Учитель. 6.2

 

-            Да, - пришлось признаться мне.

-            Вот и отлично. Приступайте. А когда вы вернетесь, я дам сигнал к началу работы. Начинать лучше оттуда, вдоль заборов, до поворотного столба. Затем напрямик до реки и дальше вдоль берега, держась примерно в пяти-семи саженях от берега.

Обнажив меч - на сей раз я не забыл вооружиться - направился в указанном направлении. Рой топал рядом. Он тоже держал оружие наготове, но в отличие от меня так, словно вот-вот должен был начаться бой.

-            Нам придется драться? - шепотом поинтересовался он шагов через пятнадцать.

-                  Не думаю, - ответил я, внимательно глядя себе под ноги. Меч острым концом волочился по земле, оставляя дорожку.

-            Тогда зачем нам оружие?

-            Оно режет. Режет землю и возможные линии силы, которые идут по земле.

-            Ого!

Его удивление меня порядком озадачило. Нет, всем известно, что боевые маги - слабые колдуны. Максимум они могут многократно усиливать свои силы и реакцию, да ещё и зачаровывать оружие, что бы разило сразу насмерть и без промахов. Но во всем остальном «боевики» практически не отличаются от обычных людей. Рой мог не уметь создавать барьеры, но он не мог не знать о том, что они существуют и как их создают - хотя бы в теории! И какое-никакое понятие о линиях силы он должен был получить, после стольких-то лет в Колледже некромагии!

-            А ты не знал?

-            Ну... я не думал, что меч предназначен еще для чего-то, кроме доброй рубки.

-            А теорию магии вам разве не преподавали?

-            У нас был по ней зачет...

Все понятно. Зачет - не экзамен. Иногда его ставят за сам факт явки. Тем более, «боевикам»,тем более , если у них по остальным предметам высший балл. У нас так многим девушкам проставляют зачет по верховой езде - в то время как парень скачет по полю и берет препятствия, девушке- отличнице достаточно прийти и сказать, что на лошадь она забираться умеет.

-            Тогда действуем так. Я иду, замыкая цонтур. А ты шагаешь след в след за мной и стараешься ничего не трогать...

-            Обижаешь. По-твоему, я совсем неумеха?

-            По-моему, ты очень даже «умеха», - поспешил на попятную я. - Но если ты просто пойдешь за мной,то твой след перекроет мои следы. А вот твоей магии тут быть не должно. Магический почерк строго индивидуален, он осознается иными чувствами.

-            Понял, - насупился Рой. - Если полезет какая-нибудь дрянь, она почует мой след и твою магию...

-            И ты ее отвлечешь на себя, как «боевик», что бы я смог подобраться к ней со спины и нейтрализовать.

Такой расклад сил аспиранта устроил, и круг мы замкнули в согласном молчании, потратив на это полчаса. Мастер Кунц и ученики послушно ждали, даже не пытаясь помочь.

-            Готово. Можно приступать!

С этими словами мы разошлись в разные стороны, а преподаватель быстро отступил за внешний контур,и работы начались.

Активировав ночное некромантское зрение, я наблюдал за двумя студентами, которые оказались ближе всех ко мне. Участок, выделенный городом под новое кладбище, был довольно большой, мы обходили его не меньше получаса, и даже с магическим зрением видно было далеко не все. Это несколько нервировало - третьекурсники, конечно, не сопливые новички, три месяца как переступившие порог сего заведения, но и не настолько опытны, как, скажем, четвертый курс или вовсе пятый. Лично нас как раз на четвертом курсе стали допускать до «полевых работ», подрабатывая по мелочи то в городском морге,то на кладбище. Но, с другой стороны, все могло измениться. Скажем, другие методики преподавания. Раньше, говорят, на некроманта учились семь лет и три года ещё должны были лишь «практиковаться». В мое время пяти лет и полугода практики уже было достаточно. А сейчас? Неужели сроки еще сократились?

Так, отставить лирику. Надо всем этим ты, Згащ поразмыслишь на досуге, когда станешь составлять новый отчет пра Михарю. Сейчас у тебя кучка недоучек пытается измерить магический фон будущего кладбища,ибо, вопреки мнению обывателя, покойников нельзя сваливать, где и как попало. Их нельзя хоронить там, где, пусть и много веков назад, уже было захоронение какого-нибудь исчезнувшего народа. Их нельзя хоронить вблизи дорог и тем более нельзя там, где когда-то было поселение, скотобойня или даже старая городская свалка. Место должно быть максимально чистым, иначе покойникам будет тут неуютно. Мало ли, с чем вступят в реакцию исходящие от них эманации смерти! Работа некроманта иногда как раз и состоит и в том, что бы такое место отыскать, а если подходящего нет, то приготовить. И вы не представляете себе, какая порой лезет из земли дрянь! Нет, самому мне не приходилось очищать места для кладбищ но многочисленных отчетов о том, как такое происходило и какие бывали осложнения, перечитать пришлось много. Несколько раз даже выезжал по горячим следам, чтобы разобраться, что там напортачил «очистник».

Здесь, судя по всему, место должно быть чистым и проверенным преподавателями, иначе они бы не послали студентов, а пошли сами. Тот же мастер Кунц, прихватив парочку аспирантов - и вашего покорного слугу для поддержки - мог бы провернуть сие ещё до полуночи.

Значит, все хорошо. Значит, все правильно. Но почему меня не отпускает странное чувство тревоги?

«Учеба на инквизитора не прошла даром, - мрачно подумал я. -Ты становишься подозрительным, Згаш. Начинаешь видеть подвох там, где его нет!»

И только я так подумал, как ночную тишину разорвал громкий крик, перешедший в истеричный визг и хохот. Чуть левее, немного ближе к реке, темноту раскололо несколько вспышек. Студент, который работал на участке возле меня, вздрогнул и сбился с речитатива.

Визг.       

Хохот.

Неужели...

Не может быть! Откуда здесь пожиратели падали?

Кладбищенские гули обитают только на кладбищах, как явствует из их названия. Они питаются старыми костями из забытых могил, порой раскапывая и относительно свежие захоронения. По одному гули не опасны, но стая в пять-шесть тварей может напасть на человека. Проблема в том, что в одиночку гули не бегают. За пределы кладбищ они, конечно, тоже выбираются, но только в случае войн, катастроф, эпидемий, когда трупов оказывается намного больше, чем обычно, и эманации смерти буквально разлиты в воздухе. Привыкнув находить тела в оврагах, на обочинах дорог, в развалинах, гули сбиваются в многочисленные, голов по двадцать-тридцать, стаи и просто идут по земле, пожирая все на своем пути. Выглядят они как лысые, покрытые паршой и клоками грязной шерсти тощие уродливые псины - у кого нет ушей, у кого кривая морда или всего один глаз, у кого-то только три лапы, а вместо четвертой торчит кривая культяпка. Но ведь сейчас не война, не мор и не катастрофа. Откуда стая гулей здесь, где кладбища еще нет? Разве что...

Разве что это место не является чистым. Но почему тогда его предназначили для кладбища? Ошиблись или...

Отставить посторонние мысли. Сперва - дело.

Обнажив меч, левой рукой хлопнул себя по боку чисто машинально - там раньше висела походная сумка с амулетами, которые надо было активировать. Сумки не было. Инквизитору не пристало таскать с собой некромантские штучки. Только меч, гильдейский знак и... и я сам.

- Всем оставаться на местах! - гаркнул я, срываясь на бег. - Защитный круг! Первая ступень!

Последняя реплика предназначалась для двух студентов, мимо которых я как раз пробегал. Те рванулись на помощь товарищу, но мой окрик приморозил их к месту. Сбоку мелькнула какая-то тень - кто-то ещё спешил на помощь попавшему в беду студенту.

Вернее, студентке.

Девушка действовала довольно умело, хотя сама все портила,истошным визгом сбивая себе дыхание. Но она как-то сумела извлечь и активировать нужный амулет и, отступая перед несколькими серыми тенями, отмахивалась ритуальным

кинжалом. Будь у нее меч, дело пошло бы лучше, но гули не пасовали перед слишком коротким клинком, смыкая кольцо. Улучив минуту, один из них прыгнул.

Откровенно говоря, гули - неважные бойцы. На трех ногах не больно попрыгаешь и побегаешь, да и с одним глазом мало, что разглядишь. Они берут исключительно числом. И этот гуль, естественно, промахнулся и сам себя насадил на выставленный девушкой кинжал. Но студентка тут же подпортила свой триумф, с воплем отбросив издыхающую тварь вместе с оружием. В следующий миг уцелевшие гули вполне могли на нее наброситься, но тут на сцене появились мы.

Мы - это я и тот, второй спасатель. Мы подоспели одновременно, и яркая вспышка света озарила гулей, девушку, нас и груды земли на десяток шагов окрест. Классический «феникс», сигнальное заклинание, действительно похожее на раскинувшую крылья огненную птицу, завис над нами. Напуганные светом, гули с воплями кинулись врассыпную.

Все, кроме одного, последнего, пробитого кинжалом. Я одним ударом меча рассек тварь пополам и вытащил из тушки кинжал.

-            Твое? Держи крепче!

-Я... я не знаю... - девушка пятилась, мелко дрожа. - Я не знаю, откуда они в-выскочили... Я...

-            Тихо! Отставить истерику! - я бросил взгляд на второго спасателя. Это был один из студентов. Надо же! Среагировал! Не просто закрыл девушку собой, но и торопливо очерчивал сейчас защитный круг. - Все закончилось .

На самом деле, конечно, все только начиналось . Но не для этой девчонки. И как она до третьего-то курса с такой ранимой психикой дотянула?

Послышался топот быстрых шагов. В круг света от «феникса» ворвался встрепанный мастер Кунц:

-            Что здесь произошло?

С разбегу перескочив защитный круг, он налетел на девушку, встряхнул за плечи:

-            Отвечай!

-            Я не знаю... Я просто... просто делала...

-            Что? Что именно и где? - с каждым вопросом он все сильнее встряхивал девушку,так что мне пришлось вмешаться и буквально оторвать его от студентки.

-            Прекратить! Немедленно прекратить истерику, младший преподаватель Кунц, - рявкнул я. - Что за ребячество? Как вы смеете кричать на студентку?

-            А как смеете вы кричать ца меня? Да еще и вмешиваться в учебный процесс? - мигом перешел тот в наступление. - Кто вообще дал право здесь находиться посторонним личностям? Вы кто такой?

На миг я решил, что мастер Кунц спрашивает мое имя, но потом понял, что он имеет в виду немного другое.

-            Я - помощник преподавателя, присланный сюда по личному приказу Великого Магистра, - решил приврать для пользы дела. - Приглашен как опытный специалист... и, видимо, не зря. Видимо, даже у аспиранта с другого факультета возникли сомнения в вашей профпригодности, мастер Кунц, раз понадобилась моя помощь.

-            Она сама во всем виновата. Вы только на нее посмотрите - так распуститься из-за каких-то гулей...

-            Из-за кладбищенских гулей, которых тут быть не должно! - отрезал я. - Это место должно быть чистым, чтобы его отвели под городское кладбище...

-... что и проверяли мои студенты!

-            Ваши студенты обнаружили, что это место нечистое.

-            Ну да! - подбоченился мой оппонент. - Что и требовалось доказать!