Бухарин. Посол Европейского Союза. 1

Цель у тех и других одна — мировая революция, но первые предлагали достичь ее через войну, а вторые — так называемой «мягкой си­лой», то есть через подрыв внутренних устоев капиталистических и тем паче мо­нархических государств.

  Дальше... дальше... дальше... — Николай Иванович обрывал Андрюшу, когда тот углублялся в детали, важна общая картина.

  Стратегии «голубей» дан полный ход в делах Британской империи, — про­должал Бурмаков. — При внешнем нейтралитете роль Европы в разжигании Второй войны Красной и Белой розы неоспорима. Наш посол в Лондоне докладывает. хм. — Андрюша кашлянул, и Бухарин тут же открыл глаза, механически отхлеб­нул кофе. Опять что-то чрезвычайное.

  Как там у Литвинова? После провозглашения независимости Индии трудно представить, что английские дела могут пойти еще хуже.

  Ходят устойчивые слухи, будто Эдуард Пятый готов отречься от престола. Формальный повод — вступление в морганатический брак с некоей Уоллес Симп­сон, американкой, которую подозревают в связях с европейской разведкой. Если отречение произойдет, да еще на фоне крупных поражений Белой розы в Северной Ирландии.

   Трон займет. — Николай Иванович прищелкнул пальцами.

  Герцог Альберт Георг Йоркский, — сказал Бурмаков. — Но, по информации Лит­винова, имеются серьезные сомнения, что он примет трон. Возможно, и его правле­ние окажется весьма скоротечным.

Трон британской монархии шатался. Гражданская война и чехарда в престоло­наследии — это ли не кратчайший путь к гибели? Вслед за Британией наступит че­ред. наступит черед главной силы на континенте, которая может противостоять ЕССР, — Российской империи. И здесь нельзя утверждать, будто трон устойчив, как никогда. Государю двадцать пять лет. Он молод, неопытен, не женат и не имеет пре­столонаследника. А в отношении России «голуби» и «ястребы» ЕССР будут дейст­вовать в полном согласии друг с другом. Неужели война у порога? Боже, что за времена! Могли они, российские социал-демократы образца тысяча девятьсот деся­того или даже тринадцатого, вообразить войну с европейскими коммунистами?! Но те поддержали патриотический угар Великой войны, а затем обратили войну импе­риалистическую в войну гражданскую и смели монархов и капиталистов, а заодно и границы, разделявшие Европу, учредив Европейские Соединенные Штаты, позже — Европейский Союз Советских Республик. Оказалось, пассаж Маркса об особой враж­дебности русских делу коммунизма — отнюдь не случайность, а глубочайшая убеж­денность европейцев в исконной отсталости азиатской по сути России.

  Тебе не в Московский университет на экономиста поступать, Андрей Андре­евич, — вздохнул от тяжких дум председатель правительства. — Тебе на дипломата учиться надо.

  Николай Иванович, — почти жалобно сказал Андрюша, тоном доказывая, что не оставил мечты стать великим экономом.

  Подпишу тебе рекомендацию в Дипломатический корпус, — сказал Бухарин. — Не следует самородками разбрасываться.

Зазвонил внутренний телефон, Андрюша поднял трубку.

   Посол ЕССР ожидает приема, Николай Иванович.

  Пригласи, — Николай Иванович бросил взгляд на подписанное постанов­ление о квотах. Если не можем воевать, придется умиротворять. Он открыл лежа­щую по соседству папку с еще одним постановлением, ждущим подписи, — налого­вые послабления предприятиям тяжелой и военной промышленности, поколебал­ся, захлопнул и протянул ее Бурмакову. — На доработку. В казне мышь повесится, а они от налогов просят освободить. Пусть изыщут иные источники. В таком виде не подпишу.

Когда вошел посол, Николай Иванович изобразил на лице искреннее добролю- бие, выбежал из-за огромного стола, протянул руку. Хватка клешни товарища Бю- лова была железной.

  Спешу вас порадовать, товарищ посол, — торопливо сказал Бухарин, — долго­жданное постановление о расширении квот мною подписано. Надеюсь, это снимет последние барьеры на наши поставки хлеба в Европу в обмен на вашу великолеп­ную сельхозтехнику.

 

  Техника в обмен на продовольствие, — посол тоже расплылся в широкой улыб­ке, но глаза его — льдинки. — Знаете, Николай Иванович, как у нас шутят? Мол, наш герб — скрещенные серп и молот — символ союза европейского пролетариата и рус­ского крестьянства. Европа не может без России, без ее богатейших аграрных и сырь­евых ресурсов... Вы и ваше правительство, товарищ Бухарин, проводите весьма даль­новидную политику добрососедства с Европейским Союзом. Вопрос о концессиях.