Кроманьонский Человек.

рекомендуем технический центр

В охоте кроманьонцам не было равных, они умели добывать много дичи и охотились лучше своих предшественников. Развитый интеллект и смекалка позволили им создать особый инструмент под названием копьеметалка. Орудие представляло из себя обычную палку с зубом, с помощью которой можно было поддерживать тупой конец копья и метать копьё с большей силой и скоростью, чем позволяло обычное метание рукой. Кроме того, копьеметалка давала возможность охотиться на определенном расстоянии от хищника. Не боясь что зверь нападёт. Основным материалом изготовления таких орудий служило дерево, хотя древнейшие из найденных в Западной Европе копьеметалок были сделаны из оленьих рогов. Часто такие орудия для охоты украшали, покрывали сложной резьбой, что лишний раз свидетельствует о любви кроманьонцев к творчеству и красоте.

Для облегчения повседневной жизни кроманьонцы придумывали огромное количество инструментов из костей и рогов, камня, древесины и иных материалов. Кроме орудий для охоты они делали простые ножи и резцы, а также иголки для изготовления качественной и удобной одежды. Также древние люди мастерили украшения, делали обитаемые жилища и массу других вещей, приносящих пользу и служащих для бытовых целей.

В пещерах были обнаружены как вылепленные, так и нарисованные животные, всевозможные метки на стенах и сводах, причём часто в труднодоступных местах, что наводит многих исследователей на мысль о существовании у кроманьонцев магических обрядов. Одни специалисты считают причиной их проведения страх первобытных людей перед природой и стремление её задобрить и воздействовать на стихии, по другой версии тайные ритуалы связаны с обрядами инициации. Атмосфера пещер, таинственность и скрытость создавали подходящий настрой, подростков посвящали в мужчин. Считалось, что после церемонии новому охотнику будут покровительствовать духовные сущности и это защитит его от опасности. Во время обряда шаман одевал шкуру животного, символизирующую единение между миром людей и зверей и играл на одном из первых созданных человеком музыкальных инструментов – особой дудке из кости. В это же время другие обитатели пещеры пели и отбивали ритм, ударяя ладонями по камням.

В неярком свете пещерных факелов обнаженные участники церемонии ходили по кругу, пытаясь в таком состоянии постигнуть духовные миры и иные стороны жизни. Спустя тысячелетия учёные обнаружат следы этих церемоний благодаря отпечаткам ног, оставленным на мокрой глине.

После обнаружения скелетов кроманьонцев многие исследователи даже не догадывались, что этих первобытных людей окажется такое количество и что они явно похожи на современных людей. Кроманьонцы имели массу достижений, по мере продвижения распространились по всем частям земли и приспособились практически к любым климатическим и природным условиям. Находки были подлинной сенсацией, так как создавалось впечатлении того, что в вопросе происхождения человека стало меньше тайн и теперь всё будет объяснено.

Однозначен тот факт, что кроманьонцы являются предками современных людей, хотя и жили очень давно, охотясь своими примитивными орудиями на животных, которые уже давно вымерли. Одновременно информация о кроманьонцах не служит опровержением библейской истории происхождения человека, так как в целом они были похожи на современных людей.

Исследователи из Франции принялись обосновывать происхождение человека из Франции, так как именно там впервые обнаружили следы кроманьонцев. У французских археологов, антропологов и историков сложились шовинистические настроения и они начали утверждать, что в долине Везера находился настоящий земной рай и колыбель человечества. Были и другие мнения, согласно которым кроманьонцы появились на Ближнем Востоке, откуда уже распространялись по всем направлениям. Среди поклонно5ков Востока был один оригинальный антрополог, который обосновывал теорию о том, что от пещерной грубости человек вначале перешёл в стадию Дикости, потом вступил в Варварство, а потом достиг Цивилизации, идеалом которой для учёного является викторианское общество.

Как убеждённые консерваторы, так и сторонники новомодной теории эволюции строили многочисленные гипотезы о том, кто такой кроманьонский человек и откуда он появился. Однако представители обеих сторон были достаточно уклончивы при поиске ответа на вопрос о том, как этот человек развился от других своих предшественников. До сих пор не существует ни одного реального свидетельства, которое могло бы подтвердить связь кроманьонца с так называемыми «человекообезьянами» и «обезьянолюдьми», которые обнаруживали в различных частях Европы. Этих существ назвали неандертальцами, и они при всём сходстве с современными людьми, имели другую структуру черепа, и особенно его лицевой части, и для исследователей XIX века такой череп казался сходным с обезьяньим. Неандертальцев считали либо тупиковой ветвью человека, либо его дальним родственником, одним словом не связывали его с кроманьонцем, и никто даже не выдвигал версию о том, что современный человек мог развиться из неандертальца.

Загадок становилось всё больше, древнего человека окутывали тайны, и хотя для большинства был бесспорен факт происхождения современного человека от кроманьонца, никто не знал, откуда же взялся сам кроманьонец. Тайна стала проясняться после того, как в 1931 году в палестинской пещере Схул на горе Кармель, находящейся поблизости от города Хайфа, учёными были найдены странные окаменелости. В обнаруженных останках сочетались черты вымерших порядка 40 тысяч лет назад неандертальцев и кроманьонцев, которые тогда как раз появились. Очевидно, что найденные люди были либо помесью двух видов, либо переходным этапом, свидетельствующим о происхождении современного человечества от древних неандертальцев.

Открытия, сделанные в Схуле, основная часть научного сообщества приняла только в 60-е годы. Сейчас доминирующей считается теория о том, что приблизительно 40 тысяч лет назад неандертальцы начали эволюционировать в различные виды, и одним из них оказался Homo sapiens. Самое интересное, что переходный тип останков не встречается в южной и западной частях Франции, которая была приютом кроманьонцев. Таким образом. Полное несходство кроманьонцев с обитавшими рядом с ними неандертальцами свидетельствует о том, что кроманьонцы пришли во Францию из других регионов, начав вытеснять с этих богатых земель более отсталых и примитивных жителей.

Неизвестно. Откуда они пришли. Это мог быть и тот же самый Ближний Восток, где обнаружили Схулские окаменелости, однако точных данных не может дать никто. Однако всё это проливает свет на то, как появился человек на Земле, и как происходило его развитие. После того, как более миллиона лет назад появился первый человек, прошёл долгий этап эволюции от дочеловеческого вида под названием австралопитек до человека прямоходящего, который называется Homo erectus, из которого развился Homo sapiens, или человек разумный, к которому относят неандертальцев, кроманьонцев и современных людей.

Окаменелости, принадлежащие кроманьонцам, обнаруживали в самых разных частях земного шара: в Северной Африке, Америке, Австралии, Юго-Восточной Азии, на территории тогдашнего Советского Союза, в Китае, и естественно на Ближнем Востоке. Многие скелеты сохранились фрагментарно и не были полными, однако по свидетельству антропологов у всех прослеживается современный анатомический характер. Кости по весу намного легче костей предшественников, а череп кроманьонца больше всего похож на череп современного человека, так как имеет чёткий подборочный выступ, высокий лоб и большой объём мозговой полости. Также у него маленькие зубы и есть все физические особенности, необходимые для того, чтобы разговаривать.

Особое состояние носа и рта, удлиненная глотка, помещающаяся над голосовыми связками – всё это открывает возможность для правильной речи и выдачи быстрых, разнообразных и внятных звуков. Однако дар речи имеет для человека и отрицательное последствие, так как люди – единственные из живых существ, кто может задохнуться при поглощении пищи. Всё из-за того, что в удлиненной глотке начинается пищевод. Не смотря на анатомическую близость тела кроманьонцев и современных людей, часто они очень отличались друг от друга по внешнему виду. Кроманьонцы, обнаруженные в Советском Союзе, отличны от кроманьонцев из Америки или Африки. По мнению ряда исследователей, антропологические типы кроманьонцев могли быть намного более многочисленными, чем типы современных людей, так как каждая популяция была относительно неподвижной, и различия закреплялись в различных группах и передавались по наследству. Разнообразие среди кроманьонцев породило вопросы о расовых различиях, и хотя цвет кожи или волос у древних людей установить нельзя, возникало много странных гипотез и теорий. Так, согласно одной из них предки африканцев и эскимосов жили на юге Европы. В найденных в итальянской Ривьере Гримальдийских окаменелостях усматривали негроидные черты. Причём основным аргументом было то, что нижние и верхние челюсти резко выдаются вперёд, хотя потом установили что это не челюсти предков многих современных чернокожих людей, а останки, деформировавшиеся за длительное время пребывания в земле. Точно также эскимос, якобы обнаруженный возле французского Шанселада, считался эскимосом из-за тяжёлой нижней челюсти и наличия широких скул. Однако в тридцатые годы было установлено, что такого рода черты имеются и у представителей многих других народов, а специалист, занимавшийся реконструкцией черепа шанселадского человека, просто-напросто поставил кости носа не так как нужно.

Однако до устранения такой ошибки учёные считали, что раньше эскимосы жили в южной Франции и двигались за отступающими ледниками вначале на северо-восточную часть Европы, а потом в Сибирь, а затем через Берингов пролив перешли в Америку и расселились по северной её части. Такая теория абсурдна хотя бы потому, что древние люди не могли так быстро преодолевать колоссальные расстояния. Не смотря на ошибки с африканцами и эскимосами, всё равно кроманьонцы очень отличались друг от друга. В каждой географической зоне складывались свои формы, чтобы люди могли приспособиться к местности, климату, имеющимся в регионе пищевым ресурсам. Так формировались внешние признаки вроде высокого или низкого роста, прямых или кучерявых волос, тёмной или светлой кожи, помогавшие древнему человеку выживать в тех или иных климатических условиях. Так, организм плотно сложенных и коренастых эскимосов намного лучше удерживает тепло, а африканцы наоборот высоки и худощавы, чтобы лучше охлаждаться через кожу. Курчавые волосы, чаще всего встречающиеся у народов Африки или обитателей тихоокеанских островов, способствовали защите головы от перегрева и прямого попадания солнечных лучей. Длинные волосы и густые бороды многих народов Европы помогали сохранять тепло и лучше выживать в условиях перепадов температур.

Кроманьонец развивался не только биологически, но и культурно, что легко проследить по археологическим находкам. На стоянках обнаружено множество свидетельств повседневной жизни и быта древних людей, из которых видно, куда именно прикладывали они свои интеллектуальные усилия.

Во время появления кроманьонца человек уже освоил обширные пространства, расселившись не только по богатым пищей и комфортным субтропикам, но и освоив территории с умеренным климатом. Двигаясь с Африки и Юго-Восточной Азии, человек быстро освоил Европу и Китай, однако в Сибири, Америке или Австралии людей до того времени не было. Однако кроманьонец смог освоить и эти земли благодаря своей приспособляемости, и сделал почти все части Земли обитаемыми.

Кроманьонцы жили в конце периода Вюрмского оледенения, в эпоху резких перепадов климата, когда похолодания и потепления постоянно сменяли друг друга. Ледниковый период завершался, и постепенно ледник отступал, а освободившиеся территории зарастали густой растительностью. Рельеф земной поверхности всё время менялся, и по сухому в то время Берингову морю древние люди перебрались в Америку, быстро расселившись по континенту и освоив его самые отдалённые уголки.

В то же время путь в Австралию был обусловлен не климатическими изменениями, так как не смотря на более низкий уровень воды сплошного перешейка между Азией и Австралией не существовало. Калимантан, Суматра и Ява были единым большим островом, однако пространство до Австралии было отделено морем, в котором находились лишь небольшие острова. У многих вызвало вопросы, как тогдашние люди смогли совершить переправу через воду на такое расстояние.

Ранее считалось, что люди впервые появились на континенте около 10 тысяч лет назад, когда из Юго-Восточной Азии сюда переселились предки нынешних аборигенов. Скорее всего тогда уже были лодки, на которых возможно отправиться в длительное плавание. Однако в тридцатые годы на основании разнообразных находок учёные предположили, что люди оказались в Австралии гораздо раньше, а в 1968 году возле озера Мунго в Новом Южном Уэльсе нашли скелет женщины, которая жила порядка 27 тысяч лет назад, а также многочисленные предметы ещё более древнего возраста. Вместе с тем женщина однозначно принадлежала к виду Homo sapiens, и не являлась представителем одной из тупиковых ветвей человека, которые к нашему времени уже вымерли.

Так возник вопрос о том, каковы были суда людей, обитавших в Азии более тридцати тысяч лет назад. Путешествовали ли они на примитивных рыболовецких плотах, связках из бамбука или долблёных пирогах, применяемых современными меланезийцами. Ещё интереснее то, как такое судно, да ещё и с определённым количеством пассажиров, смогло попасть в Австралию. Было ли это вынужденное путешествие, сознательное переселение или их просто занесло попутное течение?

Кроманьонцы не любили путешествия ради самих путешествий, а переселялись только с целью поиска пищи и новых охотничьих угодий. Одновременно с этим кроманьонцы были гораздо более успешными и находчивыми охотниками, имели хорошие орудия, умели строить жилища и отличались организованностью, и поэтому могли полностью обеспечивать себя за счёт даров природы.

Вегетарианские предшественники человека не имели такого мощного источника энергии, как мясная пища, и поэтому человек смог охотится на практически все виды животных, и существенно расширил охотничьи угодья. Охота привела человека в зону умеренного климата, где травоядные животные очень часто перемещаются между летними и зимними пастбищами, и человек был вынужден охотиться не только вблизи себя, но и добывать пищу на некотором отдалении. Неандерталец при добыче оленей получал максимум пользы из северных пастбищ и равнин возле морского побережья, хотя сам попадал туда очень редко. Такой способ получения пищи можно по праву считать жизнью за счёт даровых ресурсов, и это самая эффективная стратегия получения пищи. Более полноценная и выгодная эксплуатация природных ресурсов началась только после начала освоения земледелия.

Когда пришли кроманьонцы, люди уже умели использовать даровые ресурсы от мигрирующих животных и дополняли ими более простую растительную пищу. Кроманьонец оказался в этом ещё более успешным, а его орудия позволяли добывать животных в очень большом количестве, и выживать даже в Арктике, где нет растительной пищи. Так, пользуясь только даровыми ресурсами, человек освоил Сибирь и Камчатку уже более 30 тысяч лет назад, и это учитывая то, что тогдашние сибирские зимы были намного холоднее и длиннее, и даже там, где сегодня остров Таити, были холодные и ветреные степи, в которых трудно отыскать пристанище. Растений с мощной корневой системой не было, так как уже на метр в глубину начиналась вечная мерзлота, однако на поверхности прорастали сочные и обильные травы, служащие кормом для животных.

Сибирь была подлинным раем для охотников, и кроманьонцам очень хорошо жилось в таких холодных условиях. В мусорных кучах возле стоянок древних людей обнаруживают множество оленьих костей, останков лошадей, антилоп, зубров, мамонтов, а часто даже медведей и львов. Охотился кроманьонский человек и на песцом и волков, чтобы заполучить их шкуры для изготовления одежды. Ещё одно прогрессивное явление, которое служит показателем развития кроманьонцев и освоения ими новых источников питания – наличие в мусорных кучах останков рыб и птиц.

Рыбалкой жители Сибири занимались в основном в летнее время, так как зимой все реки покрыты тонким слоем льда. Среди пернатых частой добычей становились куропатки, которые живут на земле и очень медленно летают, и поэтому их очень легко добывать. Есть мнения ряда антропологов о том, что кроманьонцы охотились и на водоплавающих птиц. Неизвестно как происходила эта охота, скорее всего они попадали в силки, подобные силкам нетсиликсских эскимосов или их просто сбивали на лету. Более вероятна теория силков, которые делали из тонких ремней и клали внутрь приманку из рыбы. После того как птица находила приманку и садилась на неё, удерживающий ремни камень смещается и опутывает ноги птицы, и её очень легко взять.

Жить в столь суровых условиях было очень трудно, зимы были долгими и полными опасностей, и поэтому сибирские кроманьонцы должны были тщательно рассчитывать, как им выжить в определённые отрезок времени. Тропическим современникам обитателей сибирских просторов не приходилось делать тёплых жилищ из шкур с каменными основаниями, которые вкапывали почти на метр в глубину земли. На территории современной Украины найдено очень много таких жилищ, и некоторые из них поражают своими размерами и рассчитывались на 15 и более человек. В ледники за каменными фундаментами можно было класть много мяса, и оно хорошо сохранялось. Кроме замороженного мяса кроманьонцы заготавливали ещё высушенное на солнце и прокопченное на дыму мясо. В таких домах люди имели очаги, отдыхали и проводили долгие зимние ночи, делали орудия, одежду и украшения, воспитывали детей и рассказывали свои охотничьи истории. Смерть одного из членов группы уже сопровождалась похоронами, которые свидетельствовали о заботе и уважении по отношению к покойному. В районе Байкала при раскопках была обнаружена могила четырёхлетней девушки, которая украшена своеобразной диадемой из бивня мамонта, браслетов и крупным ожерельем, в котором 120 бусин. Рядом было множество других костяных предметов, и все эти погребальные дары говорят о том, что девочка была очень дорога своим близким.

Предки современных людей, жившие в трудных северных условиях, постоянно преодолевали трудности, учились жить в холодных условиях, а кроманьонцы, обитавшие в более южных широтах, учились выживать в условиях радикального изменения окружающего ландшафта. Так, на берегу Индийского океана, в пятистах километрах от южноафриканского Кейптауна находится пещера Нельсон-бей. Здесь, на шестидесятиметровом обрыве из песчаника, постоянно жили и сменяли друг друга различные группы кроманьонцев, и первая из групп поселилась там 18 тысяч лет назад. Вход в пещеру шириной около 30 метров расположен с южной стороны, а далее следует помещение высотой в 9 метров и шириной до 45 метров. В одном из углов пещеры есть источник пресной воды, поэтому обитателям не приходилось думать о воде. Жильё с таким количеством преимуществ привлекало обитателей, и здесь прожило почти 400 поколений охотников и собирателей, которые не покидали пещеру даже тогда, когда изменилась окружающая среда и не стало прежних пищевых ресурсов. После появления в пещере первых людей и почти на протяжении шести тысяч лет вокруг были обширные саванны. По заросшим травой и небольшими одинокими деревьями просторам можно было быстро добраться до моря, оно находилось всего в восьми километрах, однако пещерные люди туда не ходили, и в Нельсон-бей не найдено никаких останков морских животных. Обитатели охотились на то, что было в непосредственной близости, в женщины и дети собирали семена, ягоды съедобные корнеплоды. Охотники добывали в саванне многочисленную дичь – в первую очередь гигантских буйволов, которые весили более полутора тонн и на сегодняшний день вымерли. Также среди добываемых зверей были антилопы, павианы, бородавочники, бубалы, кустарниковые кабаны. Добыча дичи таила в себе множество опасности, ведь пострадать можно было и от страуса, и для успешной охоты мужчинам нужны были смелость и интеллект. Так человек всё больше закалялся и учился властвовать над природой, чтобы лучше добывать ресурсы и обеспечивать себе выживание.

В такое время кроманьонцы из Нельсон-бей могли оставаться в пещере круглогодично и делали пещеру все более удобной и пригодной для жизни. Люди могли изредка отлучаться на охотничьи экспедиции, но в основном не отходили далеко и обустроили прекрасные выложенные камнями очаги, сделали при входе загородку для защиты от ветра в форме полукруга. До сих пор сохранились несколько столбов этой древней загородки, а между столбами вешали шкуры зверей и укладывали хворост. Загородка имела большое значение, так как зимой и ночами могли быть низкие температуры. Южная Африка тогда была намного холоднее, а климат был очень влажным, и поэтому иногда мог даже выпадать снег.

Однако двенадцать тысяч лет назад всё изменилось, так как всемирное потепление растопила огромные ледники, и уровень воды стал резко повышаться. Море почти полностью затопило пологую равнину, на которой располагался Нельсон-бей, и всего в нескольких километрах от обрыва, где была пещера, уже плескались морские волны. Вода затопила богатые пастбища, и стада крупных животных ушли вглубь континента. Логически можно было бы предположить, что обитатели пещер последуют за стадами и выберут себе намного лучшее место для жизни, однако кроманьонцы поступили совершенно по другому. Причиной могла быть привязанность к жилищу, хотя на своей главной базе люди уже не жили круглый год. Летом начиналась пора длительных охотничьих экспедиций, когда люди занимались выслеживанием дичи, а в перерывах между охотой питались растительной пищей. По возвращению в Нельсон-бей кроманьонцы питались и новой пищей, ранее отсутствовавшей в рационе. Теперь женщины посвящали своё время не выкапыванию коней, луковиц и сбору ягод, а дожидались часов отлива и собирали морские блюдечки и ушки – особых морских моллюсков. Скорее всего, женщины брали с собой особые корзины и мешки для добычи, а вскрывали раковины плоским двадцатиметровым ножом из кости. Археологи обнаружили шестиметровые кучи из вскрытых моллюсков, что свидетельствует о масштабности такого промысла. От куч стояла жуткая вонь, и люди время от времени покидали жилища, подобно некоторым современным диким племенам, которые покидают места, где накопилось слишком много отбросов. Через некоторое время мусор исчезал под воздействием морских ветров, зубов мышей и клювов морских птиц, и люди могли снова возвращаться на прежнее место.

В то время как женщины занимались моллюсками, мужчины шли на скалистый мыс за несколько километров от берега, и убивали там морских котиков. На лежбище могли одновременно собираться тысячи котиков, и убить одного из них не составляло проблемы. Как и котиколовы недавнего времени, древние люди просто шли по пляжу и били дубинками понравившихся животных. Такой промысел мог быть только зимним, так как летом котик находятся за сотни километров от берега, добывая моллюсков и рыбу. Добыча ластоногих позволила здешним кроманьонцам выйти на радикально новый уровень развития, и у них могла формироваться полностью основанная на котиках экономика, которая встречается у эскимосов. Жир тюленей может использоваться для освещения, сухожилия служить нитками и верёвками, не говоря уже о пользе шкур для создания одежды и мешков. Эскимосы даже делают каяки из дерева и кости, а потом обтягивают их кожей котиков. Хотя в нельсон-бей и не использовали части тел котиков в таком масштабе, так как не было потребности в тёплой одежде и почти не плавали в море из-за сильного прибоя. Однако в пещере вполне могли быть каменные светильники, наполненные тюленьим жиром, которые были ещё одним источником света наряду с огнём в очаге.

Кроманьонцы из пещеры Нельсон-бей точно добывали не меньше четырёх видов рыб. Чаще всего это был морской карась – популярная в здешних местах крупнозубая рыба. Ловить морского карася было очень просто, так как он подплывает очень близко к берегу и скусывает с камней мидии. Рыбу можно ловить на наживку из мидий, которые прикреплены к костяной или деревянной распялке. Так постепенно жители южноафриканской пещеры вошли в особый ритм жизни, завязанный под добычу пищи. Люди постоянно переходили с одного места на другое, меняли свой рацион, чередуя дичь, пищу, добытую в море, и растительные продукты. В то же время, только за семь тысяч километров от побережья Индийского океана, на берегах Нила, жили другие кроманьонцы, которые также питались разнообразной пищей, но не переходили с одного место на другое и всегда находились поблизости от своего жилища.

Около 17 тысяч лет назад на равнине Ком-Омбо обосновалась группа людей, имеющая пять различных инвентарей орудий. Место это находится на 45 километров к югу от современной Асуанской плотины, и прожили там кроманьонцы порядка пяти тысяч лет, пока климатические изменения не заставили их перебраться в другое место. Их образ жизни был очень прогрессивным, и включал определённые шаги, позволяющие приблизиться к полноценному земледелию, которое возникнет через несколько тысяч лет. В их рационе было много как растительной, так и животной пищи. И это позволяло стабильно питаться круглый год и обосноваться на одном месте. Эти люди регулярно собирали злаки, хотя и не дошли до того, чтобы начать засеивать обработанные земельные участки.

Ком-Омбо – равнина, тянущаяся перпендикулярно течению Нила, и простирающаяся на 642квадратных километра на восток. В Верхнем Египте эта равнина считается крупнейшей, и по бокам её охватывают сухие русла, именуемые вали, которые лишь изредка наполняются водой. Вали тянутся от гор возле западных берегов Красного моря и пересекают рукава Нила, который в начале осени несёт огромные массы воды, скопившиеся после муссонных ливней в Восточной Африке. Сухой сезон в долине Ком-Омбо длится с марта по август, хотя тогда климат в Северной Африке не был таким сухим и жарким, как в настоящее время.

Сезонные изменения оказывали значительное влияние на животный мир равнины, так как быки паслись только в то время, когда вода поднималась и было много зелёной и свежей травы. Когда начинался сухой сезон, то увеличивалось количество бубалов и газелей, так как условия начинали напоминать саванну и очень им подходили. При высоком уровне воды в Ниле, можно было добывать бегемотов, сомов, мягкокожистых речных черепах и окуней. Птицы были доступны для добычи круглый год, начиная от местных и заканчивая перелётными, которые прилетали на берега Нила, чтобы переждать холодную европейскую зиму. При раскопках поселений охотников и собирателей, живших в равнине, среди останков обнаруживали кости гусей, уток, бакланов, орлов, цапель, журавлей, окоп, крохалей и даже кроншнепов, и это служит показателем того, что пернатые находили на Ком-Омбо обильный корм, в том числе и злаки, подобные на сорго или ячмень.

Место с речками, лугами и разнообразными видами пропитания естественным образом привлекало людей, и по свидетельствам археологов на равнине могло одновременно обитать от 150 до 200 человек, что по меркам каменного века можно считать большой перенаселённостью. И не смотря на тесноту, каждая группа из 25-30 человек жила отдельно, выбрав для поселения берег одной из проток и вырабатывая собственный образ жизни. Результаты такой жизни разных групп поблизости друг от друга очень интересны, так как в каждой из групп появилось «фирменное» орудие, а часто даже индивидуальный способ добычи пищи. Такая специализация может свидетельствовать как о наличии жёсткой конкуренции, так и о попытке наладить порядок и избежать противоречий и столкновений, а также укрепить единство своей группы.

В жизни одной из групп значительную роль играли злаки, так как люди массово жали колосья диких злаков, росших в долине, и это более чем на половину перекрывало все их пищевые потребности. Значительную часть орудий составляли каменные серпы и плиты с выемками, служившие в качестве зернотёрок. Дисковидные камни очень напоминают приспособления для переработки кукурузы, которые применяли американские индейцы, обитающие на Юго-Западе.

Зернотёрки из Ком-Омбо сделаны из песчаника, который находили у подножий обрыва. По мнению большинства исследователей перетирание зерна было групповым занятием, точно также как и сбор колосьев. Сбор происходил по мере созревания колосьев в различных местах, после чего собранные зёрна уносили к зернотёркам и молотили, а потом мололи. Кроме терок никаких орудий не сохранилось, поэтому можно прийти к выводу, что молотили злаки скорее всего ногами, хотя могли это делать и связками палок, как некоторые современные примитивные народы. Тяжело сказать, занимались ли кроманьонцы подбрасыванием зерна, чтобы отделить зерно от мякины и как транспортировали зерно к своей первобытной мельнице. Вполне вероятно, что люди умели плести небольшие корзины из луговых трав и тростника, а также имели циновки, на которые высыпали зерно.

Еще более интересно, что эти люди могли делать с зерном дальше, ведь если они занимались перетиранием, то значит, готовили не только каши или мясные похлёбки. Кроманьонцы могли пробовать делать примитивные пресные лепёшки, мешая муку с водой и ставя тесто на раскалённый камень. Такой метод приготовления хлеба и сейчас встречается у некоторых народностей. По мнению отдельных учёных древние люди могли применять зерно и для изготовления пива.

Таким образом, где бы не обитал кроманьонский человек: или в холодных просторах Сибири, или на плодородной нильской долине, или в пещере Южной Африки – везде он смог приспособиться и даже достичь процветания. Люди боролись с холодом, при недостатке мяса переходили на рыбный рацион, объединяли усилия для своевременного сбора зерна, прекращали свои многолетние кочевья в поисках съедобных растений и стад диких животных и становились оседлыми людьми. Одним словом, человек осваивал мир, использовал всевозможные ресурсы и всё больше чувствовал себя хозяином жизни.

Изменившееся материальное положение породило определённые изменения как в образе жизни людей, так и в их физическом состоянии. В новых условиях кроманьонцы однозначно были здоровее, регулярно питались, отличались силой и энергичностью, ещё лучше охотились. Продолжительность жизни увеличивалась, и каждый человек мог накапливать намного больше опыта, знаний и передавать всё это детям и даже внукам.

Эффективная добыча пропитания и сбалансированный рацион укрепили здоровье кроманьонца, а оседлый образ жизни стал точкой отсчёта для накопления имущества, так как до этого сохранять полезные предметы было практически невозможно, и забирали только то, что могли унести. Центральноевропейские кроманьонцы делали в своих поселениях глиняные предметы и даже обжигали их для лучшей сохранности. Собирая материальное богатство, кроманьонец мог накапливать и практические навыки, имел больше возможностей для наблюдения за средой, постепенного формировании я религии, искусства и языка, более сложной общественной организации, одним словом всего того, что характерно для сложных человеческих обществ.

Телосложение кроманьонца начинает соответствовать современному, интеллект обостряется, уровень мастерства позволяет создавать настоящие произведения искусства. Самосознание и развитие мышления начали подводить человека под духовную жизнь, формировать его эстетические предпочтения и новый взгляд на природу. Вера в сверхъестественное могла принимать форму и страха перед таинственными силами, и веры в магию и заклинания, и некой формы религиозности. Доподлинно нельзя узнать о таких деталях жизни кроманьонских людей, и учёные только строят теории и выдвигают версии, и их споры могут продолжаться бесконечно. Важнейшим фактом является то, что кроманьонец научился оперировать символами – а это важнейшая ступень на пути к дальнейшему интеллектуальному развитию. Символы являются подлинными ключами ко всей как интеллектуальной, так и культурной жизни человека. Всё наполнено символами, несущими определённый смысл, среди которых мифы и предания, храмы и календари, цифры и буквы, знамёна и картины. Митра епископа и шапка шамана с приделанными рогами – всё это символ, указывающий на особый статус человека. Каждый обряд и каждая церемония глубоко символичны, будь то политическая, церковная или магическая церемония. Символическое воздействие оказывают и свечи в современной церкви, и огоньки от плошек с тюленьим жиром, которые зажигали в пещере, где все стены изрисованы и исцарапаны различными картинками.

Любая пещера создаёт в сознании человека особые образы, и потому благоприятна для мистических фантазий и зарождения магии. Даже просто углубившись на несколько метров вглубь доисторической пещеры, вы сразу заметите нечто таинственное, и неровная поверхность стен и сводов начнут воздействовать на ваше воображение. А когда в пещере зажжены факелы, везде возникают тени, наводящие на фантастические образы. Так пещеры наводят на торжественный или пугающий лад, погружают душу в мистический трепет.

В каждой пещере можно найти и укромное место, которое будет служить в качестве святилища или своеобразного алтаря для проведения магических обрядов и всевозможных ритуалов. Часто такие места находятся в труднодостижимых частях пещеры, чтобы место считать священным именно из-за его труднодоступности. Отдельные археологи утверждают, что тайные святилища использовали для инициации, чтобы подросток, ещё не посвящённый в охотники, вынужден был передвигаться по туннелю, двигаться ползком или плутать по поворотам, чтобы в конце-концов добраться до цели и найти зажжённые светильники и магическое изображение, начерченное на стене. Точных данных о таких обрядах нет, однако древнейшие из сохранившихся письменных памятников упоминают о наличии древних церемоний такого рода. Так как кроманьонцы постоянно сталкивались с неизвестными им природными явлениями, опасностями и риском для жизни, то вполне естественно проведение в пещерах и магических обрядов по воздействию на стихии, а не просто отдых после охоты или сон.

Самое интересное место для проведения церемонии инициации нашли во французских Пиренеях. В здешних местах быстрая река Вольп соединяет вместе две пещеры. Река протекала по землям, принадлежащим известному археологу и профессору Тулузского университета, графа Анри Бегуэна. С графом жили три его сына, которые разузнали о том, что река затекает в лабиринт из подземных туннелей и захотели побывать в этих пещерах. Однажды летом 1912 года ребята сделали плот из пустых канистр и поплыли по реке в сторону холма. Здесь Река Вольп, подобно античному адскому Стиксу, уходила под землю. Со временем они достигли тёмной галереи и вытащили плот на камни. Пройдя всего 20 метров, они обнаружили за туннелем подземный зал, посредине которого находится озеро.

Позже из-за своеобразного белого кружева из сталактитов и сталагмитов обнаруженное место было названо «Брачным Покоем». В дальнем конце исследователи вскарабкались на откос и отбили несколько сталактитов, проникнув в коридор, который постепенно всё больше и больше сужался. За коридором начинался ещё один зал, где было много костей пещерных медведей, а затем следовал зал с двумя красивыми шестидесятисантиметровыми фигурками зубров, сделанными из глины. Зубры были прилеплены к огромному камню, который скорее всего рухнул со свода пещеры.

Граф Бегузна очень увлекался подземными странствиями, стремился как можно лучше изучить неизведанное, и его сыновья, странствуя вместе с отцом, ощущали некую причастность к жизни древних людей. Анализ находок привёл их к мнению, что пещеру использовали именно для инициации. Недалеко от зала зубров находилась ниша, в которой было множество отпечатков человеческих пяток. Судя по размеру все они принадлежали подросткам, которые ходили туда с определёнными целями, ведь в такое место их не могло привести банальное любопытство. Было обнаружено и шесть глиняных палочек, которые предположительно изображали фаллосы. Скорее всего, пять подростков зашли в малодоступную нишу с целью совершения определённого ритуала. Мальчики могли охранять проведение обряда посвящённого плодовитости, так как от размножения зубров зависела и жизнь человека, так как они были источником ценного мяса и тёплых шкур.

Через два года после того, как был впервые открыт зал зубров, заинтересованный граф и его сыновья начали внимательно изучать вторую пещеру, которая следует сразу за первой и соединена с ней. В честь своих сыновей граф назвал пещеру «Ле-Труа-Фрер», что означает «три брата». Недоступное место содержало указания на многочисленные проводившиеся здесь магические обряды, где перед посвящением в охотники мальчики преодолевали различные препятствия. Им приходилось спускаться в провалы, проходить через туннель и карабкаться по откосам, чтобы оказаться в мрачном месте- особой колоколообразной пещере, спрятанной в недрах земли. Здесь пугающе почти всё, начиная от львиных голов, нарисованных на стенах пещер и до общей атмосферы заброшенности.

На стене можно обнаружить множество едва заметных, нарисованных тонкими линиями животных. Этот странный зоопарк необычен, некоторые животные там как бы составлены из нескольких видов. Так, у огромной самки северного оленя непонятно почему мощные ноги зубра. Впереди всей процессии находится ещё один гибрид, у которого ноги человека, но есть хвост и рогатая голова. Это существо как бы приплясывает и одновременно с этим играет на флейте. Фигура музыканта с рогами вызвала прямую ассоциацию с античным богом Паном и сатирами, которые также плясали и играли на свирелях.

Нишу венчала странная фигура «Владыки зверей», который стоит над стадом животных и как бы охраняет их. Существо выглядит очень странно и состоит из ноги половых органов человека, оленьих рогов, волчьих ушей, огромных медвежьих передних лап, совиных глаз и хвоста лошади. В существе соединяется жизненная энергия человека и различных видов животных, и такой образ, созданный кроманьонцами, можно смело именовать «шаманом», «магом» или «колдуном».

Искусство, созданное кроманьонцами, не содержит прямых указаний на то, что у них были те или иные шаманские практики, хотя в пещере Ле-Труа-Фрер есть странный образ Владыки зверей, который может быть указанием на развитие шаманизма. На дне семиметрового провала обнаружили ещё и птицеголового человека. Туловище этого рисунка в пещере Ласка напоминает сухой стручок и нарисовано очень примитивно, а на руках изображено всего по четыре пальца в виде палочек. Голова с клювом откинута, а поблизости нарисованы довольно странные атрибуты. Один из них мог изображать как копьеметалку, так и шест, на котором находится птица. Также есть изображение копья с острым зазубренным наконечником, которое прислонено к раненому зубру, у которого вздыблена шерсть, а из брюха вывалились кишки. Рядом нарисован таинственный носорог, как будто не имеющий никакого отношения ко всей происходящей сцене, и даже непонятно, зачем он изображен и не нанесли ли его на стену пещеры совсем другие художники.

Аббат Брейль, считающийся специалистом по древним людям и истолкованию искусства кроманьонцев, усмотрел в этом драматичную сцену охоты, на которой человек, убивший зубра, был сам убит разъярённым носорогом. По мнению Брейля, на рисунке указана реальная смерть на охоте, и он даже начал активно проводить раскопки на месте провала, пытаясь обнаружить тело охотника, однако так ничего и не нашёл,

Ряд специалистов после изучения рисунков выдвинули предположение, что это символ, изображающий военное столкновение между различными кланами, каждый из которых имел своё тотемное изображение: зубра, птицу и носорога. Другие говорят о соотношении мужского и женского начал. Так, копьё представляется символом мужской силы, а зубр и его овальные вывалившиеся внутренности значат женское начало. Ещё одна теория рассматривает птицеголового человека как древнего шамана, который вошёл в транс и совершает мистический обряд. В пользу этого мнения говорит тот факт, что до сих пор копьеметалка или птица, сидящая на шесте у коренных народов Сибири ассоциируется с шаманом.

Неоднозначен вопрос о том, можно ли переносить такого рода исследования на прошлое, однако современные знания о шаманстве и колдовской символике у многих народов охотников-собирателей(такие племена живут в Сибири, Африке, Южной Америке и ряде других мест) говорят о том, что древни е люди были суеверны и придавали колоссальное значение силам, более могущественным, чем они сами. Об этом свидетельствует древнее искусство, многочисленные способы по преодолению смутных страхов, неизвестности и ощущения тревоги, которое постоянно преследовало древних людей и влияло на их восприятие мира. Люди очень боялись смерти, плохо её понимали и не знали к чему она ведёт, и такие страхи свойственны всем людям, а не только кроманьонцам.

Во Франции обнаружены остатки неандертальского мужчины, к которому в могилу положили мясо. Это может говорить о том, что уже неандертальцы верили в существование загробной жизни. Советские ученые при проведении многочисленных раскопок доказали что у кроманьонцев были очень сложные похоронные обряды, а многие даже заботились о чрезмерной пышности и красоте похорон, стараясь положить в могилу как можно больше вещей. Скорее всего, покойнику хотели обеспечить достойное и приятное загробное существование, хотя похороны могли делать и для произведения впечатления на живых и чтобы подтвердить высокий общественный статус усопшего. Однако в любом случае это свидетельствует о том, что уже в каменном веке многие люди стремились к роскоши и придавали смерти большое значение, отмечая её обрядами, символами и церемониями.

В двухстах километрах к северо-востоку от Москвы, в тех местах, где начинается вечная мерзлота, были раскопаны захоронения, которым уже почти 23 тысячи лет. Там археологи обнаружили очень интересные находки. Так, в 1964 году обнаружены два скелета, один из которых принадлежал мужчине в возрасте около 55 лет, которого похоронили в меховой одежде, расшитой красивыми яркими бусинами. И могильную яму, и самого покойного обсыпали красной охрой, которая после полного разложения тела облепила скелет. Гипотеза о значении охры предполагает очередной символизм. Охра обозначала кровь живых и должна была придать телу более живого внешнего вида. Также на скелете и поблизости от него было обнаружено более полутора тысяч разнообразных костяных украшений, а также просверленных зубов песцов, которые могли быть нанизаны на ожерелье. Были браслеты и бусы из бивней мамонта, и много других интересных деталей, предположительно нашитых на одежду умершего.

Одна из важнейших находок, которая поразила всех исследователей , сделана в 1969 году . В могиле были обнаружены два мальчика, скелеты которых лежали головами друг к другу, а черепа почти соприкасались. Одному из них было от 7 до 9 лет, старший был приблизительно на пять лет старше. Погребены они были в красивой одежде, расшитой бусами, а рядом лежало превосходное охотничье оружие – копья длинной порядка двух с половиной метров из выпрямленного бивня мамонта. Остриё было очень тонким и заточенным, также на покойниках были браслеты из бивня мамонта, кольца и плохо сохранившиеся головные уборы. Чтобы мальчикам было удобно лежать, и одежда не пропускала тепло, её скрепили у шеи специальными длинными булавками. Неподалёку находились два жезла начальника. Такого рода погребение очень заинтересовало научное сообщество и позволило сделать определённые выводы.

Тяжело сказать для чего использовались все эти предметы и клали ли украшения для обеспечения мальчикам хорошего будущего в загробной жизни или просто стремились задобрить и утешить их души. Вероятно, многочисленные предметы просто подчёркивали значительный статус его семьи при жизни. Однако несмотря на различие толкований назначения такого предмета, люди, опускавшие ребёнка в могилу, сознательно положили туда качественный и нужные вещи, а значит хотели что-то этим показать. Такой похоронный обычай кроманьонцев отнимал у них много сил и поглощал значительную часть богатств, которые они наживали за свою жизнь.

Так что культура и образ жизни кроманьонцев очень своеобразны, изучение их помогает лучше понять историю развития человека и является по настоящему увлекательным процессом. Без познания древних людей и их быта невозможно проследить закономерности исторического процесса, и поэтому такие знания приближают к пониманию природы людей и того, как образ жизни способствовал эволюции и породил того человека, который сейчас населяет планету.

рекомендуем технический центр