Игорь Тальков. 5

Игорь аранжировал песню Тухманова «Чистые пруды» и очень ярко выступил с ней на «Песне-87» в Останкино. Ему стало поступать много предложений о сотрудничестве, летом 1988 он ездил на гастроли с «Музыкальным театром Аллы Пуга­чевой», но пришла пора начинать самостоятельную работу. Игорь при­нялся создавать ансамбль «Спасательный круг» - назвал группу так, по­тому что сцена и творчество много раз спасали его в тяжелые периоды жизни. Группа репетировала у Игоря на московской квартире, вскоре начались гастроли, обстоятельства тому благоволили, в стране наступил период небывалой свободы - творческой, экономической, сексуальной, бандитской, - тут и там появлялись самопальные кооперативы, органи­зующие концерты артистов в обход филармоний. Они платили от 20 до 50 рублей за концерт, не вмешиваясь в репертуар исполнителя, лишь бы тот собирал зал.

В августе 1988 набирающего популярность Игоря пригласили вы­ступить на телевидении в известной программе «Взгляд», где он, без разрешения ведущих, в прямом эфире исполнил несколько своих по­литических песен. И все же главный прорыв к всесоюзной известности произошел в 1989. На гастролях в Астрахани Тальков ночью написал свою главную песню «Россия». Игорь предложил её ведущему популяр­ной телепередачи «До и после полуночи»: «Вла.димир Кириллович Мол­чанов. рискуя потерять работу, наживая себе массу неприятностей, отважился дать на всю страну... горемычную, считавшуюся властями криминальной, «Россию». В первый и последний раз в жизни для меня был сделан бесплатный клип» (Из книги «Монолог»). Дальше началось не­вероятное. Потрясенные люди звонили на телевидение и домой к Игорю, рыдали в трубку, некоторые ругались, большинство аплодировало. Это был всенародный успех.

К этому периоду жизни мировоззрение Игоря полностью сформиро­валось. Изучение текстов Ленина показало Игорю, что Ленин презирал и не любил русский народ. Талькова это сильно ударило. Страдания своей семьи и почти все народные проблемы он возложил на Ленина, КПСС и красный проект. Игоря можно понять. Он был человеком пристраст­ным, формировал свое мировоззрение «на коленке», урывками, так и не получив после школы систематического образования. Едва он оставал­ся в покое, в руках у него появлялись историческая книга, репринтное издание зарубежного текста. Все это создавало протестное настроение, передаваемое в текстах песен, которые он писал где угодно - в метро, в машине, ночью в тетради, которая лежала под подушкой или на тум­бочке.

По своему характеру он не терпел полутеней, рвался в бой «с неспра­ведливостью, ложью, злом», и мы любим его не за ошибки и заблуж­дения - нет, за искренность, смелость, детскую непосредственность, с которой он вел свою битву. Он иногда заблуждался, но в нём не было самого страшного - равнодушия к Богу, людям и своей стране, - он мас­штабно думал и глубоко чувствовал земное несовершенство ещё под­ростком:

«Первый вопрос, который я себе задал, это было очень давно, лет в 13: Кто я? Почему я родился на этой земле? Что такое см.ерть? Поче­му, если мы умираем навсегда и никогда больше не будем жить, к чему тогда эта жизнь? Почему нас учат добру и делать только добро, когда все равно мы превращаем.ся в прах?» (Из интервью Сочинскому телеви­дению в июле 1991).

Своих идеологических «противников», то есть людей не вполне разде­ляющих его взгляды, он яростно пытался растоптать, дипломатичность не была ему свойственна даже в малой степени:

Они не думают, не чувствуют, не слышат,

Они не видят ни зги.

Они не любят, не страдают, не ищут,

Не напрягают м.озги.

У них руки - лопаты, глаза - пятаки,

А вместо лиц - квадратные совки.

Совки, не отда.дим мы вам страну!

Совки, мы объявляем вам войну!

 

Он все время перегибал палку, такой уж характер. В советском про­шлом помимо убийц, палачей, стукачей, карьеристов и приспособлен­цев, было много порядочных и честных людей, которые искренне хотели своему народу блага. Не вина их, а скорее беда в том, что честность, по­рядочность одурманенных пропагандой людей использовали политиче­ские проходимцы. Нельзя всё в прошлом вымазать черной краской, не имеем на это мы права, нужно стараться быть объективными. Но Игорь рубил с плеча, этим и нравился многим, выбирающим простые решения. Видя свою популярность, Игорь начал воспринимать себя мыслителем государственного уровня. Неоднократно со сцены обращался к прези­денту, «господам-демократам», КПСС, а в 1991 написал письмо Ельцину с волнующими его вопросами.