Материнские подмостки. 3

 

   Ну а премьера, конечно же, должна быть желанна и долгожданна. Оттого в историях влюблённых, как правило, не всё так гладко и безоблачно, а частенько много препятствий, завалов и лавин, скалистых гор и топких трясин, нет проторенных дорог и даже тропинок, а пересечённая местность полна неожиданностей и скрытых опасностей. И всё, наверное, потому, что нужно время, чтобы в тустороннем мире всё отрепетировать, как следует, придумать декорации, изготовить бутафорию, тщательно отшлифовать образы, а потом ещё и утвердить по всем бюрократическим инстанциям.

   Женщины, видимо, чувствуют это на подсознательном уровне, заложено в самой природе, оттого и стараются помучить своего избранника, потянуть время. Нет, ну, согласитесь, какой может быть творческий процесс в тустороннем мире, если только познакомились -- и сразу в постель. При таких скоростях даже декорации поставить невозможно. Хотя, с другой стороны, у суженых на небесах заранее все процессы происходят. Вот как у нас с Ксенией. Я ведь с ней тоже не познакомился, а у нас здесь уже много чего произошло. Даже дочка родилась. Но это всё потому, что Ксения меня давно знает и, похоже, любит... В нашем случае, думаю, можно было бы и по ускоренной программе...

   Да-а... Дела... Всё уже было готово, и тут меня угораздило не вовремя копыта отбросить. Хотя всё правильно, может, у моего Ивана лучше получится.

   ...Ольга и Николай Сергеевич перечисляли имена великих людей, у которых душа раньше бренного тела выбежала, и я невольно вспомнил свои прошлые наивные жизненные потуги. Одно время я, страдающий каботинством и фанаберией, интересовался выдающимися личностями. Всё мечтал в их таинственный и тесный круг затесаться, грезил, как бы рядышком с ними свой портрет увековечить. Ну и старательно изучал, чем гении отличаются от простых смертных. И вот теперь выясняется, что я совсем не в той стороне копался.

   -- Всё-таки я ничего не понимаю, -- сказал я. -- Какая-то странная любовь: мы с Ксенией даже ни разу не разговаривали.

   Ольга посмотрела на меня, как на моего прототипа Иванушку-дурачка.

   -- Ну, допустим, ваши души наговорились более чем достаточно... Да и... влюблённые должны друг друга на расстоянии чувствовать. Мы-то, женщины, как раз очень даже чувствуем...

   -- Подождите... Неужели Ксения хотела прямо вот от меня ребёнка?

   -- Выходит, так, раз Бог её услышал...-- сказал Николай Сергеевич. -- Теперь только надо твоему Ване поспешить.

   -- А если они вообще не познакомятся? -- запаниковал я. -- Что с дочкой будет?

   -- Не боись, девочка твоя не пропадёт, -- насмешливо сказала Ольга. -- Душа готовая, поэтому может в любой момент родиться, даже от другого отца...

   -- Как это "от другого"? -- опешил я. -- От какого?

   -- Ну, тебе же показали кандидатов. Графин, Оскар, Шмахель и Стасик -- выбирай любого... Наиболее вероятный из них этот уголовник, который твою Синичку избивал.

   Всё у меня внутри оборвалось, однако и разозлился тоже.

   -- Это невозможно! -- вспылил я. -- Ксения не будет с ним жить, она с таким даже знакомиться не станет! Это вам не театр!

   -- А зачем им вообще знакомиться? Не обязательно... К примеру, изнасилует где-нибудь, и всего делов.

   Кровь хлынула мне в голову.

 

   -- Да-а, есть над чем подумать... -- задумчиво протянул Николай Сергеевич. -- Ситуация аховая, прямо скажем...