А.И. Солженицын "Матренин двор"

 

Для кадровиков эта просьба оказалась удивительной, ведь все просятся на работу в крупный город. После некоторого времени герою все-таки выделили рабочее место в селении Высокое Поле. Небольшая деревенька, обрамленная лесом и прудом, не пришлась по душе будущему учителю. К тому же, деревня не располагала никаким производством, в ней не выпекали хлеб и не продавали еду, все приходилось покупать в областном городе. Автор был вынужден вернуться в отдел кадров.

Недовольные сотрудники, не желавшие сначала вести беседу, определили героя в Торфопродукт – небольшую станцию. Раньше на этом месте росли дремучие леса, которые со временем были вырублены торфоразработчиками.

Между торфяными низинами в хаотичном порядке был раскинут поселок, состоящий из плохо отштукатуренных бараков, да домов с застекленными верандами. Сквозь поселок проходила узкоколейная железная дорога, по которой паровозы возили торф. 

Именно туда и привела мечта автора. На крохотном базаре он встретил женщину, торговавшую молоком, которая поведала об окрестных селениях.

Автор обратился с просьбой к торговке, чтоб та отвела его в одну из перечисленных деревень, в Тальново, и подыскала домик для дальнейшей жизни.

Постояльцем герой был удобным, так как помимо зарплаты образовательное учреждение выдавало торф к зиме. После долгих поисков уставшая женщина предложила зайти к Матрене, предупредив, что женщина болеет, и жилье ее находится в запущенном состоянии. 

Дом Матрены была рассчитана на большую семью, он казался  достаточно высоким, но уже виднелись изъяны, обусловленные старостью. Имелся чердак и подполье.

Когда герой вошел внутрь дома, он увидел женщину, утомленную немощью. Она расположилась на русской печи, укрытая тряпьем. На вид ей было лет шестьдесят. Свое одиночество обладательница избы старалась  заполнить фикусами, росшими в горшках и кадках, уставленных близ окон. 

Матрена Васильевна заставила автора еще походить о деревне, в поисках более угодного жилья. Но герой возвратился к женщине, с которой обговорил вопрос цены найма и поведал, что школа предоставит ей торф. 

Так и угнездился учитель у Матрены. Ее спальное место находилось у печки, а учитель спал на раскладушке около окна. Радовало преподавателя то, что в селении имелось электричество.

Каждое утро Матрена Васильевна просыпалась рано утром и начинала хлопотать по дому: затопляла печку, ходила доить козу, носила воду. Герой спал долго. Завтрак всегда был прост: неочищенная картошка, картофельный суп или самая доступная ячка. Обеда не было. А на ужинали опять тем же, что было на завтрак. Так протекала их жизнь.

К осени у Матрены накопились обиды, обусловленные тем, что ей не причиталась пенсия. Получить выплаты можно было лишь на мужа, который погиб еще в начале войны.  Женщина столкнулась с издержками бюрократии, добывая бумажки в одном месте и заверяя  в другом. Заботы были усугублены тем, что конторы, в которые необходимо было обращаться, находились на приличных расстояниях от их деревушки. Матрена роптала, что ее обижают.

Хорошее расположение духа приходило к Матрене Васильевне во время работы. Она копала картофель, ходила в лес за ягодами, воровски таскала торф в мешках на зиму, добывала сено для своей козы. Колхоз, родственники и соседи обращались к Матрене за помощью, за которую она не брала денег.

Временами у Матрены случались обострения болезни. Женщина целыми днями лежала как пласт, почти не шевелилась, не сетовала и не хныкала. В подобные дни выручала Матрену Маша – близкая подруга. 

Ближе к зиме жизнь полностью нормализовалась. Матрене начали выплачивать долгожданную пенсию в размере восьмидесяти рублей, да еще больше ста рублей платил учитель и школа. Тут Матрена Васильевна и зажила, приобрела обновы: валенки и телогрейку.

Учитель познакомился с тремя родными сестрами Матрены, которые, по-видимому, в прежние времена не заходили к сестре, боясь, что та попросит их о помощи. 

Привыкшие друг к другу Матрена и учитель, спокойно жили, не обременяли друг дружку, не ворошили прошлое.

Учитель знал, что у Матрены Васильевны был муж, шесть детей, которые умерли очень рано.

Однажды герой застал в доме гостя, большого старого мужчину - Фадея, который пришел к учителю с разговором о сыне-ученике.  Как после выяснилось, старик -  родной брат мужа Матрены. 

Тут-то женщина и поведала о своей жизни. В молодости к ней сватался Фадей, потом он ушел на войну, где и исчез без вести. На протяжении трех лет Матрена ожидала его возвращения, но известий никаких не было. Спустя это время, женщина вышла замуж за брата Фадея – Ефима. А через некоторое время из венгерского плена вернулся пропавший Фадей. Воспринял он эту новость плохо, но, остыв, нашел себе девушку в другом поселке, но звали ее тоже Матрена. Летели годы.  В начале Великой Отечественной войны Ефима призвали на фронт, а Фаддей остался в поселке, так как не проходил из-за слепоты. И как Фаддей без вести пропал в первую войну, так младший брат Ефим исчез во вторую и не вернулся. После случившегося Матрена у другой Матрены, жены Фаддея, взяла младшую дочку Киру, которую в течение десяти лет растила как родную. Незадолго до появления учителя Матрена выдала Киру за машиниста в соседнюю деревню Черусти. Вот так открылась Матрена учителю. Тогда же она объявила и о наследстве части избы для Киры, чувствуя свою недалекую смерть.

Началась суета, связанная с делением жилья еще при жизни хозяйки. 

И вот одним зимним утром заработали топоры, заскрипели доски. Часть дома (горницу и подклеть) разобрали. Собранные бревна лежали перед воротами, все подготавливались ко дню погрузки. Муж Киры уехал в свою деревню за трактором. Наконец настал день перевозки разобранного дома. Тракторные сани нагрузили бревнами, а то, что не вошло, сгрузили на сани, сколоченные наспех.

Начался спор о том, как перевозить сани-поодиночке или вместе. Одни говорили, что разом двое саней трактор утянуть не сможет. Самонадеянный водитель трактора, для которого было выгодней сделать один рейс, настоял на том, чтобы везти сани вместе.

Быстро сооруженные сани прицепили за тракторные. 

Матрена все это время находилась с мужчинами, хлопотала и помогала грузить бревна на сани. После окончания погрузки мужчины отправились сопровождать сани. Вслед за ними убежала и Матрена.

Прошло несколько часов, а Матрена не приходила домой. В первом часу ночи к избе подошли мужчины, выясняя, где хозяйка. Учитель пытался узнать, что случилось. Один из мужчин лишь произнес, что всех раздавило, да поезд чуть-чуть не сошел с путей.

Через некоторое время пришла заплаканная подруга Маша, которая рассказала о происшествии. Дело было так. Трактор перевез первые крепкие сани через переезд, а самодельные сани застопорились на рельсах. Все возвратились  за увязшими самодельными санями. Матрена помогала мужикам наладить трос, и тут ее зажало вместе с сыном Фаддея и трактористом между трактором и санями. А в это время от станции задним ходом проходило два соединенных паровоза. Вот они то и налетели на повозку, раздавив находящихся между ними людей. 

Тетя Маша плакала по погибшей Матрене, родному человеку. Забрала вязаночку из сундука, которую ей обещала отдать Матрена, и ушла.

Утром местные жительницы привезли  на санях с места трагедии все, что осталось от Матрены. Началась подготовка к погребению. 

Примчались сестры Матрены, прибрав к рукам нажитые Матреной вещи. Даже вытрясли пальто, в подкладке которого лежали скопленные деньги на похороны. Все рыдали навзрыд, причитали.

 После поминок завязался спор о доме. Решали, кому он достанется, сестрам или Кире. Сначала собирались обратиться в суд, но рассудили, что по  решение суда избу придется отдать сельсовету. Дележ произошел. Единственной козой завладела одна из  сестер, избу  присвоили сапожнику, а в счет доли Фаддея засчитали уже увезенную горницу, а еще ему предоставили сарай, в котором обитала коза и забор.

     Но никто не понимал, что Матрена, покинутая супругом, похоронившая шесть родных детей, но не потерявшая свой общительный нрав, чужая собственным сестрам, золовке, потешная, работающая  бесплатно на других, не накопила наследство к смерти. Грязная коза, кошка, фикусы, все, что было у нее.  А ведь Матрена Васильевна – самый что ни на есть праведник, без которого, согласно пословице, не стоит село, ни город, ни вся земля наша.