Учитель. 6.3

Судя по слабым огонькам, они прекратили свои изыскания, но с места не двинулись. Так... три... пять, семь... Еще двое рядом... А где ещё один? Еде десятый? И почему до сих пор я не заметил Роя Бойко? Куда пропал аспирант, втравивший меня в эту авантюру? Вовремя, надо сказать, втравивший. - В таком случае, не соизволите ли поделиться со мной планом урока? Может быть, у вас так и было задумано - отвести студентов на непроверенное место в надежде, что они сами нейтрализуют ту нечисть, которая здесь водится? Кажется, это называется грязной работой? Или вовсе халтурой?

Я нарочно говорил на полтона громче, чтобы хоть часть нашего разговора долетела до чужих ушей и заставила кое-кого задуматься. И мастер Кунц заглотнул наживку с первого раза.

-            Халтура? Да как вы смеете? - почти завизжал он. - Ерязная работа? Вы что, хотите сказать, что я нарочно натравил гулей на детей?

-            Я хочу сказать, что это место кем-то было осквернено до нашего прихода!

-            И кем же? Мною?

-            Не обязательно вами. Но... есть у меня кое-какие соображения... которые надо проверить!

Вот уже эту фразу я сказал негромко, почти шепотом. И добился нужного эффекта. Пярень, утешавший плачущую девушку, и сам мастер Кунц придвинулись ближе:

-            Что вы хотите сказать?

-            Я хочу сказать, что тут все надо проверить. Еосподин студент... не имею чести знать ваше имя...

-            Студент Мартин Ероссбарт, - отчеканил тот. Я не мог не улыбнуться его фамилии - на подбородке у парня рос жалкий пучок рыжеватых волос*. Кстати, многие старшекурсники в последнее время стали отпускать бороды - явно в подражание Рихарду Вагнеру.

(*Фамилия «Ероссбарт» переводится с немецкого как «Большебород». Прим. авт.)

-            Так вот, студент Гроссбарт, я прошу вас... защитный круг вы уже очертили... Отличная работа! Так вот, прошу вас лично проверить наличие здесь эманаций смерти.

-            А чего тут проверять! - он небрежно махнул рукой. - Вот прямо тут он и лежит.

-Кто?

-            Труп.

Вот я осел! Это надо было смотреть в первую очередь! А я кинулся отношения с коллегой выяснять!

Труп, правда, лежал не «прямо тут» - его все-таки прикрыли всяким мусором. Но что такое груда ветоши, гнилая ботва и обломки каких-то бочек для кладбищенских гулей? Они, естественно, учуяли тело.

И не только его. Ибо, проследив за цепочками следов, оставленных этой нежитью, я нашел ещё четыре места смерти. Три принадлежали домашним животным - коровам и свинье - а вот четвертое...

Встав над тем, что ещё недавно было человеческим телом, я ощутил усталость. Да-да. Усталость от того, что вот опять придется делать то, что должны были сделать другие. И что, отправляя меня сюда, Инквизиция в лице пра Михаря все-таки не ошиблась.

-            Пригасите-ка своего «феникса», студент Г россбарт, - сказал я. - Мешает работать.

-            Рабо... что? - осекся мастер Кунц.

Но я не ответил. Сумки с припасами при мне не было, пришлось действовать подручными методами. По счастью,тот же Мартин Г россбарт, догадавшись о моих затруднениях, поделился кое-какими ингредиентами, но в основном обошелся без посторонней помощи. Как говорил кто-то из моих наставников,иногда работа находит нас в самый неподходящий момент, и тогда приходится обходиться тем, что есть.

К тому моменту сюда уже подтянулись некоторые студенты,и мастер Кунц, пользуясь моментом, стал шепотом комментировать мои действия.

-            Слушайте, - не выдержал, наконец, устав чувствовать себя музейным экспонатом, - вы либо помогайте, либо не бубните под руку!

-            Но студенты должны знать, как правильно работает некромант «в поле», - парировал тот.

-            Вы правы, но кто должен им это показать? Вы или посторонняя личность?

Мастер Кунц замолк, подавившись воздухом, и дальше я действовал в тишине.

По счастью - или несчастью, как посмотреть - изучать оказалось нечего. Все, как говорится, лежало на поверхности. Ну, как на поверхцости... Кое-что было заметно даже в темноте, а кое-какие подробности удалось разглядеть только после обряда вызывания духа.

-            Итак, перед нами труп, - констатировал я, рассматривая наполовину засыпанное мусором, наполовину откопанное гулями тело. Там, где его успели порвать кладбищенские падальщики, выглядело оно неприглядно. Настолько неприглядно, что я нарочно не стал усиливать свет своего магического светильника. Я-то на такое насмотрелся, а эти дети - нет. - Женщина. Средних лет. Из низов. Бродяга или нищенка, судя по состоянию... хм... останков тела и одежде. Причина смерти, - я посмотрел на слабо колышущийся в воздухе силуэт, - пищевое отравление и удушье. Отравилась

и... хм... захлебнулась рвотными массами... Видите эти пятна на ауре? - ткнул пальцем в тень. - Такое обычно бывает, когда объект сперва получает внутренние повреждения, а потом к ним добавляется... м-м... внешцее. По расположению и накалу пятен можно судить, что было вначале, а что потом. Чем слабее цвет, тем раньше было получецо... повреждение. На то же указывают размытые края пятен.

-            А это что? - чей-то палец ткнулся в нижнюю часть тени. Там тоже темнело пятно.

-            Края четко очерчены. Цвет - насыщенный. Форма... м-м... характерная. Кто догадается, что это значит?

-            Смертельное повреждение, нанесенное последним? - пискнул девчачий голосок. А малышка-то быстро оклемалась после нападения гулей! Может, еще и выйдет из нее толк.

-            Смертельное повреждение, нанесенное после смерти! - поправил я. - Да еще в таком... характерном месте... - осторожно приподнял край заскорузлой от крови тряпки, которая до недавнего времени была ее юбкой. - В низу живота.

-            Ой... - простонала девушка.

-            Именно что «ой!» - кивнул я. - Эта бродяжка была беременна. И кто-то убил ее, чтобы извлечь из тела нерожденное дитя.

За спиной послышался мягкий стук тела. Ну вот. А я только ее похвалил за стрессоустойчивость!

-            Профессор, это... правда? - шепнул голом Мартина Гроссбарта. - Ее убили... ради ребенка? А не...

-            Не наоборот, хотите сказать? Что кому-то случайно повезло наткнуться на мертвое тело, и он всего лишь воспользовался моментом? Чему вас в колледже учат? Расположение пятен и цвет их вам ничего не говорит? Уж если девушка догадалась...

Студенты подавленно молчали. Поясню для тех, кто ничего не понял.

Кому-то понадобился нерожденный младенец. И этот кто-то не поленился, отыскал бродягу или нищенку или вовсе чужачку,то есть, такую женщину, кого точно никто не будет искать, у которой были явные признаки беременности. Затем он подпоил ее до потери сознания и, пока она ещё подавала признаки жизни, вскрыл живот, вытаскивая младенца. Поскольку этот тип явно не озаботился хотя бы оглушить жертву, она, естественно, почувствовала боль, и ее стошнило. Несчастная захлебнулась собственными рвотными массами, а

убийца спокойно извлек тельце ребенка и бросил его мать... да, прямо тут и бросил, рассудив, что на окраине ее сразу не хватятся. Может быть, даже и гулей он сюда приманил, чтобы они наверняка уничтожили тело без следа.

-            Это невозможно! - встрял мастер Кунц. - Я хочу сказать, что...

-            Что вы не знаете, кому и для чего мог понадобиться нерожденный ребенок? Кому - это вопрос отдельный, но вот для чего...

До преподавателя все-таки что-то дошло,и он захлопнул рот так резко, что было слышно, как клацнули зубы.

Я выпрямился, со всех сторон ощущая устремленные на меня взгляды. Ну, что, Згаш, допрыгался? Теперь ты тут главный. Распоряжайся, мать твою!

-            Значит,так... Студент Гроссбарт!

-            Я, - шагнул ко мне парень.

-            Оцепить периметр. Двойная сплошная черта. Вы помните, как это делается или вам подсказать?

-            П-помню, - студент метнул в сторону своего преподавателя напряженный взгляд.

-            Действуйте... Вы, девушка, - ткнул пальцем в незадачливую студентку.

-            Мария Сбыгнева, - назвалась та слабым голоском, поднимаясь с земли.

-            Соберите остальных. Проведите перекличку. Занятие на сегодня закончено. Все ваши... выводы доложить в письменном виде утром мне.

-Но...