чресла и плоская грудь должны вызыватьподозрение. Я не забываю также, что после высадкинам предстоит жить в простых и бесконечно суровых условиях, ипотому отвергаю не в меру хрупких соз­даний со слишкомтонкими ручками и нетвердым шагом. Из­бранница к тому же не должна носить обручального кольца на пальце, ибо наш союз не может быть запятнан супруже­ской изменой. Наконец, если Ты просветишь меня в моих по­исках и сподобишь встретить ту редкую особу, что отвечала бы всем перечисленным условиям, как уговорю я ее последо­вать за мной в маасские земли и отплыть в назначенный день на недвижимом покуда ковчеге?

 

Господи, события, разворачивающиеся в последние несколь­ко дней, позволяют мне предположить, что отныне мои свер­шения движутся прямиком к благополучному исходу. Непри­вычное спокойствие царит нынче в клетках, загонах и вольерах. Все пленные животные лучатся довольством, и мне даже кажется, что некоторые из них помолодели. Курьеры из инстанций больше не барабанят в мою дверь, соседи снова здороваются и заговаривают со мной, как прежде, о погоде. Еловые бревна оказались так легки, а доски так мягки в рас­пиле, что ковчег осталось толькозашпаклевать и просмо­лить.