дружба. 54

Ну да, я привел его домой.

дружба. 53

Когда он пропал, я пережила две опасные полосы: осеннюю и зимнюю, а потом успокоилась и стала просто жить и ждать его возврашения.

дружба. 52

До прыжка оставалась неделя, теперь я ходил к мосту каждое утро, сам не знаю зачем. Вчера возле парапета топтался лысый мужик в зимней куртке с облезлым мехом, глаза у мужика были хитрыми, склеры чистыми и розовыми, а зубы белыми. Мой сосед в Токсово называл таких зимогорами.

дружба. 51

  Что такое? — Он обернулся, крепко придерживая поводок. — Вы потеряли собаку? Вы иностранец? У вас проблемы?

дружба. 50

 двадцать на манку и молоко, ничего другого я есть не могла, да Силва сказал, что я толстовата, а овощи были непомерно дороги, и полтинник на поношенные пуанты с синими ленточками, всё.

Москва. 53

Понятно, что из Евангелия подоб­ного мирочувствия не вычитаешь. Тут именно что Вольтер, — но Вольтер дифференцированный. Первая или даже вторая производная от первона­чального наивного Вольтера.

москва. 52

Прошу понять меня правильно. Я не желаю возвращения крепостного быта. И не потому, что считаю кре­постной быт чем-то плохим, а потому что возвращение крепостного быта в современной России невозможно в принципе.

Москва. 51

Впрочем, о спасительности «вели­ких реформ» (для экономики там или для внешней политики) можно еще спорить. Но нельзя сомневаться в том, что реформы эти произвели в сфере русского духа крупные разрушения и необратимые изменения.

москва. 50

    Так, так, — подтвердил Вергилий.

Я тихо, давясь от слез, плакал.

Москва. 49

О, все трое, были они заодно. Пели в одну дуду. Они убивали меня каждым словом.

Москва. 48

    Да, мой мальчик, оно летело сломя голову!

   Дьявол окончательно утвердился там, на земле! У тебя был шанс. Ты им не воспользовался! Ты мог превратить в пыль Велиала! Мановением руки! Одним только росчерком — пустить его на протоны! Ты употребил свой талант на другое... На рыжие завитки. На пупок женщины! Ты толь­ко и делал, что обозревал ее прелести, то сзади, то спереди...

Москва. 47

   Еще не пришло для него время... Как бы то ни было, тебе как будто бы и в самом деле удалось, так, по крайней мере, полагал сам ты, войти — не без помощи, правда, некой посредницы — в самую структуру...

Москва. 46

   Это весьма правильно... — подтвердил отец Серафим, который уже развязал котомку.

тарас. 60

Но поэт Майков далеко не преодо­ленная бездарность. Человек Май­ков — это даровитость прежде всего, это по преимуществу даровитость. Но даровитость, не связанная с поэзией непосредственно, — ограниченная бли­зорукостью даровитость живописца.

тарас. 59

Посетив мастерскую Н.А. Майко­ва, Николай Павлович обращает вни­мание на ученическую картину сына художника «Распятие» и говорит, что ему хотелось бы ее приобрести. Ваша цена?

Двадцатилетний Аполлон отказы­вается от платы.

тарас. 58

Вот прекрасный поэт — стильный, опрятный (не случайно мы вспомнили о нем на десятом чтении, когда загово­рили про Каролину Павлову). Вот че­ловек ясный и твердый.

Культура Майкова — наследствен­ная культура. Сам Нил Сорский (ко­торый назван был «Сорским» по мес­ту своего монашеского подвига, а ро- дился-то как раз в боярской семье Майковых) предок нашего поэта.

тарас. 57

Но сегодняшнее похмелье — вещь по определению вторичная. Его реаль­ность — простое указание на то обсто­ятельство, что вчерашний хмель был силён.

И день 24 марта 1999 года навсег­да остался для меня напоминанием о том, что слова о народе, пасомом и хранимом Богом, что слова о духе на­родном — не пустые слова.

тарас. 56

Понятно, что из Евангелия подоб­ного мирочувствия не вычитаешь. Тут именно что Вольтер, — но Вольтер дифференцированный. Первая или даже вторая производная от первона­чального наивного Вольтера.

тарас. 55

Прошу понять меня правильно. Я не желаю возвращения крепостного быта. И не потому, что считаю кре­постной быт чем-то плохим, а потому что возвращение крепостного быта в современной России невозможно в принципе.

тарас. 54

Достоевский в 1873 году дает им такую оценку: «Мрачные нравствен­ные стороны прежнего порядка — эгоизм, цинизм, рабство, разъедине­ние, продажничество — не только не отошли с уничтожением крепостного быта, но как бы усилились, развились и умножились; тогда как из хороших нравственных сторон прежнего быта, которые все же были, почти ничего не осталось».

тарас. 51

    Так, так, — подтвердил Вергилий.

Я тихо, давясь от слез, плакал.

пещера. 58

Тушинский царь усмехнулся: насчет последнего уж можно было не беспокоиться — литвин Сапега с козацким гетманом, давно присягнув­шим крулю, уже поделили Русь и на днях могли разойтись о сто конь по своим будущим русским вотчинам. Да все равно знать бы, на кого кость поставить, а не холопов с пиками-пищалями считать!

пещера. 59

   От шустёр! — хлопнул себя по бокам есаул и огляделся, принимая поддержку подтянувшихся казаков. — Впорався он...

пещера. 57

Так и оцепенел Тарас... Слыхал он про чудесные гетманские да атаман­ские скарбницы, которые тайные, спрятанные в плавнях, иные даже на островках, кои могут сами утонуть на время, когда угроза грабежа на под­ходе.