Эрман Банюльс. 12

 

Я так не думаю, — возразил Жан-Клод. — Если Марк оформил ей визу невесты, значит, у нее билет только в один конец.

   Ладно, мы купим ей обратный билет, — отрезал Люка. —

В любом случае у нас нет выбора. Все, что мы о ней знаем, это время прибытия. Давайте сначала встретим ее, а там решим.

   Ты полагаешь, он хочет именно этого? — отважившись,

спросил я едва слышно.

Все уставились на Люка: он был единственным буддистом среди нас и верил в жизнь после смерти. Марк уповал только на свою счастливую звезду, у Жан-Клода не было Бога, кроме Жюдит, Марлен считала вечными только произведения ис­кусства, а я сомневался даже в том, что происходит со мной еще до смерти. Сразу после рождения меня подбросили в ви­ноградник на обочине дороги, где меня случайно и нашли ви­ноградари. Меня никогда не покидало чувство, что я выжил по ошибке, что я — всего лишь иллюзия. Кошмарный сон не­известной мне матери, оставившей меня в винограднике Ба- нюльс. Жизнь обретала для меня смысл, только когда я читал романы. В них была хоть какая-то программа, концепция. И ни один из них не начинался с провала. Это отвлекало меня от собственной истории, я узнавал себя в других. Искать се­бя среди книжных героев мне было так же необходимо, как и забываться, копаясь в автомобильных моторах.

     Я не получаю сигналов от Марка, — признался Люка. — Его дух лишь возвращает мне мои собственные эмоции. Слишком мало прошло времени. Или же...

От его многозначительной паузы у меня перехватило ды­хание. Я все больше проникался уверенностью, что Марк по­гиб из-за меня. Он один на всем белом свете протянул мне ру­ку помощи, а я даже не смог отрегулировать для него левый тормозной суппорт.

     ...или же он предоставляет нам возможность решать са­мим, — закончил Люка. — Судьба жейщины, которую он лю­бил, отныне зависит от нас.

  Спасибо за подарочек, — сквозь зубы пробурчал Жан- Клод, вынимая коробочку с гомеопатическими антидепрес­сантами. — Мне и Так завтра в десять утра одну заразу на тре­нировку везти. Теперь еще и второй заниматься?


Может, хватит талдычить о своих проблемах?