Агата Кристи.

 

Милая, не слишком молодая, официантка Молли, гордилась тем, что помнила вкусы всех постоянных покупателей. Вот и сейчас она предложила любимое блюдо Генри – индейку с орехами и сыр «Стильтон». Суп и рыба тоже входили в круг предпочтений джентльмена. И, опять же, к рыбе не полагалось никакого соуса. Все должно быть очевидно. Вот рыба. Она свежая. Ведь каждый знает, что соусом можно прикрыть все, что угодно.

Разговор зашел о привычках мужчин в возрасте. Мистер Бонингтон выразил мнение, что пожившие мужчины понимают толк в жизни, и, в частности, в еде. Разнообразие не входит в рацион джентльменов. А вот молодые сосунки, напротив, страдают нетерпением. И речь идет не только о еде. Хотя, гастрономические привычки – показатель постоянства. Или непостоянства. Молодежь терпеть не может своих  старших, умудренных жизнью родственников. 

Пуаро задумчиво поддержал разговор на знакомую тему. Хотелось бы ему более пристально взглянуть на несчастные случаи с пожилыми родственниками. Такие смерти часто вызывают сильнейшие подозрения. Вроде бы, комар носа не подточит. Но если покопаться…

 За одним из столиков сидел бородатый старик. Бонингтон спросил официантку, не изменились ли привычки Пунктуального Старичка. Моли отвечала, что за десять лет, которые чудак посещает ресторанчик, его предпочтения не менялись. Всегда, кроме одного раза.

Мужчины заинтересовались. Оказывается, старый джентльмен не только сделал немыслимый для него заказ – густой суп, пудинг с почками и пирог с черной смородиной. Он и день посещения перепутал! Всегда ходил во вторник и четверг, а тут вдруг явился в понедельник. Молли даже пошла проверить  этот день по календарю. Нет, точно, понедельник. В следующий раз старичок пришел в свой обычный день.

Забавный случай заинтересовал друзей. Бонингтон высказал мнение, что джентльмен был чем-то взволнован и не замечал, что ел. Пуаро не спешил соглашаться. Более того, он казался сильно обеспокоенным.

Через неделю, при случайной встрече, Генри вскользь заметил, что Пунктуальный Старичок уже больше недели не заходил в ресторан. Странно, но никто не знает ни его имени, ни -  где он живет и чем раньше занимался.

Что-что, а выяснять кто, где и что Пуаро умел. Правда, искать старичка он стал в списке недавно умерших людей. Его внимание привлекло одно из имен – Генри Гаскон. Скорее, даже не имя, а возраст – 69 лет. И сыщик не ошибся. Чудаковатый посетитель ресторана «Гэлэнт Эндивер» упал с лестницы и расшибся насмерть. Возможно, он запутался в поясе старого халата. В кармане мистера Гаскона нашли записку от третьего числа. Записка пришла  от племянника из Уимблдона в 21.20. Смерть, по заключению врача произошла после 10 вечера. А нашли беднягу шестого утром.

Третьего, в четверг, Генри Гаскон, как всегда, ужинал в любимом ресторане на Кингз Роуд.

В этой истории были загадочные, даже, где-то, мистические моменты. Брат-близнец Генри, Энтони Гаскон, умер в тот же день, в час дня. В отличии от Генри, Энтони был богат. Он удачно женился и жена оставила ему немалое состояние. Всё свое богатство Энтони завещал брату.

По всей видимости, неудачливый наследник даже не успел узнать о завещании и наследстве. А, может быть, наоборот, именно душевное потрясение повлекло за собой столь неудачное падение.

Пуаро не мог оставить чем-то зацепившее его дело. Он расспросил патологоанатома о состоянии зубов мистера Гаскона. Свои, что редко в таком почтенном возрасте, белые и чистые.

В ресторане работала другая официантка. Молли ушла в отпуск. Но и заменившая ее девушка вспомнила меню старого джентльмена в последний день его жизни – густой суп, почки и … пирог с черной смородиной.

Дальше уже дело техники. Не удалось почтенному доктору Джорджу Рамзею попользоваться наследством дядюшек!

Пуаро начал с того, что рассказал доктору со змеиным взглядом о том, что его дядюшка, Генри Гаскон, недавно свернувший себе шею, этот старый и нищий чудак, этот неудачливый наследник, был, оказывается, женат. Племянник завопил от злости, показывая сыщику свои окрашенные черной смородиной зубы.

Рассказывая другу о том, как он раскрыл это преступление, Пуаро особенно остановился на неизменности привычек пожилых джентльменов. Если человек в течении десяти лет придерживается одного и того же меню, он не станет резко менять его в состоянии стресса. Он возьмет что-то привычное, даже не замечая этого. 

Племянник близнецов ждал смерти своего дяди Энтони с нетерпением . Помог ли он ему отойти в мир иной? Возможно. Но не доказано. Рамзей не был наследником Энтони Гаскона. Его наследником был Генри. И Генри должен был умереть.

Племянник был похож на своих дядюшек, только моложе. Удачно загримировавшись, он, под видом своего дядюшки, посетил ресторан. И никто не усомнился, что он и чудаковатый старик – одно и то же лицо. Вот только день и заказ Рамзей перепутал. Вернее, не придал значения таким мелочам.

Записка из Уимблдона была отослана племянником не третьего, а второго. Но дата на письмеце – третье ноября. Штемпель на конверте  запачкан черным. Кто бы обратил внимание на такую мелочь?

Третьего утром Джордж приезжает к дяде Генри и сталкивает беднягу с лестницы. Письмо он засовывает в халат дядюшки. А сам переодевается, цепляет бороду,  наклеивает густые брови и вот он уже Чудаковатый Старичок  в ресторане. Все как обычно. Кроме меню. Вот такая получилась «несвежая рыба под изысканным соусом».

Переодевшись, племянник мчится на машине в Уимблдон, на партию бриджа. Здесь его видели все игроки. Попробуй, докажи, что он был где-то в другом месте. 

Но теперь, благодаря Пуаро, доказательств хватало. И главным из них было отсутствие в желудке Генри Гаскона даже следов черной смородины. И фальшивая борода, которую самоуверенный Рамзей не потрудился спрятать.

Когда официантка ресторанчика предложила друзьям отведать их обычный десерт, они дружно отказались. Черная смородина надолго выпала из списка их любимых ягод.