Первая дуэль в России.

Немецкая слобода, 29—30 мая 1666 года

Тридцатилетний офицер, недавно поступивший на службу к русскому царю, Патрик Гордон стоял на деревянном крыльце, украшенном затейливой резьбой. Нынче был двойной праздник: он переехал в новый, еще пахнущий свежим деревом дом и сегодня день рождения Карла II, недавно возвратившего родительский трон, трон короля Англии и Шотландии, чьим подданным являлся ныне русский офицер.

Сорванная пружина, или события раскручиваются.

Следующий день начался неожиданно — со звонка Валентины. Она проси­лась к ним в гости. Тетка явно обрадовалась, да и Ада тоже. Таким знаком­ством нельзя пренебрегать, будет меньше всяческих подозрений, да и, чест­но говоря, эта женщина ей просто понравилась. Договорились, что Вален­тина придет в обед, причем она предупредила, что явится с тортом. Ада по­нимала, что нужна тетке для подготовки встречи, но в то же время не хотела нарушать собственные планы, а потому отпросилась у нее, соврав, что схо­дит насчет работы — видела возле гостиницы объявление о наборе деятель­ных молодых людей в агентство недвижимости.

Проклятие матери. 4

«А мы живем по прирожденной свободе под нашим королем», — с гордостью воскликнул Михаил Богданович.

«Да, вы живете под свободами христианских королей», — со вздохом согласился князь Курбский. — Но от вашего нечестия крепкие царства ваши смятутся, и претвердые ваши грады будут разбиты, и земля смятет- ся, бесчисленные народы будут преданы мечу, и мужские сердца станут слабее женских. И аще не покаетесь и не обратитеся ко древнему благо­честию, попадете в реку огненну, ее же волны выше облак небесных с шумом возводятся, в ней же все законопреступники с дьяволом мучимы будут!»

Проклятие матери. 3

В двери постучались, а затем в комнату вошел молодой человек года на три старше меня, одетый как казак. Назвавшись Василь Андреевичем Малюшицким, он сказал: «По повелению его милости князя я буду твоим наставником. Твое служение будет не в храме. Ты будешь переписывать рукописи, которые привозят к нам из разных монастырей и земель — из Московии, Чехии, Балканских стран и Кандии. Начнешь с переписыва­ния рукописи, доставленной из Московии, — «Сказание, како состави святы Кирилл словеном письмена».

новый век. 53

Во время рождественского бала «повинные» вторгаются в дома людей, от­правившихся на праздник, и крадут у них семейные фотографии, чтобы подчер­кнуть безвозвратность утраты. А позже устраивают жуткие инсталляции, наря­див изготовленные по снимкам манекены в одежду пропавших.

новый век. 54

Другие персонажи сериала пытаются сохранить здравое суждение и выя­вить закономерности исчезновения людей, ведь стремление к рационализации является базовым качеством человеческого сознания. Мы чувствуем себя зна­чительно увереннее в мире, который мы понимаем и можем описать в привыч­ных терминах.

новый век. 52

Необъяснимая пропажа близких продемонстрировала пер­сонажам «Оставленных», насколько ложным было их ощущение пребывания в понятном, поддающемся логическому анализу, предсказуемом мире.

новый век. 51

В предисловии Павел Банников рассказывает о том, что первые попавшие к нему стихи Алексея Швабауэра показались несколько вторичными, но затем выяснилось, что все это было закономерным этапом творческого развития ав­тора.

новый век. 50

Мне доводилось уже писать о стихах Татьяны Нешумовой, и потому к чте­нию этой книги я приступала с совершенно определенными ожиданиями, ко­торые сразу же оказались обманутыми. Признаюсь честно: читая самый первый раздел, я несколько раз возвращалась к обложке и смотрела на имя автора — действительно ли это написала Татьяна Нешумова, может, я просто перепутала и открыла совершенно другую книжку?

новый век. 49

Стихи Николая Звягинцева в этой книге можно поделить на две большие группы: простые и прозрачные, непростые и непрозрачные, со стрелочками, напоминающую презентацию по реорганизации отдела предпродажной подготовки в департамент presale. Но страшным внутренним усилием я от этого искушения удержалась и постаралась просто наслаждаться стихами, сменой образов, перекличкой мотивов и внезап­ным появлением чего-то такого, что раньше не замечал, а оно вот, рядом, ходи и тихо радуйся самому факту того, что это существует:

новый век. 48

В аннотации содержание этой книги обозначено как «тексты на грани­це прозы и поэзии». И действительно, работа со словом, которую производит Елена Георгиевская, больше характерна для современной русской поэзии, чем прозы.

новый век. 47

Сложно устроенная поэтическая книга Михаила Вяткина сразу же застав­ляет подбирать к ней какие-то ключи.

народ. 61

Да, он много читал, но вкус у Тая был необычный. То и дело я слышал от него имена Монтескье, Руссо, Вольтера, а сам — чуть позже — впаривал ему модных Ремарка и Хемингуэя.

народ. 60

Только когда это было? — в младших классах, позже уже не заставляли, тем более гимнастерки и кителя менялись на партикулярные пиджачки того же мышиного цвета, кто-то в классе уже носил такие, да чуть ли не тот же Тай.

народ. 59

О, это был настоящий скандал! На весь мир! Хотя и в пределах школы.

Но начну все-таки с Тая. Иначе трудно понять.

народ. 58

Звонок.

    Да, Коля, с Новым годом.

    Да уж, с Новым. У вас там есть связи? Вы можете помочь?

    В чем?

народ. 57

Вера погасила забытый в ванной свет, проверила краны, покинула квартиру и вернулась — уже в тысяча девятьсот семидесятый. Вот только за окном она по- прежнему видела год две тысячи семнадцатый. Желтый круг света, в нем — черный человек.

народ. 56

Выступил из полутьмы на узкий тротуар.

народ. 55

Хорошо, что клиенты ждали спокойно, без раздражения. В фейсбуке, впрочем, не преминули сообщить о своем терпеливом и снисходительном ожидании.

народ. 54

Николаю позвонил грузный сосед. Сообщил, что новая жиличка дымит. Курит.

     Вулкан Везувий. Я утром на кухню боюсь войти, я задыхаюсь.

дружба. 57

Вернувшись, Иван сразу забрался в постель и, хотя я выставила свою кружевную ногу из-под одеяла, не сказал мне ни слова.

дружба. 55

Я прихлебывала из горлышка, а он был голоден и занялся ветчиной, мы сидели возле чужого парадного и смеялись, будто обкуренные, люди входили и выходили, оскомина сковала мне десны, но я не успокоилась, пока не выпила все, что было.

дружба. 56

Но она не отказалась. С того дня все пошло не так, как будто кто-то взял у меня рубашку и закопал под кладбищенскими воротами.

дружба. 54

Ну да, я привел его домой.