Кольцо чужого. 8

 

-            Нет, милая. Поздно. Не нужно, прошу тебя.

-            Что? Ты тоже веришь во все эти ужасные глупости, что при лечении можно заразить лекаря?! Но ведь это полнейший бред! Ты неопасен для людей! Ты...

-            Изгой, - спокойно докончил Атлар. И это спокойствие больно ранило Ольну.

-            Не. Смей. Так. Говорить, - выдохнула она, и ее губы задрожали от бессильной ярости.

И я прекрасно понимал девушку: Атлара,так же как и сотни подобных ему, губила вовсе не болезнь, а сами люди. Их необоснованный страх, суеверные предубеждения, тупое равнодушие. Отмеченные дланью Тувора погибали. Но лишь единицы - от самого «проклятья», а в основном - от голода, холода, одиночества, отчаяния. Потому что им отказывали практически во всем - в работе, дружбе, поддержке,теплом угле, доверии, заботе; выгоняли на улицу даже в самый лютый мороз, шарахались от них, не желали замечать их боль.

Ольна была в отчаянии. Молодой мужчина, сидящий напротив нас, умирал от человеческого равнодушия. Нет, пожалуй, от малодушия или даже бездушия. И сам, кажется, верил в то, что опасен для людей. Возможно, ему просто надоело убеждать всех в обратном. Кончились силы, кончились слова,и все затопила покорность судьбе.

-            Мне не страшно, милая, - улыбнулся Атлар, заметив слезы ярости, блестящие на щеках целительницы. - Там меня ждет Энн. Я очень устал без нее. Я даже рад, что совсем скоро...

-            А я?! Как же я?! - взорвалась Ольна. - Почему ты не хочешь подумать обо мне?! Что буду делать без тебя я?!

-            Ты сильная. У тебя есть друзья. Я не боюсь за тебя, родная.

-            Я не сильная! Ты нужец мне! И я вылечу тебя. Чего бы мне это ни стоило!

-            Нет, ты не сделаешь этого. Я не позволю.

Он не позволит. Я неоднократно слышал, что больного можно вылечить лишь тогда, когда он сам этого хочет. А если нет - лечение бессмысленно. Абсолютно. То есть Атлар может полностью закрыться от энергетического потока Ольцы,и все ее усилия будут напрасны.

-            Я не хочу, - пробормотала задохнувшаяся от отчаяния девушка.

-            Ты смиришься. Так же, как смирился я, - вновь улыбнулся Атлар, по-прежцему держась от нас подальше. Потом встал и вышел прочь, скрывшись в лесной темноте и оставив нас размышлять над несправедливым устройством мира.

Почему наше общество изгоняет, отторгает людей, которым можно ещё помочь - при некоторой затрате времени, терпения и душевных сил? Почему отстраняется от них, как от ненужных, бездушных сломанных вещей?

Не потому ли, что само в массе своей полностью бездушно?..

Я взглянул на Ольну, отмечая нездоровое сияние звездочек в почерневшей глубине глаз.

Ясен пень, она не отступится... И я готов был помочь ей во всем.

Даже в откровенном безумии. Оное, кстати говоря, уже принялось оформляться в моей голове во вполне сносный план... Стоило еще раз все хорошенько обдумать, а пока... Пока вернулся Атлар.

-            Переночуете здесь, - сказал он, все так же держась от нас на

расстоянии и пресекая все попытки целительницы приблизиться к нему. Поставил на грубо сколоченный стол плетеную корзину и пояснил: - Здесь еда. Вчера жрецы Эйды*//Эйда - богиця милосердия и справедливости// принесли. - Горькая усмешка скользнула по бледным губам. - Они - единственные, кто не чурается нас.

Жрецы Эйды? Наверное, те самые «серые плащи», благодаря которым мы сумели вырваться из города...

-            Они приносят вам еду? - влез я, краем глаза заметив, как задрожали руки Ольны, а глаза наполнились слезами.

-            Еду, одежду и ещё кое-чего по мелочи, - пожал плечами Атлар. - Эйда - богиня милосердия, она не отворачивается даже от таких, как мы.

-            Каких?! - тут же подскочила девушка, не выдержав этих слов. - Вы - такие же люди... Атлар!..

-            Ольна, - прервал ее хитт устало. - Не надо... Я смирился со своей судьбой. И... мне жаль, что мы встретились. Лучше бы ты считала меня умершим... - Осекшись, Атлар резко развернулся и вышел, бросив на целительницу мучительно-тоскливый взгляд.

Ольна всхлипнула и вновь упала на лавку, ожесточенно размазывая горькие слезы по пылающим щекам. Она пыталась держаться - и держалась. Из последних сил. Надолго ли ее хватит?..

Я поспешно зарылся в принесенную Атларом корзину, изучая ее содержимое,и довольно хмыкнул, вытянув оттуда огромное желто-зеленое яблоко, наливное, сочное и на редкость аппетитное. Конечно, вряд ли это может утешить, но хотя бы отвлечь - на время... Улыбаясь, я протянул свою находку словно бы застывшей девушке:

-            Держи. Тебе нужно подкрепиться...

Ольна вздрогнула, перевела на меня опустошенный взгляд и вяло улыбнулась в ответ, но руку все же протянула. Покатала яблоко в ладони, любуясь совершенной полупрозрачной кожурой, на которой плясали блики свечей, осторожно провела кончиками пальцев по крутому сочному боку... и изумленно охнула.

-            Ольна? Ты чего это? - удивился я, присаживаясь рядом.

-            Ничего. Так... - медленно ответила девушка, не в силах оторвать глаз от яблока. - Просто вспомнила кое-что...

-Что?

-            Сон. Всего лишь свой вчерашний сон, не более...

* * *

...Крупные желто-зеленые яблоки катились по траве, подпрыгивая и не останавливаясь, словно убегающие от кота мыши. Девушка, стоящая на коленях возле перевернутой корзинки, следила за ними растерянным и беспомощным взглядом... Чуть подальше, на тропе, обозначенной примятой колесами телег травой, стояла запряженная лихой тройкой карета. Она так неожиданно вывернулась из-за поворота лесной дороги...

-            Разиня!.. - зло выкрикнул выскочивший из кареты франтоватый молодой человек,тощий, с худым крысиным лицом и редкими,тщательно прилизанными волосенками, окатывая презрительным взглядом едва выпрыгнувшую из-под копыт разгоряченных лошадей девушку, корзинку и раскатившиеся яблоки. Выругался, пнул слетевшее с оси колесо, поморщился, замарав новенький, блестящий сапог, рыкнул на суетящегося рядом с каретой кучера и вновь набросился на девушку: - Деревенщина безмозглая!.. Да я из-за тебя!.. Дура!

-            Простите, уважаемый сэнн, я... - испуганно пролепетала девушка, не поднимаясь с колен и нервно теребя растрепавшуюся темную косу.

-            Что - ты?! Дрянь!.. - истерично взвизгнул щеголь, вырвав у кучера кнут и намереваясь хлестнуть съежившуюся и зажмурившуюся девушку.

Но удара не последовало. Истеричные вопли сменились звуками ударов, свистом рассекаемого воздуха и болезненными подвываниями, зашуршали по траве торопливые шаги, но лесная дорога не опустела - девушка явно ощущала чье-то присутствие. Она осмелилась открыть глаза и обвела поляну взглядом. Ни щеголя, ни его кучера, ни лошадей не было - лишь карета со сломанным колесом осталась брошенной посреди тропы. А напротив, протягивая ей корзину с собранными яблоками, точно так же, как и она, на коленях, стоял молодой пепельноволосый мужчица с серебристо-серыми глазами.

-            Не бойся, они ушли, - улыбнувшись, сообщил он в ответ на удивленный взгляд девушки и поднялся на ноги, протягивая ей руку. - Позволь помочь тебе. Я - Дархон...

-            Герана, - отозвалась девушка, доверчиво вкладывая свою ладонь в его.

Она уже не боялась.

* * *

-            Ольна, - осторожно позвал я. О чем-то задумавшаяся девушка вздрогнула, едва не уронив яблоко, и посмотрела на меня. - Я придумал... Не знаю, поможет ли, но... выбора-то у нас все равно нет, не так ли?

-            Ты хочешь помочь? - удивленно спросила целительница. - Почему?

-            Если я - дракон, это еще не значит, что у меня нет сердца, - проворчал я.

-            Прости, я не хотела тебя обидеть, - поспешно заверила меня Ольна. - Просто... ты не боишься? Всякое говорят...

-            Боюсь! Боюсь, что однажды меня загрызет совесть - за то, что не помог, когда мог! - хмыкнул я. - Атлар... Он кто тебе?

-            Друг, - вздохнула девушка. - Самый лучший... Почти брат.

-            Хорошо! - Я вскочил с лавки и потер руки. - Ну, целительница, открывай свою сумку! Сейчас будем делать снадобье, кое никому даже и не снилось!

-                  И чем же твое снадобье будет отличаться от других? - сквозь слезы улыбнулась Ольна, с надеждой глядя на меня.

-            Наличием в нем драконьей крови, - подмигнул растерявшейся от моего заявления девушке я.

* * *

Ночь пролетела как один миг. Задолго до первых лучей солнца Атлар вернулся и, застав нас на ногах, сообщил, что лучше нам уйти до того, как остальные хитты проснутся. Ольна не спорила и не плакала больше. Верно, что-то надломилось в ее душе, что-то важное... По крайней мере, выглядела она опустошенной.

Мы шагали мимо неприметных избушек хиттов,таких же убогих, как и жилище Атларащ чувствовали враждебные взгляды, бросаемые на нас из-за покосившихся дверей или приоткрытых ставен. Мы были здесь чужаками, пришельцами из другой, настоящей жизни, ход в которую им отныне заказан... Атлар, не оглядываясь, шел впереди. Я поддерживал спотыкающуюся на каждом шагу целительницу, чей взгляд ни на миг не отрывался от его напряженной спины. Ольна тяжело дышала, едва сдерживая слезы, и нервно сжимала ладони, затянутые в тонкие перчатки с обрезанными пальцами, надежно скрывающие от любопытных взглядов кольцо, - прощальный подарок Атлара.

Расставание выпито невеселым. Атлар показал нам кратчайшую дорогу, коя, по его словам, должна вывести нас из леса уже к вечеру, и тяжело вздохнул, стараясь не смотреть на Ольну.

-            Атлар, пожалуйста, прими это, - тихо сказала целительница, протягивая мужчине флакон с изготовленным ночью снадобьем. - Это лекарство. Принимай по десять капель на стакан воды, перед сном, каждый день. Оно ещё не опробовано, но... Я уверена, что оно поможет. Не может не помочь!

-            Ольна, милая, - покачал головой Атлар, - мне уже ничто не поможет... Если только чудо...

-            Это и есть чудо, - с трудом улыбнулась девушка. - Ты даже не представляешь себе! Настоящее чудо! Атлар... Умоляю, не сдавайся, ради меня! У меня ведь никого нет, кроме мамы и тебя. Не бросай меня, слышишь? Обещай, что будешь бороться!

Мужчина осторожно, стараясь не касаться пальчиков девушки, принял флакон, сжал его в ладони и впервые за утро посмотрел в полные отчаяния и надежды глаза целительницы:

-            Я клянусь тебе, Ольна... Клянусь.

* * *

Мы шли молча. По щекам Ольны время от времени катились крупные прозрачные слезы, и она украдкой вытирала их рукавом платья - когда думала, что я не вижу. Я же переживал, подействует ли моя кровь. Вообще-то, должна... Драконы невосприимчивы ко всякой заразе, а кровь наша по праву считается эликсиром жизни (еще одна причина того, что мы живем отдельно от людей, которые всегда были не прочь обзавестись бессмертием за чужой счет). А если поможет?

Хм... Для приготовления одного флакона снадобья нужно всего несколько капель крови, так что... думаю, мы должны остановить бледный призрак Тувора, пятнающий людей своей нечистой дланью! Вот такой вот порыв благородства с моей эгоистичной стороны. Наверное, это на меня общение с сердобольной целительницей так сказывается, не иначе!

Свою драгоценную вазу я, к слову, оставил у Атлара. Под его честное слово сохранить ее в целости и сохранности, разумеется. Ну что ж, повод вернуться сюда я себе обеспечил... Посмотрим, что из всего этого в итоге получится.

-            Вир, - к исходу дця наконец-то заговорила Ольна, - что же мы будем делать дальше? Нас ищут патрули,ищут по всей стране...

-            Придется прятаться, - пожал плечами я.

-            До скончания веков? - уточнила Ольна. - Я не намерена всю жизнь шарахаться от каждого стражника!

-            И не нужно. Необходимо всего лишь выбраться из Империи, всего-то! - беззаботно махнул рукой я.

-            Ну да, ну конечно! - скептически улыбнулась девушка. - Так меня и выпустили! Да эта штука на моем пальце - словно сигнальный костер! А при том переполохе, царящем сейчас в Даверионе, перчатки не спасут!

-            Я смогу тебя вывести отсюда. На север, в нашу Долину. Там тебя не найдут. Драконы только рады будут , если кольцо вновь окажется в Долине, - подумав, предложил я, благоразумно умолчав о том, чего мне будет стоить возвращение.

-            Вир. Я - человек. Я не смогу всю жизнь прожить среди твоей расы. Меня не примут, никогда и ни при каких условиях! А всю жизнь ловить на себе косые взгляды - это не по мне! Даже ты мне до конца не доверяешь! Ты носишься со мной вовсе не потому, что я не хочу замуж, - просто ты не можешь допустить, что бы кольцо попало к Императору.

Целительница устало вздохнула, а я, покраснев, опустил глаза, хотя готов был с ней поспорить . Только вряд ли она бы мне поверила. Но нельзя же, что бы я в ее глазах выглядел полным эгоистом! А потому будем действовать, а не красиво рассуждать.

-            Г ода два назад во дворце был шикарный прием по случаю... мм... уж и не помню, по какому именно, - подумав, начал я. - Мне любопытно стало, что там и как, вот и просочился на бал... почти инкогнито,так сказать. Все равно прибыло столько народа, что меня никто не запомнил и не заподозрил. Так вот... Была там одна девушка... Рэнна Мальене, дочка графа Абьенер, юная, бойкая и без меры нахальная особа. Думаю, даже ее папочка не подозревал, насколько... Пока граф тихо-мирно беседовал с Императором, девочка полазила по покоям дворца... от души. И нашла колечко...

-            И? - напряглась Ольна.

-            И почти два дня ходила в невестах Императора, пока однажды утречком колечко прямиком во время официального приема не соскочило и к ногам Зэйгара не подкатилось... Скандал бы-ы-ыл... Графа чуть было на плаху не отправили, но обошлось.

-            Видишь?! - воодушевилась целительница. - Может, и у меня так будет? А мо>цет, эта самая графинюшка что-то сделала, что бы кольцо упало? Знаешь, где она живет?

-            Ольна, скорее всего, она что-то сделала для того, что бы кольцо не снималось, да не рассчитала малость - вот оно в неподходящий момент характер и проявило! - осторожно предположил я. - Ты же - другое дело. Почему ты не хочешь понять, что все серьезно? Надо бежать из Давериона!

-            Вир, ты человеческий язык понимаешь? Или для плодотворного общения с тобой мне придется выучить драконий?!

-            Эвариэ, - вздохнул я.

-            Что? - не поняла сбитая с толку девушка.

-            Наш язык - эвариэ, - пояснил я. - А мой народ - эвари.

-            Красиво... - оценила Ольна. - Но не уходи от темы! Я не верю в дурацкие бредни насчет кольца! Эта штуковина буквально сплетена из магии... Ничего удивительного, что не снимается - просто я не знаю, как. А та девушка, возможно, знает! И если знает, то и мне скажет! Отведи меня к ней,иначе сама буду искать!

-            И попадешься первому же патрулю! - не выдержал я. - Твоя прелестная мордашка в каждом служебном магическом браслете красуется, вместо обычных рож законченных каторжников да висельников!

-            Тебе же хуже будет! - коварно улыбнулась целительница. - Попадусь я - и прощай, кольцо... и независимость гордого драконьего племени! Решать тебе!

-            Боги с тобой, - поморщился я. - Только предупреждаю - зря все это!

- Вир! Спасибо! - улыбнулась Ольна, да так солнечно, что я растаял окончательно и бесповоротно, решив - а будь что будет!..