Советское ретро. 1

 

рекомендуем техцентр

Одно из самых вкусных блюд из омуля, которые готовили на Байкале, был омуль на рожнях @пра- вильно рожень, а не рожон, как пишут некоторые современные авторы). Рыбу пластают и нанизыва­ют на вырезанные из лиственницы палочки, затем расставляют вокруг костра, поворачивая другой стороной по мере готовности.

Но такие посиделки бывали вечерами, а днём надо было работать. У меня была отдельная комна­та, где на столе стоял микроскоп. Я обрабатывала пробы планктона, собранные с целью изучения вертикальных миграций эпишуры, рачка, которым

питался омуль. Участвовала и в ихтиологической работе - биологических анализах пойманной рыбы. В основном это был омуль, а также озёрный и реч­ной хариусы, изредка щука и налим. Ездили мы и на ставники на юге Малого моря, в Сахюртэ. Это место запомнилось потрясающим видом с горы на пролив Ольхонские ворота. Он походил сверху на пасть дракона из-за длинных мысов с каждой сто­роны пролива. А ещё там водились чудные бабоч­ки с чёрными и красными пятнышками на белых крыльях. Это был апполон.

В свободное время мы осматривали окрестно­сти. Игорь водил нас к древней бурятской могиле из каменных плит, где все ещё лежал череп. Бурятс­кая деревня была где-то в глубине острова, но я ни разу не видела её жителей. Только небольшие та- бунки лошадей иногда появлялись на холмах. Чаще всего я отправлялась гулять одна. С первого дня эта земля поразила меня своей красотой. В июне она вся была покрыта крошечными розовыми и белы­ми цветочками. В низинах ещё доцветали синие звёз­ды сон-травы. Перед маленьким жёлтым ирисом я опустилась на колени. Это была юнона. Склоны пересекали какие-то каменистые насыпи. По ним важно расхаживали удоды. Неподалеку от Шибет был крошечный островок Замугой, который в июле весь покрывался огненно-красными саранками. Южнее Шибет была очень красивая бухта Семисо­сенная. Там на пляже лежали красивые с опало­вым блеском камешки. На берегу цвели фиолето­вые цветочки, в которых я опознала примулы. Как-то раз тёмно-синяя туча надвинулась со сторо­ны материка, и цвет воды в бухте изменился. Он стал каким-то молочно-сине-зелёным, если бывает такой цвет. Хлынул дождь, но быстро прошёл. И на небе засияла двойная радуга.

Много лет спустя я прочла в книге Волкова «По Байкалу», что шибетэ по бурятски означает стена. Эти каменные насыпи были остатками старинных загонов для скота. А кратковременный дождь и ра­дуга - это знаки, которые духи места посылают при­шельцу в знак своей благосклонности.

Видимо, они действительно были ко мне благо­склонны, и поэтому Мишкина проделка кончилась для меня, в общем, благополучно. Он уговорил меня прокатиться на лодке по нашей бухте и на се­редине предложил поменяться местами. Я встала и в следующее мгновение оказалась в пронизанном солнцем зеленовато-голубом пространстве. Вокруг поднимались какие-то пузыри. Мои ощущения были скорее приятными, но я почему-то опуска­лась вниз. Я не заметила, как он толкнул меня, и не понимала, что тону. Он и сам испугался и вытащил меня на берег. Мои ощущения стали совсем не­приятными, когда меня стало рвать водой, которой я наглоталась. Я всё же могла заметить, что вдали у нашей избы часть компании опять сидела на зава­линке и некоторые, кажется, ухмылялись. Тогда я их ни в чём не заподозрила, но сейчас думаю, что на­шёлся человек, который и подбил Мишку на эту проделку. Вероятно, я раздражала некоторых зацик- ленностью на цветочках и бабочках. Впрочем, дру­гой возможности познакомиться с идеальной про­зрачностью байкальской воды у меня не было. Я не брала с собой купальника и в этот свой первый приезд ни разу не искупалась.

Тем временем наступил август, и экспедиция должна была завершать свою работу. На последнем собрании возник маленький бунт на корабле. Са­мые пожилые члены команды заявили, что они ели меньше других, и их вычет за питание должен быть меньше. Мне это показалось настолько забавным, что я встречала громким смехом каждый их аргу­мент. Чем помогла Игорю справиться с оппозици­ей. Спустя много лет мне это вовсе не кажется смеш­ным. Хотя, конечно, я и сейчас считаю, что делить расходы нужно поровну. Эти люди были рачитель­ными, хозяйственными и заботились о своих семь­ях. Среди них не было пьяниц. В этих краях почти не было пахотной земли. Их кормило озеро. Суровый климат Сибири сделал их такими - спокойными, дружелюбными, скуповатыми, но надежными. В общем, настоящими сибиряками.

Пора было возвращаться, но почему-то за нами не могли прислать катера. А я не могла вместе со всеми плыть на доре. Меня отвезли в Хужир, разме­стив на несколько дней в русской семье. Наш после­дний маршрут был в посёлок Песчаное, куда через несколько дней должен был зайти «Верещагин».