С женой. 1

Александр Алексеев, признанный в Европе ещё в 20-х годах прошлого века как самобытный книж­ный иллюстратор, а в 30-х создавший новое анима­ционное кино - «абсолютно гениальный художник в мире французского анимационного кино, несрав­ненный творец», отозвался о нём президент филь­мофонда Франции Жан-Шарль Такшелла - у нас был публично открыт лишь спустя более полувека.

Александр Александрович Алексеев родился в России, в Казани.

Документы, хранящиеся в российских архивах (да и другие отечественные источники), открывали нам по крохам подлинную биографию Алексеева, его отца, матери и других ближайших родственни­ков, многочисленные факты их жизни, о которых сам художник часто не ведал. В Российском госу­дарственном военно-историческом архиве хранит­ся «Дополнительный список пенсионеру, которо­му назначена пенсия из военной эмеритальной кассы по ведомству Лифляндской казённой пала­ты» от 8 ноября 1906 года. Под «пенсионером» под­разумевалась мать художника Мария Никандров- на Алексеева, а «эмеритальная касса» (от латинс­кого слова эмеритаус, то есть «отслуживший свое время») означало страховую кассу, обеспечивав­шую семьи военных и других служащих пенсиями и пособиями, эмеритурой. Со слов М.Н. Алексее­вой тут засвидетельствовано, что Александр родил­ся 5 апреля (18-го по новому стилю) 1901 года.

Советское ретро. 4

-     Тогда мы с друзьями создали объединение молодых детских писателей «Чёрная курица». Мы хотели напомнить старшим коллегам: самое глав­ное в литературе для детей - чудо, тайна, а когда на юные головы обрушивается огромное количество конъюнктурной идеологизированной литературы, литература превращается из волшебного принца (вспомните сказку Антония Погорельского «Чёр­ная курица») в скучнейшего бройлера, из которого все хотят сварить суп, чтобы накормить семью. В 1990 году целый номер журнала «Пионер», выхо­дившего тиражом два с половиной миллиона эк­земпляров был посвящён членам нашего литера­турного общества. Сегодня это известные детские писатели Юрий Нечипоренко, автор прекрасных книг про Гоголя и Ломоносова, Марина Москви­на, автор замечательных повестей про путешествия по Индии, Японии, Тайланду, Александр Дорофе­ев, автор увлекательных романов и сказок про Мек­сику, Лев Яковлев, автор остроумной «Цирковой азбуки» в стихах и многочисленных сценариев, от­меченных Государственной премией РФ... Мы выпустили альманах «Ку-ка-реку», ездили высту­пать по детским домам Московской и Владимирс­кой областей, создали одноимённый издательский центр, опубликовали много хороших, умных и доб­рых книг писателей нашего поколения и наших стар­ших коллег.

Советское ретро. 3

Лола Уткировна Звонарёва — российский литературовед, критик, историк, искусствовед, член творческих союзов и международных конгрессов, главный редактор альманаха «Литературные зна­комства», доктор исторических наук. Познакомившись с Лолой Уткировной на лекциях по межкуль­турной коммуникации в Институте мировых цивилизаций, я, не ленясь, встаю в субботу утром и иду на две единственные лекции. Единственные и удивительные... За небольшой промежуток времени мы словно отправляемся в уникальные путешествия по всему миру. Ведь особый приоритет в работе преподавателя — это налаживание международных связей в русскоязычной среде, детской литературе и развитие личности через творчество.

Советское ретро. 2

По­путно мы посетили ставник в бухте Узур. Когда вы­бирали невод, выпустили много мелкой рыбы, на которую налетели чайки. Вдруг огромный орлан слетел с прибрежной скалы и схватил рыбину по­крупнее. Чайки с диким гвалтом бросились за ним, но отнять добычу у них не получилось.

В Песчаном меня поселили в избе старой бурятки. Я попрощалась с участниками нашей экспедиции, которая уже в составе 3 человек направилась на доре на север. К сожалению, моё пребывание на Байкале должно было скоро за­кончиться. Через 4 дня «Верещагин» увезёт меня в Листвянку.

Советское ретро. 1

Поскольку дело было вечером, все осталь­ные сидели на завалинке. «Ты что ругаешься?» - спросил Игорь. «А разве это не местное название коз?» - «Да, это название коз, но других. Никогда больше так не говори». У меня был вполне детский вид, и он мне поверил, что я раньше этого слова не слышала. Но были оплошности и посерьёзнее. Я не сразу научилась топить печь и готовить. Хуже всего оказалась моя первая уха. «А что же ты голо­вы-то в миски не положила?» - удивились наши рыбаки. А я их выкинула. «Она выкинула головы!» - послышался возмущенный ропот. Они не выкиды­вали ничего. Из ещё не зрелого омуля они выбира­ли совсем ещё мелкие икру и молоки, сердца и пе­чень и всё это жарили на сковородке. Получалась невероятная вкуснятина. Если какая-то еда остава­лась, то отдавали собакам.

Советское ретро.

Неумолимо течёт река времени, всё дальше унося нас от событий молодости и понемногу сти­рая их из памяти. Но остается что-то, что исчезнуть не может. Мы никогда не сможем забыть, что жили в необычной стране, которую иные клянут, а дру­гие до сих пор горько оплакивают. Это был СССР - страна небывалого в истории социального экспе­римента, возможно, оплаченного слишком боль­шой ценой. Не берусь здесь об этом судить. Я все­го лишь хочу перелистать несколько страниц прошлого и вспомнить, как это было - учиться в советском ВУЗе и, главное, как проходить произ­водственную практику.

ПИЛОГ. ГИПЕРБОЛОИД РЕВОЛЮЦИИ. 3

* * *

«С Праздником», — говорю знакомому я жрецу из часовни блаженной Ксении.

И он отвечает, как подобает лицу священному: «с Праздником вас, с Успением!»

ЭПИЛОГ. ГИПЕРБОЛОИД РЕВОЛЮЦИИ. 2

Б. Если в кровь проникают вредоносные микротела, их атакуют белые тельца. Ес­ли кто-то проникает в поток кайроса, время порождает феномены, компенсируя вно­симые чужеродным агентом изменения в предопределенность событий.

ЭПИЛОГ. ГИПЕРБОЛОИД РЕВОЛЮЦИИ. 1

Малиновский. Значит, твоих рук дело?

Богданов. Если имеешь в виду бунт тектотона, уничтожение радиирующего цен­тра в Пенемюнде, покушение на Ленина, то — да. Моих.

Час великого перелома. 3

Понадобилось три года войны и лишений, чтобы народность, православие сли­няли, обветшали, а самодержавие пошатнулось и почти рухнуло. Что грозит России, народу, самодержавию, вере теперь, когда на нее вот-вот двинутся объединенные полчища «просвещенной» Европы?! И неужто нет иного лекарства, нежели передать часть власти этому лысому человеку, который в канун трагического августа 1914-го заявил, будто для революции война в России была бы лучшим благом, но ему не ве­рится, что Франц Иосиф и Вильгельм окажут большевикам такую услугу.

Час великого перелома. 2

Алексей медлил, хотя и видел, как нарастало волнение присутствующих в комнате.

   Кого вы планируете представить на главные посты в правительстве?

  Министр экономики и индустриализации — товарищ Сталин, военный ми­нистр — товарищ Троцкий, министр внутренних дел — товарищ Дзержинский, ми­нистр народного просвещения — товарищ Луначарский, — быстро сказал Ленин. Четко, со слегка реверберирующей «р», что создавало ложное ощущение, будто он картавит.

Час великого перелома. 1

Никогда не думал, что заключительный акт драмы будет проходить именно так. Диалектика истории горазда на гримасы. И вряд ли молодой человек в полувоен­ной форме с единственным серебряным Георгием на груди понимает хоть что-ни­будь. Прости, брат Саша. Мы пошли другим путем и победили. Неважно, как полу­чить власть,

Бухарин. Посол Европейского Союза. 1

Ситуация в политических верхах Европейского Союза Советских Республик оста­ется неустойчивой. Два крыла диктатуры пролетариата (диктатуры! пролетари­ата! — Бухарин до сих пор нервно морщился, слыша вполне официальное самоназ­вание политического режима Советской Европы) — «ястребы» и «голуби» — про­должали фракционную борьбу.

Ленин. Шаг назад, два шага вперед. 1

Не матросню пьяную сажать на телефонную станцию! А что красногвардейцы вообще понимали в спецсвязи?!

наш север. 43

«Он явил в себе образ любвеобильного отца — пастыря и своим примером разрушил искусствен­ные преграды, установившиеся преданием между епископами и паствами, и приблизил . первых к последним, являясь всюду, где можно и  полезно быть, и принимая личное участие во всём, в чём можно и нужно принимать участие пастырю Церкви, обязанному в христианских отноше­ниях быть душою своей паствы... Нужно было только коснуться предмета, имеющего особенную важность, преимущественно относительно Церк­ви, как лицо архипастыря, его речь, все приёмы его обращения мгновенно изменялись.

наш север. 42

Эти слова были сказаны в речи при погребе­нии святителя Иннокентия архиепископом Ам­вросием (Ключаревым), вдохновенным пропо­ведником, исполнившим смиренные пожелания Духовного завещания митрополита Иннокен­тия, которое тот сделал собственноручно ещё в декабре 1869 года, под угрозой совершенной слепоты:

наш север. 41

Гавриил со временем стал первым помощни­ком отцу, пройдя с ним все тяготы служения на Камчатке, в Сибири, в Приамурье... До кончины святителя любимый сын помогал ему, в сане про­тоиерея, как личный секретарь.

наш север. 40

***

Вот как наставлял архиерей своего сына Гаври­ила, который обучался тогда в Санкт-Петербург­ской семинарии (письмо от 22 июля 1843 г.): «Я радуюсь тому, что ты живёшь хорошо и учишь­ся прилежно; не ропщи и не сетуй, что у тебя способности не быстрые. Всё, что мы имеем, Гос­подь нам дал. Он знает, для чего и почему тебе не даны отличные способности.

наш север. 39

лишить настоящего счастья! Так надо стараться вывести дикаря из его грязной жизни, но, очи­щая нечистоту с его тела, надобно быть осторож­ным, чтобы не содрать с него и природной его кожи и тем не изуродовать его! И искореняя в них ложные правила их нравственности, не сделать их совсем без правил нравствен­ности!*.

Наш север. 4

в Магадан переезжает известный советский специалист, будущий Президент Федера­ции Профессиональ­ного бокса Украины Михаил Завьялов. Он проработает в Мага­дане около 4-х лет.

Дневники.4

Хорошо жить вот так — у судьбы не канюча никаких разособенных прав...

В «Конюховке» — отступление от звездности, которую он все же подхватил в студенческие годы. Родионову показалось, что успех на институтской сцене, известность в многотысячном вузе, зна­комство, дружба и переписка с признанными поэтами свидетель­ствуют о его исключительности, избранности. Здесь же, у печур­ки в «полночной конюшне», — примирение с бытием, отрадное слияние с природой, осознание равности себя и всех.

Дневники. 1

В мае 1969 года Александр Родионов выходит из стен Томского политехнического института с дипломом геолога. Радость омра­чена расстроенной семейной жизнью.

Молодых супругов по их настоянию распределяют в разные концы Кемеровской области. Елизавета с дочерью едет в Елань, Александр — в Тисуль.

Дневники. 2

Сам факт существования дневников Родионова стал неожидан­ностью. В 2011 году Александр Михайлович с большим интере­сом, даже восторгом встретил публикацию дневниковых записей своего друга, поэта Владимира Башунова в журнале «Культура Ал­тайского края». Сразу по прочтении сказал: «У меня таких днев­ников нет». В тот момент реплика прочиталась как факт полно­го отсутствия тайных тетрадок, и не ждите, мол, и не ищите: весь я на поверхности таков как есть.

Удача неудачника. 1

Утром меня разбудили тревожные то длинные, то корот­кие и прерывистые гудки теплоходов. «С чего бы это?» — подумал я, подходя к окну каюты. Ведь звуковые сигналы вблизи населенных пунктов давно запрещены. За окном было бе­лым-бело. Надев штаны и рубаху, я вышел на палубу дебаркаде­ра. Над рекой и над берегом колыхался густой, косматый туман, лишь изредка в его глубине сквозь разводья проглядывали неяс­ные очертания ближайших деревьев.