"Болеро" Равеля.

 

рекомендуем сервисный центр

Иностранные связи композитора Равеля

Появлению данного произведения слушатели обязаны сочетанию 2-х линий жизни в судьбе композитора Равеля: испанской и русской. Русские связи сподвигли к созданию 2-ой части данного произведения. Испанские связи побудили Равеля создать именно "Болеро", другими словами, опять, обратиться к испанской тематике, фольклору, постараться воплотить дух и колоритные особенности Испании.

Уже долгие годы композитор Равель связан с русскими театральными деятелями, например, С. П. Дягилевым. Так для Дягилева Равель создал балет "Дафнис и Хлоя". Однако не только в качестве заказчика выступал русский меценат, хотя его значение, как в данном произведении, так и в последующих, которые связанны с известными композиторами того исторического периода, абсолютно исключительно. Неспроста площадь перед Гранд-Оперой во Франции носит его имя. Либретто балета было создано тоже отечественным балетмейстером М. Фокиным. Дафнисом был танцовщик В. Нижинский, декорации создал Л. Бакст. Рассуждать о впечатлении, которое на композитора Равеля оказала русская культура можно долго и подробно. Один только известный пример - оркестровка Равелем "Картинок с выставки" Мусоргского.

Однако теперь речь пойдет об известной танцовщице И. Рубинштейн. Многие восхищались ее даром. Ведь она сподвигнула композитора Равеля на создание "Болеро". Танцовщица решила исполнить на театральной сцене в Париже танец на произведение уже тогда созданного "Вальса" композитора Равеля. Однако одного этого произведения не хватало. И она попросила Равеля написать еще музыку для данной постановки. Определено было, что это станет "Болеро".

Таким образом, можно заметить далее испанские связи композитора Равеля. Сначала, они проявились на генетическом уровне: его мама была испанского происхождения, а родился он в маленьком городе Сибур, где в будущем одну из улиц назвали в честь композитора. И хотя семья переехала в Париж через некоторое время после его рождения, Испания привлекала его всегда. Уже на первом концерте в Париже композитор Равель исполнил навеянное мотивами Испании произведение - "Хабанеру"; далее оно входило в состав его "Испанской рапсодии". В дальнейшем он напишет еще музыку, в которой явно будет чувствоваться влияние мотивов Испании.

рекомендуем сервисный центр

Классический танец Болеро

Для начала нужно разъяснить, что представляет из себя классический танец Болеро. Одни источники говорят, что танец был написан танцовщиком из Испании С. Сересо. Хотя он всегда был из 3-х частей, которые в различные периоды делились по-различному: 3 одинаковые части в 1-ом такте (3/4, если говорить правильным языком профессионала в музыке), далее на сильную часть последующего такта остановка (четверть с точкой) и 3 короткие ноты (восьмые). Одна из ритмичных вариации танца болеро: 1-ый такт делится на короткие ноты; в данном варианте их 6 (восьмые), притом 1-ая нота менялась остановкой. 2-ой такт аналогичен первому такту. В дальнейшем деление делается еще мельче. Темп средний, сдержанный. Движения наполнены внутренней силой и страстью. Танец исполняется под гитару и барабаны, а танцующие отбивают на кастаньетах непростые ритмы. Существует несколько вариантов болеро, которые свойственны различным испанским областям.

Удивительно, но, ни одна из вариаций не совпадает с ритмичной структурой "Болеро" композитора. На слова одного музыканта о данном факте композитор сказал, что это не играет никакой роли. С композитором Равелем соглашается Р. Шалю - издатель его писем. Он говорил, что это сочинение, которое имеет такую огромную востребованность и завоевало все страны, не очень интересует слушателей Испании – лишь из-за названия. Вышесказанный факт, между прочим, сподвигает на мысль о проблеме подлинности "национального образа" в музыкальных сочинениях на национальный сюжет, которые написаны иностранными авторами. То, что в окружающей среде принимается в качестве некоторого музыкального символа какого-либо государства, абсолютно не всегда считается таким для населения самого этого государства.

Но, несмотря на такое многообразие болеро в европейской музыке, первая ассоциация, возникающая с этим танцем, конечно же "Болеро" композитора Равеля. Что же связано непосредственно с испанским болеро, то данный танец воодушевил многих композиторов. Болеро писал и Бетховен. Данное произведение входит в состав нескольких опер и балетов. Глинка со своей любовью к Испании, применял болеро в собственных музыкальных произведениях. Как ни удивительно, Шопен создал фортепианную пьесу "Болеро".

Первоначально это был необычный опыт композитора. Какого результата можно добиться при помощи только единственного музыкального средства - оркестровки. Так пьеса, которая звучит 15 мин. создана на 2-х повторяемых направлениях без какого-либо тематического развития. Также же в ней отсутствуют модуляции, т.е. переходы в разные тональные формы, иными словами, смена гармонических красок. И, в конце, композитор Равель резко ограничивает темп произведения - по идеи композитора, уровень темпа должен быть постоянным в процессе всего произведения. Таким образом, "Болеро" является настоящим композиторским фокусом Равеля.

рекомендуем сервисный центр

Непосредственно Равель объяснял свое сочинение, как танец в весьма ограниченном темпе, абсолютно постоянный мелодически, гармонически и ритмически, притом ритм все время отбивается с помощью барабана. Единственная составляющая разнообразия - оркестровый crescendo. В постоянном повторении 2-х тем композитор Равель олицетворял арабскую составляющую, свойственную данному танцу.

Премьерный показ композиции "Болеро" как балетного спектакля состоялся во Франции осенью 1928 г. Исполняла танец И. Рубинштейн, декорации к постановке создал А. Бенуа. Успех был абсолютный. По словам одного из зрителей, происходило следующее: плохо освещенное помещение в испанской таверне, около стен, в сумраке, за столиками разговаривают гуляки; в центре зала огромный стол, на котором начинает происходить танец. Гуляки не смотрят на танцовщицу, однако медленно начинают присматриваться, одушевляются. Их больше и больше интересует заданный ритм музыки, они встают со стульев, подходят к столу; необыкновенно воодушевленные, они толпятся возле танцовщицы, которая с успехом завершает танец. В тот день зрители сами почувствовали себя такими гуляками. Первое время они не осознавали, что случилось, и лишь затем поняли.

Необходимо ответить, что хоть данный сюжет был, конечно, утвержден Равелем, сам он по-другому воображал себе то, что он показал нотами. Основным различием было то, что, по идеи композитора, сюжет должен был происходить на открытом воздухе. Притом, композитор определенно знал, где конкретно - на плане стены корпуса завода! Необычная и немного странная художественная постановка. Однако если знать факты биографии композитора, то не станешь удивляться. Он всегда был пристрастен к такому необычному пейзажному плану. Он восхищался заводами в Бельгии и Рейнской области, на которые он смотрел, когда совершал путешествие на борту яхты "Эме".

Нужно привести хотя бы одну речь композитора по данному поводу. Например, Равель говорил, то, что он видел вчера, запало в его мысли и не забудется больше никогда, в том числе и Антверпенский порт. После неинтересного дня на большой реке, между скучными плоскими берегами, виднеется большой город труб, зданий, которые извергают промышленный дым. Это Хаум, огромное литейное предприятие, на котором все время делают свою работу 24 тыс. рабочих. В виду того, что до Рурорта чересчур далеко, остановились тут. Тем лучше, в противном случае никто бы не увидел бы такого прекрасного зрелища. Путешественники приблизились к заводам, когда уже темнело. Каким образом можно передать то впечатление от господства металла, извергающих пламя заводов, необычного симфонического сочетания звуков приводных ремней, шума молотов, которые охватывают человека! Над всеми - красное, мрачное и пылающее небо, в том числе, еще налетела гроза. Все возвратились сильно промокшие, с различными впечатлениями: танцовщица была грустна и практически плакала, остальные также хотели заплакать, однако только от восторженных чувств. Как же все происходящее мелодично подумал композитор и решил обязательно использовать это.

Завод, который воображался композитору в "Болеро", имел место быть в реальном мире и стоял рядом с местом, где он купил маленький домик под Парижем, нареченный им Бельведером. Прогуливаясь в этих местах с друзьями, композитор не редко произносил, показывая на то предприятие, что это завод из его произведения.
Л.Лейритц – деятель искусства и хороший друг композитора, создал макет декораций к произведению. Данный макет был показан в Салоне художников и декораторов еще во время существования композитора и имел абсолютное его признание. Учитывая данный факт, руководство Град-Опера, утверждая постановку уже после кончины композитора, обязала Лейтрица оформить спектакль. С.Лифар, балетмейстер "Русских сезонов" Дягилева, а в период данного спектакля, бывший главный балетмейстер Оперы, с решительностью выступал против данного завода. Однако брат композитора Э. Равель, отлично понимавший художественные мысли автора, твердо и уверенно пригрозил, что не разрешит данную постановку, если будет пренебрежительное отношение к желанию его брата. Воля композитора была выполнена, и триумф был абсолютным.

рекомендуем сервисный центр

"Болеро" в качестве оркестровой пьесы

Судьбу спектакля "Болеро" в качестве гениальной конкретно оркестровой, а не лишь балетно-сценической пьесы, решил А.Тосканини. И вот пришел период поведать о том напряженном состоянии, которое появилось в отношениях 2-х знаменитых композиторов по причине разногласий в трактовании данного сочинения. Тосканини репетирует демонстрацию "Болеро" во Франции. В тот же период "Болеро" дирижирует непосредственно и сам композитор. Равель, огромное внимание уделял тому, чтобы темп произведения сохранялся постоянным с самого начала и до заключительного момента. Конкретно данный факт – во время непрерывного нарастающего звучания оркестра и постоянного отбивания одного и того же ритма барабаном - влияет гипнотически на каждого слушателя. И вот, композитор посетил репетицию дирижера Тосканини.

Известный дирижер в процессе всего произведения осуществлял уловимое слушателем ускорение темпа. Тогда композитор подошел к сцене и сказал об этом дирижеру. Тосканини весьма спокойным голосом и сильным итальянским акцентом сказал, что тот ничего не понимает в своей музыке. Это один путь заставить зрителей слушать произведение. После концерта, на котором Тосканини еще раз ускорил пьесу, композитор принял решение не заходить к нему в гримерку с поздравлениями, однако присутствовавший на концерте дирижер Ф. Бранко из Португалии уговорил композитора не привлекать внимание толпы такой позицией. Композитор дал возможность себя убедить, однако, пожимая руку дирижеру, ответил ему, что подобное делать можно исключительно ему! И более никому! Он не желал - и был абсолютно прав, чтобы в среде музыкантов появилась искаженная манера исполнения данного произведения. Однако, в противоположность идеи дирижера Тосканини, слушатели слушали, и по сей день слушают "Болеро" и без какого-либо ускорения музыкального темпа.

Относительно собственного произведения композитор утверждал, что это сочинение никогда не будет в составе программы "Воскресных концертов" (синоним концертов, в программе которых имеются наиболее известные музыкальные произведения). Однако, предположения писателей касаемо собственных сочинений не редко бывают ошибочными – и в предположении триумфа, и в предсказании быть забытыми.

Дирижер, который хочет произвести восторженные чувства у слушателя, может решительно ставить "Болеро" этого композитора. А для барабанщика оркестра это единственно возможный повод подняться на сцену для демонстрации своей партии и занять место, которое, как правило, предназначено для солистов инструменталистов - скрипачей, виолончелистов, пианистов, когда те исполняют собственные сольные концертные мероприятия с сопровождением оркестра.

рекомендуем сервисный центр