Фрэнсис Скотт Фицджеральд: "Алмазная гора".

Вопреки тому, что студенты, вместе с которыми он проходил обучение, были из более известных, богатых семей, нежели его семейство, скромный и спокойный Джон очень скоро сумел обзавестись друзьями. Так, ему удавалось проводить продолжительные студенческие каникулы находясь в гостях на шикарных загородных виллах, а также различных состоятельных туристических курортах, он не переставал удивляться, встречаясь с новыми семьями своих сотоварищей. Он считал, что в совокупности все они очень схожи между собой, ему было очень приятно пребывать в таком обществе богатых, зажиточных, состоятельных людей, однако его немного смущало то, как они насмешливо общались между собой, касательно задухи в его провинции. И все же, во время второго года учебы случилось так, что в их колледже появился новый студент по имени Перси Вашингтон, это был очень утонченный, видный молодой человек, с прекрасными манерами, безупречно одетый. В обществе самых зажиточных учеников он был на голову выше остальных по своему богатству, при этом его манера поведения была немного отстраненной, замкнутой, он не хотел ни с кем сближаться, говорить о секретах своего семейства. Но единственный человек, с кем все же общался Перси, это Джон, и все же, даже с ним Перси ни в коем случае особенно не общался по душам. До тех пор, пока в один день для Джона не предоставилась счастливая возможность на время погостить у своего друга, таким образом поведать из первоисточника о всех заветных тайнах его семьи. Невероятные секреты раскрылись Джону уже в поезде, тогда как Перси резко остановив их активный диспут касательно соучеников, поведал, что его отец – это наиболее богатый человек во всем мире, в распоряжении которого есть уникальный алмаз, габаритами из отель Риц. После этого Джон совершенно не понимал каким образом вести себя, ему было страшно показать определенное неуважительное отношение, проявить недоверие, а потому он очень бесхитростно стал рассказывать, что симпатизирует богатым людям, чем более богат человек, тем это лучше. Затем он начал говорить, что не так давно прочитал в одном издании топ 100 наиболее богатых людей, на это Перси с презрением ответил, его отец смело может купить данных «богачей» с их потрохами. Перси был уверен, что другие богачи – это дешевые капиталисты, жалкие финансовые сошки, он без стыда выхвалялся своим отцом, который не выплачивал подоходный налог, благодаря чему мог оставаться в тени.

 

Глава 2

Проезжая горы Монтаны, они остановились в странной деревушке, жители которой, всего двенадцать забытых богом мужчин, выстроились на платформе и изумленно глазели на приезжих. Казалось ,что они члены какой-то тайной секты, никто не знал как они появились в этом месте и как им до сих пор удается выживать. Со временем их стали считать просто ошибкой природы, которая однажды создав, сей удивительный шедевр, просто вовремя одумалась и оставила свое творение на произвол судьбы.

 

Перси и Джон сошли с поезда, и пересели в коляску, проехали еще около получаса по горной местности и остановились возле роскошного автомобиля. Их приветствовали двое вытянувшихся по струнке негров. Несмотря на великолепное убранство машины, парчовую обивку с тонкими шелковыми узорами и крапинками драгоценных камней, Перси назвал ее колымагой для поездок на вокзал, ошеломив и без того пораженного Джона. Преодолев высокое каменное лезвие горного острога с помощью еще нескольких негров и тросов, они оказались на брусчатой дороге, которая по заверению Перси вела прямо к его дому. Так Джон узнал еще об одной тайне загадочного семейства, ведь дороги этой не было ни на одной карте, потому что несколько поколений семья Перси скрывала её самыми разными методами то подкупая все геодезическое управление, то сооружая сильнейшее магнитное поле, отталкивающее внешние компасы. Также отец Перси отвел реку и соорудил подобие городка в долине. По словам Перси единственной опасностью для его семьи являлись аэропланы, Перси даже доверительно поведал Джону о том, каким образом они сбивают их, обрекая на погибель и плен пытающихся вычислить их авиаторов. Рассуждая об этой трагической тайне, Джон пытался предугадать какие еще ужасающие вещи откроются ему в этом скрытом от всех мире семьи Перси.

 

Наконец, их взору открылся дивный дворец на берегу озера в полвысоты горы, он услышал вычурные и старомодные звуки скрипки и залюбовался сияющими мрамором башнями и кружевами балюстрад, стройными рисунками парапетов и окнами различных форм. Когда они остановились, перед широкими мраморными ступенями двери дворца распахнулись и навстречу им, вышла мать Перси. Высокая и темноволосая она обняла сына и познакомилась с Джоном. После Джон еще долго вспоминал этот дивный первый вечер и поистине королевский прием: чарующий напиток в бокале на золотой ножке, который вкушал высокий мужчина, девушка с лицом цветка и сапфирами в волосах и  роскошные покои со стенами из неяркого золота, устланные алмазами всех форм и размеров. А еще там был обеденный стол, уставленный алмазными тарелками украшенными изумрудами, струящаяся по коридорам и залам музыка и тот сладостный туман от обилия роскоши драгоценных камней, тканей, вин и золота.

 

Во всем этом великолепии и разнообразии Джон уснул прямо за столом, пытаясь ответить на чей-то смутно доносившийся до него из далека вопрос, в мехе кресел и с первым стаканом портвейна в руке. Когда он проснулся, то понял что находится в тихой уютной комнате с панелями агатового цвета, рядом с ним стоял Перси. Он поведал, что пока Джон спал, слуги выкупали его и переодели. Джон был в таком благоговейном состоянии, что принялся извиняться перед другом за то, что сразу не поверил ему, когда он говорил про богатство и алмаз величиной с отель. Но Перси заверил его, что он так и думал и в этом, нет ничего удивительного, ведь на самом деле алмаз скрыт в горе, которая расположена возле дворца, когда Перси принялся рассказывать о ней, Джон снова погрузился в сон.

 

Глава3

Проснувшись утром он обнаружил негра в белой ливреи возле своей кровати, он снял с Джона пижаму и предложил принять ванну. Согласившись Джон чувствовал как ему чудно на душе в таких обстоятельствах, он ожидал что заботливый слуга сейчас возьмет его на руки и отнесёт в соседнюю скрытую доселе от его глаз комнату, однако рослый негр всего лишь нажал на кнопку и его кровать наклонилась вбок, предоставляя ему возможность без лишних движений просто скользнуть во вдруг расступившуюся драпировку стены и проехав по мягкому скату опуститься в бассейн с теплой приятной водой. Обернувшись, Джон заметил что дорога, по которой он скатился, бесшумно свернулась, предоставив ему снова поразиться очередной диковинкой дома Вашингтонов. Он понял что оказался в некоем подобии аквариума и присмотревшись, заметил как вокруг него за слоем хрусталя спокойно плавают различные виды рыб, а сверху сквозь сине-зеленое стекло пробивается солнечный свет. Слуга предложил ему начать водные процедуры с горячей розовой воды и мыльной пены, а после искупаться в холодной морской, обескураженный Джон беспрекословно согласился, он подумал, что не в его положении спорить. Когда негр нажал на кнопку, из фонтанчика у края бассейна на него хлынул теплый бледно-розовый ливень и мыльные струи. Маленькие бортовые вертушки в одно мгновение сбили облако розовой пены, которая окутала восхищенного Джона полностью, оставляя маленькие мыльные пузырьки на его теле. Слуга также предложил ему включить фильм для развлечения, однако Джону хватило и чарующей музыки, доносившейся до него, откуда- то из вне. Вдоволь насладившись ванной и приняв душ из морской воды, Джон завернулся в теплый халат, после чего был уложен заботливым слугой на кушетку и растерт ароматными маслами. Когда негр закончил все процедуры, он сообщил, что Перси ждет Джона в гостиной на завтрак и отрекомендовался ему как его личный слуга для утренних процедур. Джон вышел в гостиную и нашел там друга откинувшегося в кресле и томно потягивающего дымящуюся сигару.

 

Глава4

За завтраком Джон узнал, что отец Перси потомок самого Джорджа Вашингтона лорда Балтимора родом из Виргинии. Перси также рассказал и о том как его деду Фитц- Норману Колпелеру Вашингтону, однажды когда он решив, попытать счастья и отправиться на Запад в поисках лучшей жизни, посчастливилось заблудиться в горах и от голода погнавшись за белкой, случайно найти алмазную гору, дело было в том что преследуемая им белка держала камушек во рту, смерти ей избежать удалось, однако и сокровище свое она утратила, смекнув что к чему, Фитц-Норман сказал работающим на него преданным неграм , что нашел горный хрусталь. Так как рабы и в помине не видели драгоценных камней, обмануть их не составило большого труда. Наивные они  принялись самоотверженно добывать сокровища для своего хозяина. Набравши несколько сумок обрасчиков, он отправился в Сент-Пол, где и сбыл с рук мелкие алмазы, но когда он показал одному из лавочников камень побольше тот незамедлительно упал в обморок, а дед Перси попал под арест за нарушение общественного спокойствия. Вскоре ему удалось благополучно сбежать в Нью-Йорк где он смог продать еще несколько мелких алмазов, однако и там начались волнения связанные с внезапным появлением драгоценных камней, многие даже отправились на поиски золотой жилы в горы Кэтскил. Прикидывая стоимость своего алмаза, он понял, что им одним можно вызвать кризис на мировом рынке, ведь он равен стоимости всех драгоценных камней мира. Подсчитав, что в мире не хватит золота чтобы перекупить его алмазную гору, он отправился в столицу России и заявился к местному ювелиру с посланием для царя, потом около двух недель он ежечасно подвергался опасности и риску быть убитым и после с большим трудом пообещав правителю вернуться с еще большим камнем отчалил в Индию. Таким образом, он начал распродавать свою гору втайне императорам и правителям разных стран, покупая на вырученные деньги  редкие вещества и размещая их под видом антиквариата в разных банках мира. Когда его состояние достигло миллиардного придела, и он прошел через много тяжелых событий, включая и убийство собственного брата, который был любителем приложиться к бутылке и распускать попусту язык, он и сам умер, оставив все дела своему единственному сыну Бредоку Вашингтону, который и продолжил начатое отцом, не теряя его хватку. Он решил действовать с еще большим размахом и стал скупать один из самых редких химических элементов – Радий. Добытого на данный момент хватит на несколько поколений роскошного существования Вашингтонов и поэтому отец запечатал копи и стал рьяно беречь свою тайну. Ведь раскрытие её повлекло бы полный упадок рынка драгоценных металлов по всему миру и привело бы его семью к неминуемому банкротству.

 

Так Джон, наконец, смог прикоснуться к самой охраняемой тайне встретившейся в его жизни.

 

Глава5

После завтрака Джон решил осмотреть долину, он вышел на площадку наружной лестницы и залюбовался представившимся ему видом. Вязы и тенистые рощицы казались ему срисованными сказочными пейзажами. Изредка, он даже мог рассмотреть тройку оленей спокойно шествовавших из одной рощи в другую. Повсюду ему мерещились нимфы и фавны с флейтами, фантазия заставила его спуститься к узенькой, выложенной кирпичами тропинке и обогнувши благоуханные розовые заросли, пройдя через парк, он набрел на мшистую лужайку, там Джон и встретил самую красивую на свете девушку.

 

В белом платье в венке из сапфировых нитей, она робко поздоровалась с ним и представилась. Нежное создание звали Кисминой, она была сестрой Перси. Всегда придирчивого по отношению к женщинам Джона с первого взгляда покорила Кисмина, которую он счел воплощением совершенства. Они обменялись нежными взглядами и присели на мягкий мох. Джон рассказал ей о Гадесе, а она о том, что осенью отправится учиться на Восток в пансион миссис Балдж. Она была настолько наивной и открытой, что Джон был, тронут её признаниями в своей чистоте и неопытности. Его замечание о том, что она более современна чем, кажется, на первый взгляд повергло её почти в неистовую печаль. Она рассказала, что никогда не курила и ни пила, читает книжки и совсем не разбирается в нарядах, а еще оказалось, что она никогда не общалась с парнями и рассчитывала на его компанию хотя бы изредка. Джон был тронут, и даже её неосторожный намек на его провинциальность, был сразу забыт.  

 

Вдоволь наговорившись, они отправились по узенькой тропинке обратно к дому. Кисмина выказала неподдельное удавление тому, что он даже не попытался её поцеловать, а ведь ей казалось, что среди современных ребят все так делают. Но Джон гордо объяснил, что он не относится к такому типу людей.

 

Глава6

Позже Джон познакомился и с самим Брэддоком Вашингтоном, со строгим и гладким лицом он вместе с Перси провел для Джона экскурсию по своим владениям. Сперва они показали ему, где обитают рабы и хозяин рассказал печальную историю о том, как устроил им роскошную жизнь с кафельной ванной в каждой комнате и повелел мыться раз день, а некоторые из них стали заболевать и умирать. Из чего он сделал вывод, что для иных людских пород, вода нужна только как питьё, в остальных же случаях грозит опасностью. Дальше ему показали поле для гольфа с идеальным покровом без тропинок и рытвин. Потом между отцом и сыном  развязался разговор о сбежавшем недавно пленнике, которому позволили учить одну из дочерей итальянскому и выпустили из ямы, а он, воспользовавшись моментом, удрал. Хозяин долины тут же отправил за ним двадцать человек и четырнадцать из них заверили его что убили человека по всем признакам подходящего под описание. Что такое «яма» Джону довелось узнать через пару минут, его подвели к огромной впадине покрытой крепкой железной решеткой. Когда Джон глянул вниз, до него тут же донеслось множество разнородных голосов. Все они выкрикивали ругательства и скверные шутки. Мистер Вашингтон тростью нажал кнопку, скрывавшуюся в зеленой траве и яма осветилась светом, предъявив Джону публику находившуюся там. По одежде было видно что это в большей части авиаторы из простых американцев. Джон так же заметил, что крутые стены этой узницы были покрыты полированным стеклом. А дно, на котором бесновались чуть больше двадцати человек, казалось слегка вогнутым, так что выбраться оттуда не представлялось возможным. Брэддок Вашингтон придвинул себе стул и завел весьма странный разговор с пленными. Он предлагал им самим решить свою участь и подсказать ему, как с ними поступить. Они взывали к его справедливости и милосердию, проклинали его и пытались обвинить в жестокости. Он же отвечал едкими замечаниями, что ему бы не было дело до них не сунься они в его долину. Он предлагал им легкую смерть, предлагал им доставить к ним жен и детей и обеспечить существование в его долине или же решить самим, что сделать с их жизнями, так неуместно наткнувшимися на его свято оберегаемую тайну. Только однажды они возрадовались когда он сообщил что одному из них удалось бежать, они запели песни и стали поздравлять друг друга, однако он тут же осадил их пыл, добавивши что пленник тут же был убит с четырнадцати выстрелов.  В яме снова воцарилось уныние, а мистер Вашингтон не стал уточнять подробностей.   

 

Глава 7

Весь июль проходил для Джона в любовной лихорадке, они с Кисминой были пылко влюблены, обменивались подарками и тайно виделись под сенью деревьев, однажды оставшись на целый час наедине в музыкальной комнате, они впервые поцеловались и решили непременно пожениться, после чего провели целую ночь в сладких грёзах друг о друге.

 

Каждый день они с хозяином дома и Перси ходили в лес на охоту, иногда играли в гольф и купались в горном озере. Джон заметил, что мистер Вашингтон слушает только самого себя, а миссис Вашингтон замкнута и высокомерна. Её отношение к детям было предубежденным и любовь к Перси, на фоне абсолютного равнодушия к дочерям, была особенно заметной. Что же до девочек то внешне они были как две капли воды похожи, однако внутренне разительно отличались. Жасмина была тихой и жалостливой девушкой, любила книги о несчастных девушках, прикованных к больным родителям и мечтала ухаживать за раненными в войне солдатами. Она так отчаянно расстроилась, что война закончилась, а ей так и не удалось совершить задуманное, что отец едва не устроил новую войну, однако всё само собой улеглось, её интерес к раненным поутих столь же внезапно, как и появился. Зато Кисмина была абсолютной противоположностью сестре, как и Перси, она заботилась только о себе и ко всему остальному была равнодушна, унаследовавши от отца высокомерие и безразличие, она жила так словно мир и все вокруг существует ради неё.

 

Однажды Джону стало интересно, кто же занимался оформлением этой дивной долины и тогда Перси поведал ему историю о том, как отец выкрал, садовода, архитектора, театрального режиссера и французского поэта-декадента. Задание у всех было одно создавать все, что придет в голову на радость хозяевам. Однако все они оказались бездарностями, поэт стал ваять грустные стихи о своей тоске по томным бульварам и площадям, дав только лёгкий намек на благоухание райских садов, декоратор чуть не превратил всю долину в парк аттракционов что, несомненно, быстро наскучило бы семейству Брэддока Вашингтона. Архитектор и садовод по своему обыкновению всё пытались создать что-то на что-то похожее. В итоге все они сошли сума после ночи проведенной в спорах о том, где устроить фонтан и очутились в Коннектикуте в лечебнице для умалишенных. В итоге все спланировал обычный невежественный киношник, который умел обращаться с крупными деньгами, но был абсолютно безграмотным и отличался плохими манерами.

Глава 8

Незаметно пролетевший август заставил Джона и Кисмину задуматься о побеге, ведь девушка была уверенна, что её родители никогда не позволят ей выйти замуж за горячо любимого Джона. Рассуждая о том, с какими нынче трудностями сталкиваются богатые люди, желая пожениться, Кисмина обронила, что ей претит давать объявление в газете и указывать, в чьих старинных потертых жемчугах она выходит замуж. И в этот день наивные грезы Джона Кисмина оборвала одной фразой, которая изменила весь его дальнейший взгляд на своё пребывание под крышей семьи Вашингтон. Говоря о дочери торговца скобяными товарами и о том насколько проще было бы Джону, влюбись он в такую девушку из менее богатой семьи, его возлюбленная обронила, что у Жасмины была одна такая подруга и Кисмина общалась с ней, когда та была у них в гостях. И когда Джон выразил неподдельное удивление, проговорилась о том, что он не первый гость и в их доме и что Жасмина несмотря на все расстройства, которые это за собой влечет, продолжает приглашать к ним гостей. И тогда-то Джону и открылась страшная тайна, ведь оказалось, что отец семейства не может позволить себе такой риск и отпустить гостей обратно, ему приходится их устранять. И несмотря на все заверения Кисмины в том, что процесс этот внезапный и безболезненный, а жизнь в доме Вашингтонов самая приятная, Джон вдруг ясно осознал все бремя опасности, висевшее над ним во время пребывания в долине. Он обвинил Кисмину в том, что она молчала, а значит, вовсе не любила его, но она принялась горячо заверять, что так было только поначалу, а теперь ей будет очень тяжело расстаться с ним. Ругань и крики пары случайно привлекли к ним внимание Брэддока Вашингтона и Кисмина прикрывая Джона перед отцом, убеждает любимого его что если Джон не возьмёт её с собой, то немедля выдаст. На какое-то время в душе Джона воцаряется прежнее чувство к Кисмине, однако за ужином он страшно нервничает, опасаясь отравления.

Глава 9

Этой ночью его разбудил странный звук доносившийся откуда-то издалека. Он прислушался и тут же уловил другой совсем близко прямо за его дверью, Джон побледнел, раздался поворот замка и приглушенные голоса, тогда он предпринял единственную попытку к спасению, нажал кнопку и оказался в бассейне. В мокрой пижаме он выбрался и принялся бежать, оставляя за собой лужи на полу. Бросившись к парадной лестнице, Джон почти столкнулся со своими убийцами, три негра вывалились из его гостиной, но когда Джон метнулся к лестнице, позади него распахнулась дверь и в вестибюль выбежал мистер Вашингтон в отороченной мехом куртке и сапогах натянутых прямо поверх ярко-розовой пижамы. Он громко позвал палачей, и они все вместе зашли в лифт. Джон опустился на мраморные ступеньки лестницы и судорожно выдохнул. Он понял, что в доме случилось что-то более значительное, чем его устранение, размышляя о том, что могло произойти, он отправился на поиски Кисмины, чтобы сейчас же пуститься в бегство. Сначала он вернулся в свою комнату где переоделся в сухую одежду, потом спустился к пролету коридор которого вел в покои возлюбленной. Ворвавшись, он увидел её у окна тревожно наблюдавшую за происходящим в долине. Она рассказала ему об аэропланах и о выстреле, который разбудил отца. Джон понял, что и сам проснулся именно от этого звука. За окном раздался оглушительный треск и Кисмина схватила монетку и бросилась в выключателю. Устроивши короткое замыкание, она погрузила весь замок в темноту. Потом повлекла его за собой на крышу. Под угрозой смертельной опасности Джон испытал прилив романтической нежности и страстно поцеловал её в кабине лифта. Когда они выбрались на площадку, то увидели, как в небе кружит десяток аэропланов, а с земли их пытаются сбить огненные стрелы. В ответ на долину посыпались бомбы, озаряя всю долину ужасающими звуками взрывов. Джон пытался увести Кисмину, но она неотрывно наблюдала за царившими повсюду разрушениями, тогда он схватил её за руку и пригрозил, что она может попасть в руки авиаторам и тогда точно попрощается с жизнью. Она неохотно повиновалась. По пути к лифту они решили разбудить Жасмину и Джон посоветовал любимой собрать столько драгоценных камней сколько она сможет унести, по его расчетам этого должно было хватить им на безбедное существование до конца жизни.

 

Через несколько минут сестры вышли к Джону в темный коридор. И все вместе они в последний раз прошлись по мраморному холлу охваченного пламенем дома. Фейерверки взрывов не прекращались они пробрались на горную тропу и отправились к лесистому выступу, где можно укрыться и переждать, чтобы потом уйти тайной тропой, выбитой в скалистом ущелье.

Глава 10

Добравшись к месту Жасмин сразу уснула, а Джон с Кисминой обнявшись стали наблюдать за продолжением сражения. Отсюда они увидели, как отбивающиеся с земли зенитки были разрушены подчистую и вся долина, погрузилась в темноту и разруху. Кисмина последовала примеру сестры и тоже уснула, а Джон услышав, шаги на тропинке затаив дыхание ждал когда мимо них пройдут. Когда шаги стихли, Джон отправился за ними чтобы проследить, спрятавшись за высокий валун, он увидел мистера Брэддока Вашингтона, который стоял неподвижно, у его ног скорчились два негра пытающиеся поднять с земли тяжелую ношу. Когда им это удалось, Джон увидел в первых отблесках солнца огромный алмаз. Прислушавшись, он понял, что мистер Вашингтон громогласно и слегка высокомерно обращается к Богу. Это не была молитва, скорее попытка договориться с помощью взятки. Брэддок Вашингтон торговался с Богом, предлагая свой огромный бриллиант в качестве залога. Он приводил в пример старинные жертвоприношения, перечислял старинные ритуалы и обычаи, обещал умертвить для него любую жертву и возвести дворцы и принести любые дары, в обмен на сущую безделицу. Богу всего лишь нужно было вернуть всё как прежде. Он расписывал все достоинства предлагаемых им сокровищ, предлагал немыслимые золотые оправы и алтари. Когда поток красноречия иссяк Брэддок  Вашингтон обратил взгляд полный решимости к небу ожидая ответа. На миг все вокруг померкло и воцарилась полнейшая тишина. Внезапно вспыхнул рассвет и настал новый день. Брэддок Вашингтон получил отрицательный ответ. Аэропланы приземлились.

 

Джон ринулся обратно к сестрам, которые уже проснулись и ожидали его. Кисмина хотела выспросить у него подробности происходящего внизу, но Джону было не до разговоров он понимал что им необходимо срочно покинуть гору, он схватил девушек за руки и они пустились бежать вниз. Спускаясь и поднимаясь по низинам и узким тропам, они обернулись к склону, который недавно покинули. И тут заметили хозяина дома за которым следовали его черные слуги с непосильной ношей, вся троица спускалась вниз а на полпути к ним присоединились миссис Вашингтон и Перси. Негры открыли для них люк и все пятеро пропали внутри горы. Джон подумал было, что они собираются уйти тайным ходом, однако Кисмина забилась в истерике потому что, как оказалось, гора полностью заминирована. Через секунду, вся её поверхность вспыхнула ярким пламенем и превратилась в черное пепелище, вместе с семьей, авиаторами и дворцом. В долине остались только трое.

 

Целый день они шли к пограничному столбу владений Вашингтонов. К закату они присели, чтобы перекусить наскоро собранными Жасминой бутербродами . Джон попросил Кисмину показать камни которые она прихватила с собой из дворца, из её карманов посыпались две большие пригоршни разнообразных, искрящихся на солнце драгоценностей. Джон обрадовался и решив повнимательнее рассмотреть добычу поднес один из них к солнцу, тут то вся радость его и поникла, он держал в руках обычную стекляшку. Оказалось, что Кисмина сглупила и перепутала ящички в которых хранила камни. Эти стекляшки ей дала одна из подруг Жасмины гостившая в их доме когда-то в обмен на алмазы, потому что Кисмине хотелось разнообразить свою коллекцию новыми камушками. Джон тут же описал ей все её мрачное будущее в Гадесе и в нищете. Жасмин предложила открыть прачечную, а Кисмина предположила, что на родине Джона так жарко, что люди там совсем не носят одежду, он развеселился и объяснил, что в таком виде человека сразу бы вышвырнули из города. А Жасмина внезапно спросила будет ли там её отец и Джону пришлось объяснять что вся её семья кроме Кисмины, погибла. После, уже глубокой ночью, Кисмина заметила, что звезды всегда казались ей просто чужими сокровищами и что раньше она не замечала их и теперь они её пугают. Всё её прежняя жизнь теперь казалась ей просто сном, легкой формой очень приятного безумия. А потом Джон завернулся в одеяло и уснул, стараясь не думать о будущем.