ПИЛОГ. ГИПЕРБОЛОИД РЕВОЛЮЦИИ. 3

 

Там, где мы встретились, где встречаемся с ним регулярно — в гражданской купальне, на умовении, человек предстает человеку совсем нагим, то есть как мать родила — обреченным смерти и тлению.

Но, как ни странно, здесь-то глаза, лицо скорее увидишь, глубину беспредельности вне, так сказать, религий и вне жрецов, а человека — каждого по отдельности.

* * *

надев

двубортное пальто (с чьего плеча? — кого-то из умерших), без опасенья выйти на мороз.

зима ядреная по оба борта!

но «красин» мой прекрасен — не затрет его зимы

челюскинскими льдами!

КАЛЕНДАРНОЕ

Зимний Максим.

Черный декабрь в России черный же сменяет

январо-февраль.

Григорий Беневич родился в 1956 году в Ленинграде. Культуролог, философ, поэт. До­цент Русской христианской гуманитарной академии. В советский период публиковался в сам- издатских журналах «Обводный канал», «Часы», «Предлог», в последние годы публикует сти­хи и статьи в журналах «Нева», «НЛО», «Звезда», «Волга», «Интерпоэзия», «Плавучий мост», «Этажи», «Чайка» и других.

Янус двуликий.

Страна прирастает Сибирью. Ну, а с Европой у нас —

«другая мораль».

Впрочем, какая мораль там, в Европе? — двойная!

То, что позволено им,

 

не позволено нам.