Сказка о драконе. 7.2

Хорошо бы, будущая супруга Идущего тоже принесла с собой какие-нибудь новые книги! Читать так интересно! Забываешь обо всем. Куда-то уходят одиночество, боль, разочарование, пустота и безысходность. Жаль, что до последнего нельзя угадать, кто из близнецов станет наследником. Он мог бы заранее морально подготовить будущего Бескрылого к ожидающей его участи. Хотя, нет. Пусть лучше не знает.

Иногда это и есть счастье - не ведать своего будущего.

«Эй!»

Короткая мысль обожгла, как укол.

«Эй! Обернись!»

Недоумевая - почему это Идущий не окликнул его, как обычно, предпочитая обмен мыслями - Бескрылый повернул голову... и застыл с разинутой челюстью.

Пока он бродил вдоль полок, человечка опять выбралась из клетки. Вот шустрая! Стоило отвернуться, как она снова...

Нет, не снова. Похоже, она не думает убегать. Самочку неожиданно заинтересовали книги. Думая, что драги на нее не смотрят - один вообще убрался в дальний угол - она подкралась к разложенным листам, тем, что отложил Бескрылый как не несущие нужной информации, и теперь внимательно их рассматривала. Иногда даже протягивала лапку и трогала слюдяные листы и вырезанные на них буквы.

«Что она делает? Мне отсюда плохо видно! Она их не... ест?»

«Ты совсем дурак. Как можно есть камень?»

«Каменные черви грызут и не такое».

«Она не каменный червь, - в мысленном голосе Идущего послышался сарказм. - Если ты ещё не заметил. Она- человечка. Человеки питаются кое-чем другим... О, идея! А ну- ка быстро призови кого-нибудь из домочадцев. Пусть нам принесут поесть сюда!»

«В библиотеку?»

«А что в этом такого?»

«Но... ужин может быть пока не готов...»

«Все равно, - Идущий слегка шлепнул хвостом по полу. - Пусть несут все, что есть!»

Обмен мыслями хорош тем, что намного быстрее, чем обычная речь. Шлепок хвоста Идущего совпал с последними его словами, и этот звук нарушил тишину.

Человечка вздрогнула, вскинула голову, увидев устремленный на нее взгляд.

На несколько секунд все замерли. Самочка, запрокинувшая голову, напряженная, как струна, застигнутая врасплох.

Идущий Сквозь Ночь, с интересом наблюдавший за нею. Бескрылый, много бы давший за то, чтобы оказаться чуть-чуть поближе. Если она сейчас кинется бежать... Ох, только бы не делать резких движений. Только бы никто не нарушил хрупкое равновесие.

В горле Идущего заклекотало, с тихим шелестом развернулся его гребень. Замолчи! Ты ее пугаешь!

Тихий клекот перешел в глубокий сиплый выдох, вздыбленный было гребень тоже опал. Послушался. Бескрылый перевел дух. Со своей стороны он мог только наблюдать. Причем мордочку самочки он не видел, но даже не подумал пошевелиться, чтобы перебраться на другую, более выгодную наблюдательную позицию.

Идущий медленно, очень медленно стал поворачивать голову, клоня ее набок. От него пошла тихая волна умиротворения. В такт ей он тихо качал гребнем, то разворачивая его, то складывая, словно веер. Успел, стало быть, дочитать до нужного места в книге Бродящей По Воде и понял, как надо общаться с дикими человеками? «Все хорошо. Все спокойно. Все тихо! Никто ни на кого не нападет...» - последнее, по мнению Бескрылого, было лишним. Если чувства человеки ещё могли воспринимать, то вот такую мыслеречь - вряд ли. У них для этого слишком примитивный мозг. Подумав об этом, Бескрылый со своей стороны тоже послал человечке чувство покоя, гася тревогу и страх. Впрочем, она сама должна понять, что огромный драг ее не обидит. Если бы хотел, давно бы это сделал.

И она почувствовала. Бескрылый увидел, как расслабились напряженные мышцы ее спины. Она выпрямилась, запрокинув голову. Идущий Сквозь Ночь, наоборот, немного наклонился, чтобы быть ближе. Неужели он смог установить с человечкой контакт? Если да, то это уникальный случай. Ее ведь ничто не удерживает. Она в любой момент может убежать. Почему этого не делает? Понимает, что ей не причинят никакого вреда или просто впала в оцепенение? А может, что тоже вероятно, всего-навсего затаилась и ждет момента для удара? Всем известно, что самцы человеков отличаются крайней агрессией, часто бросаются в атаку и пытаются причинить как можно больше вреда. Иногда даже действительно ранят, а несколько раз стаи человеков убивали драгов. Вот почему предпочтительно держать в неволе самочек - они легче приручаются и менее агрессивны. Но у каждого правила бывают исключения. Эта вот уже однажды совершала побег. И удивительно шустра - второй раз за день выбралась из клетки, стоило им отвернуться! А вдруг она...

Она протянула лапку вверх, пытаясь дотронуться до носа Идущего.

«Осторожнее!»

Бескрылый невольно рванулся вперед, шаркая когтями по камням.

Резкое движение напугало человечку. Она оглянулась и шарахнулась прочь...

В дальний угол между полками. Там забилась в темноту.

- Ты, - в горле Идущего заклекотало рычание. - Как ты посмел? Идиот! Видишь, что ты натвор-рил? Да я тебя... р- разорву!

-            Прости, - Бескрылый шлепнулся на брюхо, поджимая хвост и пытаясь спрятать голову с прижатым гребнем. - Я думал, она на тебя нападет. Я...

-            Ничего ты не думал! Ты думать не умеешь! Ты... - он все- таки несколько раз шлепнул брата по спине, - Вот как ее теперь оттуда доставать?

Бескрылый, ожидавший полноценного наказания - порки хвостом, возможно, пары-тройки укусов и непременного ментального разряда, от которого болит голова больше, чем избитое тело - неуверенно открыл один глаз. Странно, почему его брат ограничился всего парой шлепков? Не захотел пугать человечку? Может быть. Бродящая По Воде писала, что человеки, особенно на ранней стадии приручения, боятся громких звуков. А эта самочка уже один раз была свидетельницей гнева Идущего. И после того, как она была готова пойти на контакт, он не захотел пугать ее ещё больше.

-            Ну, и куда она делась?

-            Вон туда.

Братья обернулись, уставившись на щель между полками с книгами. Щель была небольшой, как раз на длину лапы, но довольно узкой. Пролезет разве что кончик гибкого хвоста. А лапа застрянет. Да и человечке там наверняка не слишком удобно. Они чувствовали ее страх. Она была напугана... впрочем, не так, чтобы очень.

-            Если бы не ты... Зачем ты кричал?

-            А зачем ты на меня кинулся?

-            Я не хотел... Я думал, что она...

-            Она теперь тебя боится.

-            Не тебя, а нас!

-            Не все ли равно? Ей страшно!

-            Тогда надо ее успокоить.

-            Ну и успокаивай, специалист!

-            Ну и успокою!

Бескрылый тихо двинулся вперед. В щели он видел светлое пятно - человечка забилась в угол и дрожала там. Тихо, маленькая. Все хорошо. Все спокойно. Все закончилось. Кругом только покой и умиротворение. Умиротворение и покой. Тихо. Тихо.

-            Кажется, действует? - шепнул Идущий, заметив в щели движение. Бескрылый не ответил - он продолжал вещать, внушая самочке чувство уверенности и нивелируя ее страх. Жаль, что ей нельзя объяснить, что ему ничего не грозило. Это в порядке вещей - наследник может наказывать любого члена своего гнезда, утверждая свою власть. Она не из гнезда, значит, ее наказывать он просто не может. Но разве может понять эту простую истину неразумное человеческое существо?

-            Не выходит? - скептически усмехнулся Идущий, когда прошло минуты две, а самочка все еще оставалась в укрытии.

-            Выходит, - огрызнулся Бескрылый. - Она уже успокоилась. Теперь надо лишь ненадолго оставить ее в покое. Бродящая По Воде писала, что человеки ведут себя активнее и спокойнее, когда уверены, что на них никто не смотрит.

-            Странно. Они же вроде бы общественные существа? Те, кто живет в таких больших стаях, как у них, должны быть более привычны к постоянному вниманию со стороны окружающих!

-            И тем не менее! Почитай сам. Ты до этого места, наверное, просто не дошел, - он отвернулся от щели и направился к разложенным на подставке для чтения листам слюдяной книги, чтобы найти нужный лист.

Идущий не стал с ним спорить. Что толку отстаивать свою правоту перед неполноценным существом? Увечье близнеца делало его в глазах наследника существом второго сорта. Он, конечно, приносит много пользы по хозяйству, но невозможность летать что-то сделала с его психикой.

Бескрылый наконец отыскал нужный лист - до него Идущий действительно еще не дошел - и тот углубился в чтение. Эта самая Бродящая По Воде, видимо, много времени провела, изучая жизнь человеков вблизи. Она даже начертала схематично структуру их общества, показав ее в виде пирамиды. Во главе стоит самый сильный самец, который имеет право взять любую самку, но чаще всего ограничивается одной-двумя самыми лучшими. Их потомок - старший из детей мужского пола - как правило, наследует власть в стае. Вокруг вожака собираются другие сильные самцы, чьей задачей является защита вожака и его семьи. Свои семьи эти самцы, как правило, не заводят, но являются самыми неразборчивыми в связях и тоже имеют право на любую самку из низших слоев. Если же кто-то из них заводит семью, то из родившихся от таких браков потомков старший из детей вожака выбирает себе пару. Зато низшие слои - самые многочисленные. Их призвание - обслуживать высших, принося им пишу, воду и различные предметы, необходимые для жизни и процветания. Взамен высшие, большею частью бездетные самцы оберегают низших от нападений других стай. Вообще стаи человеков крайне воинственны и то и дело сражаются между собой - то за низших работников, которых насильно присоединяют к своей стае, то за богатые пищей угодья, то просто за территорию и созданные другими предметы обихода. Но все человеки признают превосходство драгов и на подсознательном уровне склонны им подчиняться. По сути, они - идеальные слуги, разве что умом не блещут и не могут понимать речь новоявленных господ. Если бы не это различие в языковом и умственном барьере, человеки давно были бы одомашнены - для этого есть все предпосылки. Бродящая По Воде несколько лет прожила на окраине одного такого человеческого поселения и пришла к такому выводу. Она поселилась в пещере, устроив ее по своему вкусу, и человеки периодически приносили к ее входу пищу и всякую всячину. Еду - отменно приготовленное мясо и живых животных - она принимала с готовностью. Но вот все вещи, которые таскали глупые человеки, сваливая их в кучу... Она решительно не знала, что с ними делать. Что-то оставляла валяться у входа, что-то утаскивала вглубь, дабы изучить на досуге. В результате ее пещера стала напоминать сильно захламленный склад. Драгиня не могла разобраться со всем этим - слишком хрупкими и мелкими были некоторые вещи - и когда ей притащили нескольких молоденьких самочек, обрадовалась, поскольку ни один драг долго не может обходиться без слуг. С грехом пополам ей удалось объяснить этим человечкам, что от них требуется. Она даже сумела их приручить и готовилась зажить в свое удовольствие, даже подумывала о расширении штата слуг-человеков, но тут к ней явились самцы из тех самых высших слоев общества. Явились с намерением атаковать драгиню.