Даниель Дефо и его роман "Робинзон Крузо".

 

Будущий величайший английский романист, основоположник европейского реалистического романа нового времени Даниель Дефо родился в Лондоне в 1660 или 1661 году (точные сведения не сохранились). Его отец Джеймс Фо был богатым торговцем, фабрикантом и известным диссидентом-пуританином (противником господствующей англиканской церкви).

Роман "Робинзон Крузо" имел оглушительный успех у читателя, что побудило Дефо к созданию продолжения. Им стал роман "Последующие приключения Робинзона Крузо", а через год "Серьезные размышления в течение жизни и удивительные приключения Робинзона Крузо, с его виденьем ангельского мира". Как бы удивительно это не было, но художественный уровень и идейное содержание этих двух романов оказались значительно ниже первого.

 

Цель данной статьи состоит далеко не в том, чтобы рассказать о жизни мастера, перечислять все его произведения и годы их издания. Цель в том, чтобы поведать вам о его влиянии на меня. Фанаты Дефо наверняка знают, что прожил он достаточно интересную и небедную жизнь, что для писателя в то время было дикостью – он писал статьи для газет, только набирающих свой коммерческий оборот после изобретения печати в 16 веке. Так же им должно быть известно и о «Мыслях Робинзона Крузо» - сборнике рассказов, которые включают в себя размышления на различные темы. К чему я это повторил? А к тому, что образ Робинзона Дефо писал с самого себя. Поэтому, прочитав книгу, мы поймем, каким был этот человек. За 28 лет, 2 месяца и 19 дней показана эволюция человеческой души, начало которой лежало в празднестве и, как принято сейчас говорить, «раздолбайстве», а конец – в полном понимании того, кто он и зачем он находится в этом мире. Может мое мнение по поводу этого произведения субъективно, поскольку первый раз (всего читал четырежды) я прочел его в 14 лет. 

 

Так что же заставляет нас восхвалять произведение, которому уже почти 300 лет? Во-первых, это легкость повествования. Книга, при всем объеме информации, читается на удивление легко, что дается далеко не каждому писателю, хоть и принятому мировой общественностью. При всем уважении к русским классикам и их трудам, они не могли так просто излагать свои мысли, как это делал господин Дефо. Страницы пролетают одна за другой, текст льется в уши – а это ли не самое великое достижение и преимущество писателя? Во-вторых, это доступность информации, при всей сложности грамматических оборотов, которую я встречал разве что у Говарда Лавкрафта. Большинство людей, от которых я узнаю, что они прочли «Робинзона», полюбили его именно в несовершеннолетнем возрасте. В-третьих, это описанный там пример для поведения. Пример чудовищной внутренней борьбы, одоление своих страхов, верх человеческой воли над обстоятельствами, которые всячески пытаются сломать человека и превратить его в того, кем был Робинзон, пока не покинул порт. В-четвертых, что задело мой неокрепший разум больше всего – это экзистенциальные вопросы, относящиеся непосредственно к религии. На этом пункте мне бы хотелось остановиться поподробнее.

 

Люди не зря приходят в этот мир – это известно каждому. Но далеко не каждый знает, для чего именно он был рожден на этот свет. Для того, чтобы понять это, провидение часто устраивает в нашей жизни «встряску», чтобы ткнуть носом в очевидную вещь – мол, на, смотри, неужели так тяжело это увидеть? В случае с Робинзоном, этой «встряской» оказалось крушение их корабля и попадание на остров, в том числе через пиратский плен. Человек, который беззаботно проводил свои дни в порту, столкнувшись с подобными переменами, невольно начинает смотреть на мир в немного ином свете. Как только он очнулся на песчаном берегу, началась непрерывная трансформация его личности, временами болезненная, временами спасающая. И разве можно подумать о том, что, будучи в порту при всех прочих обстоятельствах, и практически не имея доступа к одиночеству, человек начал бы меняться? Вздор! История жизни Робинзона явно дает нам понять важность одиночества и его губительную силу. Понятие «золотой середины» подойдет здесь как нельзя кстати – не оставшись одним, он никогда бы не начал задумываться о смысле своего существования, но и не получил бы такой тяжелейшей моральной травмы, отвыкая от людского присутствия. И, казалось бы, когда силы привычки берет верх, и не ждешь от острова ничего, кроме погребения себя в горячих песках, случается проверка – он встречает аборигена-каннибала, которого вследствие назовет Пятницей. Влияние этой встречи трудно переоценить – для почти атрофировавших ушей и языка главного героя это был самый лучший подарок на свете. И, став с годами более умудренным философскими вопросами, ответы на которые он находил даже против собственного желания, он понимал, что может теперь «лепить» из неокрепшего ума абсолютно новую личность. Само собой, это делалось не в корыстных целях – им правило исключительно чувство самоотдачи, и желание передать свои знании хотя бы кому-нибудь, хотя бы дикому людоеду. Я уверен, что после успехов, сделанных на поприще воспитания «нового человека», радости Робинзона не было предела, и вряд ли на материке что-то вызывало бы у него схожие эмоции. 

Возможно люди, близкие к религии, когда-либо задавались вопросом, как же судить людей, у которых из поколения в поколение передаются традиции и обычаю, которые кажутся нам неприемлемыми и аморальными? Как судить аборигена за то, что он ест себе подобных, если так делали все его прародители? Мне кажется, что именно на этот вопрос и отвечает сюжетная ветвь в произведении – любой из этих людей способен на сострадание, на благодарность и на самоотдачу. Если удалось воспитать в Пятнице основы человеческих чувств, морали и этики, которые он не знал на протяжении всей своей жизни, то, значит, возможно привить их любому человеку. Можно отнести этот пример и к современному миру – если человек во время своего взросления и становления своей личности не видел примеров любви и нормального человеческого отношения, как можно его судить за то, что, став взрослым, он будет делать то же самое, и воспитывать своих детей так же, как когда то воспитывали его? В этом и состоит одно из отличительных качеств произведения Дефо – через определенные события он мог показать то, о чем люди предпочитали не задумываться. 

 

Но я отошел от рассматриваемой темы - и что же тогда получается? Остров и кораблекрушение, которые он всеми силами проклинал, сделал из него другого человека, которого он начал любить? Звучит немного странно, согласитесь? Получается, что зло – а кораблекрушение и смерть экипажа можно вряд ли приписать к благодетелям – сделало из прожигающего свою жизнь человека духовно просвещенного? Этим вопросов в свое время задался и Михаил Булгаков, затронув эту тему в «Мастере и Маргарите», что и обеспечило этому роману такой широкий резонанс. Честно признаться, эта идея и затронула меня до глубины души. Трудно представить в жизни такое стечение обстоятельств, которое позволило бы из исключительно злого и разрушающего происшествия вынести какую-то выгоду для себя. Здесь же опять мы видим пример не дюжей силы духа и характера, которым можно только позавидовать. Как нельзя кстати сюда можно отнести цитату сатаны из романа Эндрю Найдермана «Адвокат дьявола»: «В жизни всегда так – на кого-то нажмешь, и он рассыплется, а на кого-то нажмешь – он станет тверже». Нет достоверных фактов, которые указывали бы нам на то, что в жизни мастера происходило что-либо подобное. Да, он был на позорном столбе и провел срок под тюремным надзором за одно из своих сатирических произведений, да, ему иногда отказывали в публикации его статей, казалось бы, ничего необычного для того времени. Мне кажется, что именно в этом и состоит главная заслуга Дефо – представить себе, как выглядело бы поведение мыслей человека, оказавшегося не то чтобы в камере заключения, а в полной изоляции от людей. Согласно одной из его цитат, «нет страшнее тюрьмы, чем присутствие самого себя и только себя». Вероятно, это он понял, когда находился круглыми сутками в полном, как он считал, одиночестве. Но нет предела совершенству! Мысли шли все глубже и глубже, пока не поместили себя на место человека, оказавшегося наедине с самим собой. Казалось, что Провидение спрашивает его : «Ты думаешь, что это самое страшное, что может быть? А ты подумай, что было бы, если…». И это «если» сумело вылиться в жемчужину мировой литературы. 

 

Можно много говорить о вкладе данного произведения в мировую классику, постоянно выискивая причины любить «Робинзона Крузо» все больше и больше. Но факт остается фактом – я далек от той мысли, что у кого-либо когда то появится желание упрекнуть это произведение в чем-либо, что не соответствует канонам литературы. Я уверен, что такой ажиотаж оправдан – если на момент написания произведения, когда, казалось бы, люди в лице среднестатистического читателя не особо не задумывались о вечных вопросах борьбы и работы над собой, то в наше время, когда эти вопросы стоят особо остро, спрос на него будет расти и расти. Даже во время всяческих противоборств с наукой, когда образованность людей была достаточной редкостью, Дефо сумел донести до одурения важные вопросы, написанные до одурения простым языком. Произведение мастера прожило почти 300 лет, нисколько не теряя своей актуальности, а лишь набирая ее в геометрической прогрессии, и будет жить до тех пор, пока у человека полностью не исчезнет тяга к прекрасному. А это ли не счастье для писателя?