Первые дни оккупации.

 

Войдя в подъезд, я увидел И. В. Репухова, с метлой в руках подме­тающего лестницу. Я подошел к нему и спросил, как он сюда попал. Он ответил, что лагерь распустили и все интернированные гражданские лица освобождены. Немцы просили сделать уборку помещения Банка, и вот он, собрав несколько знакомых женщин, и занимается этим, за что обещано уплатить продуктами. Тогда я сказал Репухову, что назначен начальником города, выбрал для городского управления здание комендатуры, но оно сильно загажено, не сможет ли он организовать его уборку? «С удоволь­ствием, — ответил Репухов, — здесь мы почти кончили и сейчас пойдем туда».

Я зашел к Хаберзаку в так называемую «Ortskommandantur», получил согласие на занятие выбранного под городское управление здания. После обеда я снова зашел посмотреть это здание и был приятно удивлен: в по­мещениях царил полный порядок и чистота, а на крыльце меня встретил китаец, которому, как оказалось, Репухов поручил охрану этого дома.

 

Я был очень доволен, что беспокоивший меня вопрос с помещением был разрешен. Этот первый успех напутствовал меня на дальнейшую ра­боту, которая представлялась тогда чем-то большим и загадочным. Я уже видел, что серьезной помощи от своих профессоров ожидать вряд ли можно и надо рассчитывать больше на себя.