Неадекватные истории. 4

 

  ' - А, нужно ли моё прощение самому Ашуре? Тому, кто навечно заперт в мече... О каком серафиме он постоянно говорил? О том чудовище, что я видел, а разве это был не сон? Я должен буду спросить у него о нём, если конечно он не убьёт меня раньше, чем я у него это спрошу...' - грустно подумал Юи, вытирая слезы краем одеяла. Он задумался. Ему стало тоскливо и больно. Теперь, он плакал уже не от отчаяния и душевной боли, а от одиночества, так внезапно постигшего его ночью. Тело ныло, хотя следов от поцелуев Ашуры не было, но от этого легче не становилось. Он чувствовал себя мерзко, осквернённо и уже не знал, как будет жить дальше. Можно было сказать, что теперь, он стал беспомощен перед своим демоном. Ашура уже получил над ним безграничную власть. Это означало, что его человеческое существование неукоснительно приближалось к своему логическому финалу. Это означало только одно: уже скоро, демон без остатка поглотит его - Юи душу и сделает самого Юи таким же прекрасным и безумным демоном. Демоном, алчущим крови, страсти и безгрешных душ. С такими горестными мыслями Юи провалился в чёрный сон без сновидений, а в его душе, не переставая смеялся серафим. На губах Люцифера играла кровожадная улыбка. Сидя на мече, Ашура думал, что ему нужно было пойти до конца. Он впервые изменил себе, раз не сломал жертву сразу, отложив на завтра, то, что мог с успехом сделать сегодня...

  ' - Н - да - а - а, старею, наверное...' - печально подумал Ашура, вспоминая, что сделал с Юи.

 

  Шихо и Йойчи всё ещё не вернулись. Шихо совсем недавно перевели в комнату к Юи и Йойчи, так как в его собственной комнате шёл ремонт. Юи спал. Буря выла и снег продолжал падать, оставляя серебряные потёки на окнах. Пушистая нэкомата, спала на подушке с Юи свернувшись клубком и тихо урча.