наш север. 43

В нём сейчас являлся пастырь с сильным духом ревности, суждения его поражали вас силою духовного опы­та, слово его становилось властным. Духовная лич­ность митрополита Иннокентия сложилась вне ус­ловий и искусственной обстановки нашей обще­ственной жизни: сердце его всегда было чисто, на­мерения он имел всегда добрые, им не руководило ни самолюбие, ни тщеславие, искать у людей ему было нечего, рисоваться пред другими он не имел ни причины, ни цели; он являлся наружно тем, чем был внутренне: прямым, честным, ис­кренним, любвеобильным и благожелатель­ным пастырем. По нравственному характеру он был человек дела и труда, на подвиг, на лишения и на терпение всегда готовый, к себе неумолимо строгий, неустанно деятельный».


 

 

 

 

Святитель говорит, что воспитание дитяти надо начинать с самого раннего возраста, ибо если человек не научается молиться, обращаться к Бо­гу глубоко в детстве, потом это бывает сделать го­раздо труднее. Мы сегодня знаем, благодаря и на­учным изысканиям, что дитя, благословенное Господом с момента зачатия, до рождения своего уже усваивает то, что идёт от мамы...

 

И конечно же, государство, помимо семьи - которая находится сегодня в бедственном поло­жении - должно заботиться о духовно-нрав­ственном состоянии будущих своих граж­дан, начиная с детских садов.

Мы знаем, как много чадолюбивых родителей, уже духовно «подпорченных» предыдущими вре­менами и не ведающими, что творят, не могут удержаться от подарков совсем крохотным де­тям в виде айфонов, планшетов и прочих гадже­тов, откуда как из ящика пандоры со страшной силой воздействия.