Тараканьи бега.

На охранника он не тянул, а вот на конвоира вполне.

- Говорила же я тебе, окаянный, что я не принцесса?

Говорила. А рука у меня тяжёлая,так что не обессудь, а мне домой надо. Там у меня корова не доена,коза голодная. Дорога недалеко, тебя найдут, как рассветёт. А мне пора, бесноватый. Пора.

Прихватив мешок с остатками еды и денег,которые прихватила в счёт морального ущерба, пошла в обратном направлении.

Я девка деревенская, мне участвовать в тараканьих бегах не с руки. Да и какой слабоумный решил, что я похожа на принцессу? Усмехнулась. Лес был пока знакомый, недалеко от родного села ушли. Хорошо, что охранник не знал, откуда я родом. Он вообще ничего обо мне не знал.

Несколько часов назад из дворца нашего величества девять карет отправились к соседу, императору Вельскому. Он решил породниться с нашим королём и женить своего сына на нашей принцессе, о которой никто ни сном ни духом. Как она выглядит,тем более никто и не ведал.

Когда за мной приехали, я и думать не знала что. А когда во дворце встретилась с еще такими же удивлёнными и растерянными девицами, то нам всё объяснили. Одна из нас принцесса, а остальные - прикрытие. Мы должны, оказывается, проникнуться великой честью, оказанной нам, и быть благодарными. У меня корова не доенная, а я должна быть благодарной. Обрядили нас в платьях одинаковые, причёски сделали высокие, даже украшения осмелились надеть. Я впервые себя видела прекрасной девой, как с картинок. Девять одинаковых и похожих из-за этого друг на друга девиц переглядывались, пытаясь узнать, кто же настоящая принцесса. Я участвовать в этих тараканьих бегах не была намерена. И сразу как села в карету, объяснила это приставленному ко мне охраннику. Но у него, видите ли, работа, деньги уплачены. Так что доставит он меня всенепременно.

Как я его ни уговаривала, сколько ни предлагала сбежать, упёрся и ни в какую. Поэтому пришлось возвращаться без него. Обманом попросилась в кустики, нашла ветку поувесистее, ну и сделала своё дело. Лошадей спугнула воем волков, они и понесли. Сама теперь возвращалась домой. Хоть и мешало мне это длинное платье, рвать подол не хотела, красиво, в нём и замуж выйти не грех. Как раз сын кузнеца чего-то стал постоянно мимо моей околицы ходить да в окошки заглядывать.

А он красавец, ручищами железные подковы разгибает. Румяный, глаза голубые, как ясное небо, а улыбается - ямочки на щеках. Неожиданно за спиной услышала хруст ветки.

Неужто погоня? Уже? Я спряталась за куст колючей малины и притихла.

Лёгкие шаги раздались совсем рядом, а затем тишина. Плохо, что охранник очнулся и сумел путы снять. Хотя как бы он сам с ними справился? Неужто кто другой? Убийцы! Про них мне и говорил охранник. Что не дадут принцессе дойти до алтаря. Поэтому и выбрали его, лучшего воина, в сопровождение принцессы. Наверное, он обиделся, что я не принцесса. Я бы тоже обиделась. Лучший воин, а приставили к селянке.

Ночная темнота скрывала и меня, и куст. В лесу стояла непривычная тишина. Ни сова не ухукнет, ни зверёк не прошмыгнёт. Тишина полная.

Когда же стрекозы завели свои полночные песни, я решилась продолжить путь. Только ушла вглубь, подальше от дороги. Ближе к утру, когда зорька занялась, ноги стали гудеть от усталости. Но останавливаться было рано. Присев у ручья, ополоснула лицо и помыла ноги, которые натёрли шёлковые туфли. Нужно срочно переодеться в простую одежду, да где же её взять?

-            Попалась! - тихо шепнули из-за спины,и сильные руки спеленали вместе с заклинанием.

Охранник опрокинул меня на спину и встал, возвышаясь надо мной.

-            Говорил же, я лучший, - самодовольно изрёк и присел. - Ты понимаешь,что если мы не появимся во дворце императора, нас казнят за измену.

Я удивлённо воззрилась на него.

-            Не понимала, как вижу, - чуть насмешливо ответил он за меня.

Как его зовут, не знала, и не говорит. Капюшон не снимает. Ведёт себя надменно, особенно как узнал, что таких, как я, ещё восемь штук. Зато руки у него красивые, хоть и в перчатках, а видно, что мужчина не из простых. Да и ноги длинные, худые. Я когда его связывала, удивилась,что с виду щуплый, а потрогаешь - крепкий такой. Надо было сразу понять,что тренированный, наверное, зубами узлы развязал.

-            Ты, Марьяна, меня слушай и живая останешься.

-            Ага, конечно. Сам же сказал, что впереди нас ждут убийцы и бандиты.

-            Да ты сама за бандитку сойдёшь! - возмутился охранник, потирая затылок.

Может, я и погорячилась, да, видимо, мало сил-то приложила. Нужно было посильнее ударить,чтобы подольше повалялся без сознания.

-            Да мне домой срочно нужно! Кто же знал, что я на дойку не успею! - заверещала я в голос, но ладонь в перчатке накрыла мой рот.

-            Вот глупая. Корову твою соседи, наверное, себе забрали. Да и козу уже увели, - холодно стал наговаривать гадости бессердечный охранник. - Так что нечего тебе дома-то делать. Ведь неспроста тебя выбрали. Значит, староста знает, что не вернёшься. Неужели не понимаешь, что всё это неспроста.

Покачала головой.

-            У тебя родителей ведь нет? - сочувственно раздалось из-под капюшона.

Я кивнула.

-            Сирота?

Я опять кивнула.

-            Единственная сирота в селе?

Я задумалась, затем кивнула в третий раз.

-            Вот и избавились от тебя. Не должна ты вернуться. Так что и за коровой твоей,и за козой уже другие хозяева приглядывают! - припечатал напоследок, а у меня от обиды слёзы на глаза выступили.

Да как же так! Я же скотиночку свою сама покупала: и Бурёну, и Белянку. Деньги копила, не доедала, хваталась за любую работу. И что же, вот так вот просто её забрали другие?

-            Тихо, тихо, не плачь, - голос охранника смягчился, но не до него мне было.

Несправедливость и зависть односельчан убивала. Я не могла понять, почему, за что?

Охранник поставил меня на ноги, осторожно стёр слёзы.

-            Так что, принцесса, одна тебе дорога - к алтарю.

-            Я не принцесса, - шепнула, шмыгая носом. - Сам же видишь. Ну какая я принцесса? Всю жизнь в деревне прожила, окромя свинарника и коровника только огороды и видела.

-            Ну, всё бывает первый раз. Ты только не сбегай больше. Некуда тебе возвращаться-то, некуда. А сбежишь, тебя казнят за предательство. А меня за невыполнение контракта. Контракт-то магический. Так что, принцесса, не смогу я тебя

отпустить. Я же не бессердечный, как ты подумала. Я понимаю, как тебе тяжело, но дорога у нас с тобой одна.

Пошли.

Я и пошла, как корова на поводу у охранника. Парень он оказался занятный, вроде и ласковый, но твёрдый, уговорами не проймёшь. Но стоило слезам появиться, мягким становился, как ломоть хлеба, лепи из него что хочешь, а хотела я многого. В первую ночь я отлежала спину, поэтому вторую провели на постоялом дворе, на мягкой перине. Одежду я сразу попросила мужскую, чтобы по лесу легче ходить. От кареты отказалась, купили лошадей. К третьему дню мы уже были на территории империи. В приграничном городке застали ярмарку. Ох и сладкие у них леденцы, а циркачи до чего смешные. Я давно так не смеялась, сколько в тот день. Охранник; так и ходил с покрытой головой и мне не разрешал снимать капюшона. Он всё бандитов и наёмных убийц выглядывал, а я устала бояться, расслабилась. Даже и смерти не страшно,коли ни Бурёну, ни Белянку не видать мне теперь.

Поглядывая по сторонам, я поняла, что в империи жить лучше. Люди богато одетые, сытые, весёлые. Даже проезжая через деревни, видела только добротные дома.

-           Чего притихла? - спросил как-то охранник,когда я заглядывала на один особо пригожий двор.

-           Я вот присматриваю себе мужа с большим хозяйством. У нас таких точно нет. А раз возвращаться мне некуда,так здесь и останусь.

-           С большим хозяйством? - тихо переспросил охранник.

-           Да побольше, чем у остальных, - не глядя на него кивнула.

-           Куда тебе большое-то? - недовольно спросил он меня, а я даже обиделась.

-           Что , если сирота,так и муж у меня должен быть без хозяйства? Зачем мне вообще такой муж?

-           Да разве дело в хозяйстве? Главное душа, чтобы поговорить было о чём, - попытался вразумить меня охранник, да только надменный он.

-            Ты, видать,из благородных, - усмехнулась, - не знаешь, что жена с мужем о хозяйстве и разговаривают. Зимой думают, как его поднимать весной, а осенью как сберечь в мороз.

-            Тяжело с тобой, - грустно так вздохнул и тронул пятками бока своей лошади.

-            Это тебе тяжело, а нормальному мужику легко будет.

Охранник обернулся и крикнул:

-            Я нормальный мужик!

-            И хозяйство есть?

Ответа не было долго. Я даже уже и не мечтала услышать его голос. Видимо, у парня совсем ничего нет. Я слышала, что у горожан только квартиры. Даже огородов нет, только сады да цветочки. А ими сыт не будешь.

-            При дворе императора попридержи язык и не спрашивай про хозяйства. Не принято о нём спрашивать да и хвастать тоже не принято.

-            А!.. - протянула, пожав плечами. - Спасибо за науку, - ответила ему.

Всё же верил он, что доберёмся мы до дворца императора. Много чего про этикет рассказывал. Вот и ещё одно правило. О чём тогда, вообще, они так лясы точат, не о погоде же?

На четвёртую ночь мы натолкнулись на бандитов, которые напали, правда, не на нас. Мы догнали одну из карет. Охранник спешился и, схватив под уздцы мою лошадь, приказал с неё слезть. Я спрыгнула на землю и последовала за ним. Лошадей он привязал, мне было велено сидеть и никуда не сбегать, а сам направился на разведку. Но я не удержалась и пошла за ним. Прячась в кустах, я увидела, как бородатые мужики разворовывали карету, отрывая от неё золотые вставки. Рядом с каретой лежала принцесса, а из спины торчал меч! Платье, когда-то нежно-молочного цвета, стало алым от крови. Её охранник лежал неподалёку, без головы. Я испуганно вскрикнула,когда чья-то ладонь накрыла мне рот.

-            Тихо, это я, - знакомый голос моего охранника успокоил. - Бегом отсюда. Тут спасать уже некого.

Я кивнула, бросив прощальный взгляд на бедную девушку. Я же даже имени её не знала да и лица не разглядеть. Только сейчас поняла, что всё это серьёзно. Страх накрыл с головой.

Охранник уводил меня подальше от бандитов, кидая взгляды через плечо. Мне было жалко девчонку. Она же была как я. Восемнадцати лет от роду. Совсем молодая. И не пожила ещё, а уже за грань ушла. Привал мы сделали через несколько часов, когда я третий раз запнулась о корягу и больно ушибла колено. Слёзы текли из глаз, хотя рыданий уже не было. Костра не разводили. Охранник напоил меня, умыл. А ночью крепко обнимал, чтобы не замёрзла.

-            Мы дойдём. Обещаю, - тихо шептал он.

-            Как тебя зовут? - в который раз спросила его. - А то помрёшь, а я даже имени твоего не знаю, как и той девы. Ни кто она, ни откуда.

-            Марьяна, я же говорю, что доведу я тебя. Жива останешься.

-            Марья я, а не Марьяна, - устала поправлять, всё одно талдычит.

-            Принцессу зовут Марьяна.

-            Так это принцессу зовут, а меня Марья, - не унималась в ответ.

Охранник рассмеялся, а я даже не поверила. Всё серьёзный, а тут смех. Не к добру.

Сон мне приснился странный. Меня целовали нежно, ласково. Я лежала на спине, всё в том же лесу. Только вместо охранника со мной был чужой. Золотом светили глаза, лица не видать. Я сначала не шевелилась, удивлённая и застигнутая врасплох. Но губы незнакомца были столь ласковыми, а руки такими умелыми. Пожар стал снедать моё тело. Я, прикрыв глаза, приоткрыла губы. Глухой стон всколыхнул во мне воистину животные инстинкты. Разум помутнел, и я, зарываясь в волосы незнакомца руками, стала отвечать ему на поцелуй во всей страстью,которая кипела во мне,требуя выхода. Ловкие пальцы избавили меня от одежды. Я выгнулась навстречу тёплым ладоням, скользящим по моим бёдрам. Жаркий шёпот незнакомца что-то говорил, обещая. Он умолял позволить ему. Я выдохнула одно лишь «да»,и мир взорвался болью. Сон превратился в кошмар,когда я поняла, что позволила незнакомцу. Он сделал меня женщиной. Пусть и во сне, но мысль,что обесчещена, ужаснула. Но долго думать мне не дали золотые глаза, сладкие губы,которые осушали мои слёзы.

Тихий шёпот обещал, что дальше будет только наслаждение. Новые ласки заставляли забыть о боли, а движения приносили странное удовольствие. Я взлетала, придавленная тяжестью мужского тела. Я задыхалась от переполняющего счастья. Я парила словно бабочка, словно мотылёк. Сон был очень необычным, как и золотоглазый демон в нём.

Под утро проснулась от холода и боли во всём теле. Лежак из веток - это не кровать. Отлежала все бока, и ноги гудели от постоянной ходьбы. Поскорее бы дошли! Села, оглядела наш лагерь. Охранника не было. Я всполошилась и ринулась его искать. Нашла возле речки. Точнее, я нашла речку, потом парня, купающегося в ней, а только затем знакомый плащ и перчатки. Вышла на берег и стала ждать,когда он наплескается. Очень уж хотелось посмотреть на него без одежды-то.

А он, заметив меня, долго сверлил тяжёлым взглядом серых глаз. Парень был видный, молодой, благородных кровей, тончавый, но поджарый, видно, что сильный, выносливый.

-            Отвернись, - приказал он, - не пристало невинной деве нагих мужчин разглядывать.

-            Так опоздал ты с наставлениями. Видала я мужиков голых.

Я же помогала лекарю сельскому ухаживать за больными. Сама и раздевала мужчин, и мыла тряпицей, чтобы жар сбить. Так что вылезай, чего я там у тебя не видела?

-            Неотёсанная ты и грубая, отвернись, кому говорю! - чуть порыкивая, крикнул мне, а я смилостивилась.

Всё, что хотела, разглядела. Красивый, молодой. Русые волосы, нос с благородной горбинкой, брови хмурые, густые, а губы чётко очерченные. Из породистых. В наше село таких только летом заносило, когда охота разрешена.

И чего скрывает своё лицо? Не урод же. Я вернулась в наш лагерь и решила лошадей покормить, пока охранник одевался. Он появился неслышно и сразу дёрнул за плечо, разворачивая к себе. Капюшон опять был на своём месте и лица не разглядеть.

-            Ты чего на реку ходила? Умыться? Так давай провожу, - выказывая своё благородство, предложил он мне.

-            А не нать, я же грубая и неотёсанная, зачем мне умываться? И такая похожу.

-            Прости. Я не хотел тебя обидеть. Но раз ты не хочешь приводить себя в порядок,то собирайся в путь.

Я хмыкнула, но от предложёния умыться отказалась. Нам осталось пройти последний город, и мы достигнем дворца императора. Поэтому и пришлось нам возвращаться на тракт, чтобы войти спокойно в ворота города.

Это произошло только вечером. Уставшая, грязная, я мысленно стенала, поглядывая на прямую спину охранника. Словно не он со мной проделал такой долгий путь. Я пыталась не думать о погоне и о девушке, которой не суждено было уже вернуться домой. Неожиданно за спиной началась шумиха. Мы оглянулись: через ворота города влетела знакомая карета вся в стрелах. Кучер, весь в крови, с ошалелым взглядом, дёргал поводья. Мой охранник крикнул мне посторониться. Карета пронеслась мимо, а я проводила её взглядом.

-            Ну вот, - бросила я охраннику, - принцесса прибыла. Я поехала домой.

Тронув поводья, стала разворачивать лошадь в надежде, что меня отпустят. Но сильная рука схватила за шиворот, чуть не сдёрнув с головы капюшон.

-            Ну что ты глупая такая, - недовольно зашипел на меня

охранник. - Некуда тебе возвращаться. Мы должны добраться до дворца. Сейчас переночуем, выспимся, пропустим карету вперёд нас, а сами спокойно доберёмся. Вон таверна, - указал он на вывеску в виде порося с вилкой в боку, - езжай, я за тобой.

Стукнув пятками лошадь, я не удержалась от любопытства:

-            Я не поняла, куда мы карету пропустим?

Оглянувшись, стала ждать ответ. Узкая улица города - это не

деревенское раздолье. Многоэтажные обшарпанные стены домов угнетали, нависая. Мы медленно двигались,чтобы не затоптать горожан, снующих по своим делам.

-            Вперёд, - наконец услышала ответ охранника, - заодно проверим, есть засада или нет.

Он был невозмутим,и его нисколько не тревожили пары зловония, от которых мне хотелось кривиться. После его слов сразу вспомнилась мёртвая девушка в светлом платье. Иногда не стоит задавать вопрос, раз не хочешь слышать ужасный ответ.

Таверна оказалась такой, как я её себе и представляла: цизкие потолки, много столов и пьяных мужчин. Семеня за охранником, озиралась по сторонам. Комнату он взял одну! На мои возражения только толкал в спину, заставляя идти по лестнице.

А когда закрыл на ключ дверь да ещё подпёр её единственным стулом, мне стало вообще не по себе.

-            На нас что, даже тут могут напасть? - тихо шепнула.

Охранник кивнул.

-            Вода для умывания в кувшине, - кивнул головой на небольшой столик с этим кувшином в тазу.

Я сняла плащ кинула на стул. Смыла дорожную грязь, стало легче.

-            Ложись спать, - приказал охранник.

-            Эй, а где уважение? Или что, раз не принцесса, то и недостойна его?

Он обернулся ко мне. Капюшон не давал разглядеть лица, но я чувствовала его напряжённый взгляд.

-            Прости, - тихо шепнул. - Ложись.

-            А ты где ляжешь? - демонстративцо оглядела пустую комнату. Из мебели был только стол,и тот не внушал доверия. Не выдержит он тяжести его тела.

-            На полу, - отозвался охранник.

Я отдала ему одеяло. Но он не принял.

-            Мне и в плаще не холодно.

Я усмехнулась, но в душе обиделась. Я же как лучше хотела, а он? Наверное, всё же устал. Слишком дёрганый или же ждёт нападения на нас. На меня стрелы, воткнутые в карету, произвели впечатление.

Уснуть долго не могла, ворочалась из стороны в сторону.

Свет погасили, охранник лёг около кровати напротив двери.

-            Слушай, - свесилась я над ним. Было темно, но его неясный силуэт я видела. - А если мы прибудем единственные, что тогда?

-            Не знаю.

-            Нескладно всё как-то, - поделилась я своими мыслями.

-            Марьяна, спи, - строго ответил охранник.

-            Да как тут уснёшь , если тараканьи бега подходят к концу и, возможно, мне предстоит выиграть!

-            Как? Тараканьи бега? - удивился с пола охранник. - И чем же плох приз?

-            А какой он, этот приз? Представляешь - отец дочь потерял. Да он меня казнит с горя.

-            Может, это всё очередная уловка, и принцесса едет не в карете, а так же как мы, на конях, - стал успокаивать меня охранник.

-            Может, - согласилась, разглядывая потолок. Но всё равно было тревожно.

Нескладно всё выходило. Ну приедем мы первые и что? Что тогда? Что если и не было среди нас принцессы? Никто о ней слыхом не слыхивал до недавнего времени.

-            Слушай, а может, не пойдём во дворец? - снова свесилась с кровати над охранником.

Тяжёлый вздох разорвал тишину комнаты.

-            Спи, - приказал.

И вдруг я заметила, что глаза его светятся во тьме красивым жёлтым светом. А зрачок у него продолговатый!

-            Ты кто? - выпалила, а у самой дух захватило. Оторваться не могу, смотрю в плавленое золото его глаз, цепенея.

-            Спи. - Тихий голос завораживал, веки наполнились тяжестью и сомкнулись.

Сон мне снился очень волшебный : охранник встал, уложил меня на кровати, сам лёг и припал к моим устам, целовал меня. Его голос шептал, манил, обещал. Его глаза не выпускали из плена, заставляли подчиняться. А ласковые губы порхали по моему лицу, груди. Звук рвущейся ткани и холод на обнажённой груди. Танец языка, будоражащий трепет во всём теле. Я словно переспелый плод, упавший в руки голодному. Алчно сжимая в своих объятиях, охранник с золотыми глазами возносил меня резкими толчцами над кроватью, над этим городом. Я сплеталась с ним телом, как гибкая рябина с ясенем, отдавалась ему, двигаясь с ним в такт. Я была в его власти! А он дарил мне прекрасные сны, полные любовного наваждения.

Утром с трудом открыла глаза. Тело еле слушалось.

Застонала от боли в пояснице.

Охранник сидел возле дверей и наблюдал за мной.

-            Доброе утро, - буркнула ему, опуская ноги на пол.

-            Доброе, - ответил он.

Я прикрыла глаза. Еолова плохо соображала, словно и не спала вовсе. Вроде уснула быстро,и сон снился какой-то, никто не будил, сама проснулась, а спать хотелось до зевоты. Екхгянулась и вдруг заметила, что на меня рубашка новая.

-            Это что? - гневно воскликнула. - Это кто меня переодел?

-            Я, - спокойно ответил охранник, вставая с пола.

-            Зачем?

-            Та грязная была.

-            А откуда она у тебя? - не унималась я.

Мысль, что он меня переодевал голую, заставила щёки заалеть.

-            А что я там не видел? - вернул мне он, проходя мимо, выглядывая в окно.

-            Как что? Да меня вообще никто голую еще не видел!

-            Ах вот оно что. Ну, значит, буду первым, - чуть повернув голову, ответил он, при этом капюшон продолжал упорно прятать от меня его лицо. Словно тьма притаилась.

Я долго не могла прийти в себя от наглости охранника. И подозрительно болел низ живота. Я замерла посреди комнаты, так и держа сапог в руках, с подозрением уточнила:

-            А ты только переодел? Больше ничего со мной не делал?

Кажется, я его разозлила. Отвечать не стал и вообще

отвернулся, словно разговаривать нам не о чем. Хотя с его мордашкой оно и понятно. Кто я, а кто он. Да любая согласится провести ночку с ним. Зачем ему я сдалась?

Спустившись вниз, мы вышли на улицу. Город давно проснулся. Людей было много, они спешили, словно пожар где. Нам иной раз приходилось толкаться, чтобы пройти к лошадям. Верхом продвигаться к воротам было проще. Карета, как сказал охранник, давно уже уехала. Мы неспешно двигались по тракту и молчали.

-            Я есть хочу, - напомнила ему, что мы не завтракали. Он остановил свою лошадь и протянул мне печенье. Я поблагодарила, затем попросила воды. - Что с тобой? - не выдержала я его немого укора.

Охранник покачал головой и поспешил вперёд, а я пожала плечами. Чудной. К обеду мы добрались до дворца. По дороге мы видели много карет, но знакомых, с эмблемами нашего королевства, нет. Я надеялась, что нас не пустят во дворец.

Одна принцесса уже прибыла, зачем ещё вторая им?

Дворец императора поражал своей красотой. Наш король предпочитал замок на выступе скалы, а тут за высокой оградой огромное поле, усаженное цветами. Деревья и кусты создавали красивые изгороди. Мы ехали по вымощенной дорожке, поглядывая на ряженых придворных. Что ни рожа, то белила да помада. Кто тут мужик, а кто баба? Даже парики и те одинаковые.

Нас принимал посол короля Карнаша, лорд Эштон. Я поклонилась ему, помня, что он правая беспринципная рука нашего короля. Охраннику подали на золотом подносе мешочек, в котором, я так понимаю, плата. Я испуганно взглянула на него. Но охранник взял деньги и, поклонившись, ушёл, а я осталась.

-            Ну что ж, ваше высочество, давайте провожу вас в ваши покои. Вам стоит поскорее привести себя в порядок перед свадьбой.

-            Но я не принцесса, - хотела возмутиться, но жёсткие пальцы сжали моё горло.

Слова застряли, а я замерла от страха. Холодный, надменный взгляд серых глаз пронзал насквозь.

-            Ваше высочество, верно, устали с дороги, - с этими словами лорд отпустил меня и, подхватив под руку, повёл по коридору. Я не понимала, что происходит.

Втолкнув меня в богатую комнату, лорд Эштон запер дверь и тихо произнёс:

-            Так как вы единственная, кто добрался,то вам и быть дочерью нашего короля.

-            Но я не принцесса.

-            Уже стала, - отрезал лорд, обходя меня по кругу. - И, как благодарная дочь, вы должны понимать ответственность, которая легла на ваши плечи. Нам ни к чему война с империей. Поэтому этот брак так важен. Вы, как дочь короля, станете женой пасынка императора. Принц Таудор красив, умён. Жить будете в достатке, без забот, купаться в роскоши. Главное, с наследником не тяните. Я понимаю, что невинности от вас ждать не приходится, поэтому уж постарайтесь удовлетворить принца. Он неприхотлив в вопросе женской красоты, ему любая подойдёт.

У меня не было слов. Просто не было. Да и страшно было возразить такому человеку. Если он человек вообще.

-            Так что сейчас позову служанок, они приготовят вас к церемонии.

Он развернулся ко мне спиной, и дышать стало легче.

-            Но я не принцесса. Где настоящая дочь короля? Неужели она погибла от рук разбойников? Я же видела карету! Она должна была прибыть раньше нас.

Лорд усмехнулся и тихо шепнул:

-            Не доехала карета. Никто не доехал, кроме вас. И не было у него никогда дочери, зато теперь он счастливый отец. Но предупреждаю сразу: он очень строгий отец и потребует от вас очень многое. Для начала покорности, принимайте ответственность за свой народ. Нам нужен мир, поэтому нужна свадьба. А пока отдыхайте.

Оставшись одна, я стояла и хлопала глазами. Затем стала проверять окна и двери. Всё было заперто, мне не сбежать! Служанки пришли через несколько минут,и я поняла - это охранники. Они зорко следили за мной, не давая и шанса вырваться в коридор.

Вот и закончились тараканьи бега. Могла бы и сообразить, что всё неспроста. Надо было сбежать, наплевав на охранника. Почему я такая сердобольная?

После водных процедур меня нарядили в самое красивое платье, которое я видела в своей жизни. Стояла, разглядывая себя в зеркале. Печальная красавица. Рассматривая свои глаза, заметила изменения. Прежде карие, они стали чуть светлее и с золотыми крапинками. Опешив, приблизилась. Служанки нахваливали мою красоту, восхищались мной и даже

завидовали, а я смотрела на золотые точки в своих глазах и вспоминала странные сны. Золотистые глаза, плавленое золото, тонкий зрачок. Кто он? Что со мной?

Неожиданно окно отворилось, и в комнате появился мой охранник с горящими из-под капюшона золотыми глазами.

Я от радости улыбнулась. Страха во мне не было ни на грамм. Но служанки кинулись с визгом к дверям. Мой бывший охранник стремительно приблизился, схватил меня, закинул на плечо и выпрыгнул в окно.

Я смеялась. С трудом удерживалась на плече своего похитителя и смеялась. За нами отрядили погоню, но скорость, с которой меня крали, была невероятной.

-            Кто ты? - крикнула я своему похитителю.

-            Скоро узнаешь, принцесса, - прокричал в ответ он.

-            Я не принцесса, - отозвалась.

-            Самая настоящая принцесса!

И вновь я оказалась обряжена в свадебное платье краше прежнего. Я стояла возле алтаря, глядя на своего жениха.

Принц страны оборотней держал меня за руку и произносил слова клятвы верности. Я же косилась на гостей. Все они были оборотнями, у каждого свой зверь. Тут были и волки, и медведи, лисицы и коты. Я кусала губу, вспоминая наш разговор с принцем. Ранах объяснил, зачем стал охранником для принцессы и даже рассказал, кто убивал остальных девушек. Никто не должен был доехать. Ни одна. Оборотни вырезали всех, чтобы разразилась война, чтобы соседи поссорились. А оборотням оставалось бы лишь завоевать уже разорённые войной земли. Но я покорила сердце звериного принца. Он не удержался и соблазнил меня. Я теперь такая же, как они - оборотень,тигрица. Правда, пока я не обращалась и, возможно, не смогу. Но принц наглядно показал, какой он красавец в зверином обличии. Чуть до икоты не довёл.

Он объяснил и то, зачем привёл меня к императору. Чтобы меня признали официально наследницей короля Карнаша. Всё

моё наследство, которое составляет полцарства, теперь перейдёт к моему мужу. Оставалось дело за малым : скрепить союз, который уже состоялся.

Он не требовал слов любви, не просил, чтобы я полюбила его. Всё это ему не нужно было. Он сказал, что любовь оборотня сильнее людской, и её хватит на двоих.

Тяжёлый золотой браслет охватил моё запястьё,такой же появился на левой руке Ранаха.

-            Ты необычно молчалива, - произнес мой новоиспечённый муж.

-            Я всё еще поверить не могу, что ты хотел меня убить, - проворчала в ответ.

-            Я отказался от этой идеи, стоило тебе огреть меня по голове.

-            Мозги вправила? - со смехом спросила, когда мы проходили по проходу храма на улицу. Нас поздравляли, желали множество котят, сильных и выносливых. Мне бы эту выносливость.

-            Конечно, любимая. Да ещё и попеняла на отсутствие хозяйства. Это было обидно. Так что захотелось показать его тебе.

Мы вышли к склону скалы, на которой стоял храм. Там, внизу, раскинулась зелёная долина оборотней, и не было ей ни конца ни края. Солнце клонилось к закату, отдавая своим детям ласковые лучи света, уступая место ночи.

-            И зачем мне такое большое хозяйство? Оно же неподъёмное! - усмехнулась я в ответ, оглядывая владения мужа. Мне бы как у всех и ладно. А тут пахать и пахать, не покладая рук.

Ранах обнял меня, целуя в висок.

-            Глупая ты, Марьяна. Хоть и королева.

Вот так я и стала из простой деревенской девки самой настоящей королевой оборотней.