наш север. 40

Но зато у тебя до­брое сердце, а это в тысячу раз лучше спо­собностей ума. Смотри же, будь осторожен и бдителен, и не закапывай этого драгоценного таланта твоего... Бога ради храни себя в чисто­те: в тысячи раз легче бороться со страстями до падения, а падши раз, делаешься уже неволь­ником и рабом. Не связывайся с теми, кто не охотник молиться Богу, как бы он ни был учён и умён».

 

И далее — совет и для современных любвео­бильных родителей: «Ты просишь у меня денег. Я бы дал тебе охотно, но гораздо лучше, если ты потерпишь нужду. Кто не испытал нужду, тот не может верить нуждающимся, и тот худой хозяин, а худой хозяин - худой пастырь и так далее. Впрочем,добавляет родитель,— на крайние нужды проси у отца Георгия».Синода, - хотя овдовевший протоиерей Ве­ниаминов, без всякого сомне­ния, заслужива­ет этого сана, но там нет ни кафедрального собора, ни кли­ра, ни епископ­ской резиден­ции». «Что же из этого? — возра­зил Государь. —

Неужели он, бу­дучи равен Апо­столу, не может быть посвя­щён?».

Есть тут над чем призаду­маться...

Характеризует личность архипастыря и та­кой эпизод. В 1847 году прихожане о. Стефана, брата епископа Иннокентия, обратились к пра­вящему архиерею с просьбой наградить ба­тюшку наперсным крестом, справедливо пола­гая, что он достоин этого, за труды немалые. Но епископ Иннокентий ответил отказом: «По елику он мне родной брат, то я не могу хвалить его и ходатайство о награде его считаю, как бы неуместным... Ежели святейшему синоду угодно будет наградить, то на первый раз довольно ему камилавки».