Густав Менгрейм. 3

Маннергейм так хорошо чувствовал себя в Польше, что отверг лестное предложение перевестись в столицу: «Среди гвардейских улан я провел три года, и мне это было так по душе, что я отказался от предложения командовать 2-й кирасирской бригадой в Царском Селе, предпочитая ждать, пока не освободится место командира рас­положенной в Варшаве отдельной гвардейской кавалерийской бри­гады»[1].

«ВИТЯЗЬ СКАНДИНАВСКИЙ»

В январе 1909 года Густав Маннергейм получает долгожданное назначение. За пару месяцев до того он уклонился от командования полком близ польского местечка Виербаллен, «неприятной еврей­ской дыры», как он объяснил свой отказ брату Юхану[1].

Густав Менгрейм. 4

Сильным, хотя в стихотворении Туманова оно и воплощается в рас­хожих риторических фигурах...

В ДНИ ОЖИДАНЬЯ БОЕВОЙ ГРОЗЫ

Сгустились тучи над Варшавой, ПахнУло бурей грозовой...

В волшебном блеске, величаво, Стоит бессменный часовой:

То сквозь зловещие туманы,

Во мгле их серой пелены,

Его Величества уланы В регальях блещут старины.

Отважный полк на марше к зоне Исхода первых трех веков,

И в нашем старом гарнизоне Он старше всех других полков.

И в этой рыцарской агеме1 Ее почетный паладин,

Над ней царящий в диадеме Своих чарующих седин.

В канун обмена бурных мнений На встречном поле роковом Следов и тени нет волнений На командире полковом.

Он очень мало озабочен Преклонным возрастом полка, Хотя устав не приурочен К почтенным летам старика.

Но в тайном кодексе барона Устав всегда был сокращен, ^ Исключена в нем оборона И ход назад в нем воспрещен. [1]

не обязан был присутствовать при дворе или нести дополнитель­ную



[1]Агема (от греч. agema)—у македонян отряд отборных воинов, гвардия

Густав Менгрейм. 2

Два года, проведенные в Средней Азии и Китае, настолько раз­нятся с предыдущей и последующей жизнью барона Маннергейма, что можно подумать — речь идет о совершенно другом человеке. Ему удалось так удачно войти в роль исследователя, что в Фин­ляндии одно время гораздо охотнее вспоминали лишь об этой, в сущности, второстепенной стороне его путешествия,

Густав Менгрейм.

Заметна совсем незначительная неровностьвидимо, оспенные шрамы. Получить ясное представление о том влиянии, которое имеет Далай-лама на буддистов, тибетцев, монголов и бурят, разумеется, весьма трудно.

Густав Менгрейм. 156

Но военная карьера не привлекала его, и корнетом он вы­шел в отставку. Закончив юридический факультет Московского уни­верситета, он поселился в своем поместье Межотне (Мазмежотне) на юге Латвии и с большим успехом занялся сельским хозяйством. Его имения Межотне и Кримульда до Первой мировой войны считались в Латвии образцовыми.

Густав Менгрейм. 157

Я, однако, остался оптимистом и верю в конечную победу пра­вого дела над безбожничеством, ибо большевизм есть прежде всего движение антирелигиозное, антиморальное. антиэтическое. Ничего не остается от тех принципов, которые составляли основание че­ловеческой культуры от античного мира до наших дней.

Густав Менгрейм. 155

Братьевкавалергардов князей Гагариных, из которых один, Миха­ил, был с Вами на Японской войне, и Вы были на его свадьбе в пол­ковой церкви в 1911 году. Он скончался в 1918 году во время белого движения, оставив после себя вдову и 3 сыновей: старший, Николай, окончил Военную Академию в Белграде и с прошлого года произведен в офицеры в I Пластунский полк, а два младших, Алексей и Дмитрий, кончают университет и Политехнический Институт в Америке, где также их мать (рожд. Графиня Мусина-Пушкина, племянница св. кн. Долгорукова) дает уроки в одной школе.

Густав Менгрейм. 154

Г. Маннергейм — Г. А. Грипенбергу[1]Валь-Монт, 18 февраля 1949 г.

Уважаемый Брат.

Ты, пожалуй, вздохнул с облегчениемtкогда я около трех недель не мешал Тебе ни новыми писаниями, ни просьбами о помощи в каких-то делах. Надеюсь, что Тебя больше не мучила латинская инфлюэнца и что ты смог отдохнуть, когда симптомы болезни миновали.

Густав Менгрейм. 153

Он по-прежнему ведет обширную переписку. Хотя старые дружеские связи вряд ли оживляют, они все же должны давать ощущение устойчивости бытия.

Густав Менгрейм. 152

Зимний дом и него вряд ли когда-нибудь получится, там 15 комнат, отапливающихся каминами. Никакая прислуга не согласится на такую работу, а установка центрально­го отопления обойдется в 1 200 000 финских марок, что вместе со всеми другими предстоящими расходами для меня непосильно.

Густав Менгрейм. 151

С нашей курьерской почтой оно без труда дошло бы до Стокгольма, но отправка оттуда далее требует шведских почтовых марок, а их здесь нет. Письмо на самом деле не содержит никаких государственных тайн, но мне не нравится, что цензура обнюхивает мои письма, да и не слишком хо­чется использовать конверты, на которых стоит имя отправителя.

Густав Менгрейм. 150

Господин председатель.

По имеющимся в Союзной Контрольной Комиссии сведениям, в результате обысков, произведенных сыск­ной полицией губернии Оулу по требованию предста­вителя К<онтрольной> К<омиссии> в г. Оулу в течение мая месяца, в районе г. Оулу обнаружено до 30 тайных складов оружия, из которых изъято: станковых пулеметов 2 шт., ручных пулеметов 38 шт., винтовок 862 шт., авто­матов 110 шт., патронов около 450 000 шт., гранат свыше 2500 шт. и другое военное имущество.

Густав Менгрейм. 149

Виновником войны считается тот, кто в правительстве решающим образом повлиял на присоединение Финляндии к войне против СССР или объединенных Королевств Вели­кобритании и Северной Ирландии или решающим образом препятствовал во время войны достижению мира и наказы­вается временным или пожизненным заключением[1].

Густав Менгрейм. 93

Спасибо за телеграмму. Передай мои сердечные приветы Эделъ- фельдам, Фалътину и другим друзьям. Не забудь Грипенбергов.

Твой преданный брат Густав1.

Густав Менгрейм. 92

14 ноября 1919 г.

Милостивый Государь,

Борис Викторович!

Густав Менгрейм. 91

К сожалению, невозможно избежать столкновений с этой Россиейрано или поздно это прои­зойдет. Невозможно заставить ее исчезнуть и заменить на карте большим белым пятном, и в этих обстоятельствах лучше рыцар­ским жестом, как, например, освобождением Петербурга, создать положительную исходную ситуацию для будущих отношений.

Густав Менгрейм. 90

Эта жертва наверняка просто сверх человеческих сил. У нас тоже проводят зе­мельную реформу, но гораздо осторожнее.

Густав Менгрейм. 89

Мне кажется, что положение вещей сейчас более успокоительное —- общая атмосфера гораздо лучше, чем весной. Зимой мы были дей­ствительно на краю пропасти щ как Вы столь правильно заметили.

Густав Менгрейм. 88

На этом, собственно, закончились переговоры об участии Фин­ляндии в захвате Петербурга, и Юденич уехал в Эстонию.

Густав Менгрейм. 87

Хотя ответ Маннергейма сформулирован туманно и дипломатич­но, из него явствует, что генерал далек от либерализма, и только дай ему волю - примется наводить порядок железной рукой. Если бы он в 1919 году стал президентом, то непременно предпринял бы поход на Петроград.

Густав Менгрейм. 85

Вы сделали возможным спасение нашего народа от голода и утверждение суверенитета Финляндии. Помимо этой громадной работы, Вы успешно руководили обороной страны, организацией ее вооруженных сил и ее правительством, а также приняли участие в законодательной деятельности, скрепив своей подписью новую форму правления Финляндии.

Густав Менгрейм. 86

Следует опасаться, чтобы наши интересы не слишком совпадали с интересами Прибалтийских областей. Их присоединение к будущей России может быть скорее полезным для наших дел. Вообще, у нас есть причина быть несколько сдержанны­ми, когда речь идет о совместных действиях с этими окраинными государствами»[1].

Густав Менгрейм. 18

В опере кавалергард должен был сидеть на дорогих местах, ему нужно было посылать цветы светским знакомым, давать щедрые чаевые швейцарам и так далее. Возможно, потому барон Маннергейм исполнял свои служебные обязанности с большим рвением — другой возможности сделать карьеру у него не было.