Учитель. 14.4

Общее пятно на биографии - мы оба когда-то преступили законы своей гильдии и оба понесли наказание, встав в ряды инквизиторов - сделало нас почти друзьями. Хотя какая может быть дружба с тем, кого долгое время считал причиной всех своих несчастий?.. И тем не менее...

-            Я постараюсь.

-            Хочу верить. Позвольте вас проводить, - наставник крепко взял меня под локоть.

В молчании мы вышли из ворот монастыря, и только тут пра Михарь нарушил тишину. Сильнее сжав мою руку, он отступил в тень надвратной башни и прошептал:

-            Заведующий кафедрой некромантии. Обратите внимание, брат.

После чего развернулся и направился прочь, не прибавив ни слова.

Да, задали мне задачку! Не вдруг разрешишь.

Завкафедрой моего родного факультета был старый профессор мэтр Сибелиус. Он приехал в Зверин довольно давно, когда меня и на свете-то не было. Где-то в молодости здорово помотала его жизнь, и преподавание в Колледже Некромагии стало для него просто тихой гаванью. О его силе не ходили легенды, его имя не было овеяно зловещим ореолом договоров с Тьмой или богами, как в случае с бессменным и бессмертным ректором. Но этот человек помнил те времена, когда не существовало самого Колледжа как такового, а была лишь группа энтузиастов. У них учился мэтр Рубан Куббик, бывший в числе первых выпускников. У них обучались Иож Белла, объявленный вне закона, чуть было не вошел в число преподавателей - просто не успел, родившись слишком рано и опередив свое время, граф Вайвор Мае, двоюродный дед моего названного брата Анджелина Маса, талантливый алхимик- самоучка, чьи эликсиры и смеси сейчас включены в учебники. И родной дядюшка самого Анджелина, ставший не по своей воле оборотнем, Северин Мае... кстати,тоже учившийся на алхимика...

Короче, лично у меня с кафедрой некромантии было связано только имя мэтра Сибелиуса. Но... ведь он очень стар! Ему уже за семьдесят, а для человека в наше время это - солидный возраст. Не знаю, может быть, когда-нибудь люди будут жить до девятноста или даже ста лет, не прибегая к магии, но пока семидесятилетних можно пересчитать по пальцам.

В последнее время мэтр Сибелиус очень сдал. Я видел его пару лет назад, когда, расследуя дело Браижо Любечанина, время от времени появлялся в стенах родного Колледжа, и уже тогда он часто болел. Его то и дело подменял на лекциях Виктор Вагнер, а практические занятия так и вовсе легли на плечи молодого преподавателя. Сейчас же вовсе мэтр Сибелиус только числится профессором. И на этого человека пра Михарь советовал мне обратить внимание?

«Да не на него! На самого Вагнера!» - осенило меня. Ну, разумеется! Виктор Вагнер молод. Ему только тридцать пять лет, а он уже магистр, к тому же женатый на внебрачной дочери самого герцога Ноншмантайна. Сам Ноншмантайн в дальнем родстве с королевским домом, его внучка могла бы стать принцессой, даже несмотря на нечистое происхождение - Виктор Вагнер не был герцогом, получив титул только после свадьбы. Но все равно... Обратить на него внимание... Что это значило? Что он что-то знает? Или что Инквизиция знает о нем нечто такое, чем можно воспользоваться?

Я ломал себе голову так и эдак, строя всевозможные предположения, пока шел к воротам Колледжа.

К моему удивлению, меня там ждали. Два лаборанта с кафедры некромантии, причем в учительских накидках, что добавляло встрече официоза.

-            Вас хотят видеть. Срочно, - сообщили мне. - И давно.

-Кто?

-            Велено проводить вас в деканат.

Уф, хорошо, что не на ковер к ректору. Хотя там близко, очень близко. Буквально одна и та же дверь, только в кабинет к ректору надо пройти из приемной направо, а в деканат - налево. Учительская располагалась на том же этаже главного корпуса, но в противоположном конце коридора.

Там меня ждали все пять с половиной декана. Пять с половиной - это декан и глава кафедры нежитеведения мэтр

Йоганн, декан и глава кафедры черной магии мэтр Визар, декан с кафедры алхимии мэтр Августин и мэтр Сибелиус, за спиной которого тенью маячил Виктор Вагнер, а также мэтр Лихур с кафедры общей магии.

-            Проходите, мастер Груви, - мэтр Визар заулыбался так, словно они все тут собрались на вечеринку,и для веселья не хватало именно меня. Причем по той простой причине, что я бегал за выпивкой. - У нас к вам серьезный разговор.

-            Не хотите взять постоянные часы? - в лоб спросил мэтр Лихур.

-            Что? - я одной рукой нашарил стул.

-            Вы сейчас приняты на работу, как педагог на подмене, - принялся объяснять глава «общевиков», куда, насколько я успел узнать, входили кафедра ведовства, прорицания, ведьмачества и боевой магии. - В последнее время вы часто замещали мэтра Горбжеща, которого на рабочем месте не видели с прошлого месяца. То есть, самого мэтра видели... просто видели, что дает основание считать, что он жив-здоров, с ним не случилось никакого несчастья,только вот работать по специальности он не желает. Поэтому мы, собравшись здесь... почти в полном составе, - он смущенно кашлянул и покосился на входную дверь, - решили потребовать его увольнения, а на освободившиеся место взять вас.

-            Меня? - я чудом не пустил «петуха». - Учителем? Но я...

-            Вы не профессиональный педагог, понятно. Практически пришли с улицы, но... так случилось со многими из нас, - все, как по команде, посмотрели на Виктора Вагнера. - У вас талант педагога. Ваша группа...

-            Моя группа?

-            Мы хотели предложить вам взять кураторство над группой второкурсников, которых до этого вел мэтр Горбжещ - с каменным лицом сообщил мне Вагнер.

-            Но я не мэтр! Я только мастер и...

-            Это не играет роли. Учебный процесс останавливать нельзя.

-            Но я ни беса не смыслю в пентаграммах! Я... я этот предмет вообще не сдал!

-            Я тоже в свое время завалил алхимию, - подал голос мэтр Августин. - От волнения.

-            Короче говоря, мы предлагаем вам стать учителем.

Бес.

С одной стороны, предложение было заманчивым. Становясь педагогом, я рвал все связи с Инквизицией на законных основаниях. Снимал рясу. Возвращался в мир. Теперь никто не мог бы обратиться во мне «ваша святость». Я бы покинул монастырь, получил бы свободу...

Но в провинцию, простым рядовым некромантом вернуться все равно бы не смог. Оставив мне гильдейский знак, как символ принадлежности к гильдии, магистр Бруно Черный вычеркнул меня из своих рядов. Я был одиночкой. Сам по себе.

Человек не может без общества. Речь тут даже не об общении с себе подобными - мол, без людей человек дичает и все такое - речь о принадлежности к «своему кругу». Аристократы, монахи, крестьяне, мастеровые... даже нищие - все объединяются с себе подобными по родовому или профессиональному признаку. Что бы ни случилось, за тебя встанут те, с кем ты общаешься, в чей круг ты входишь. Род, гильдия, община... Я, формально оставшись некромантом - гильдейский знак давал мне некоторые права! - тем не менее в гильдии не состоял. Я стал инквизитором, вошел в их ряды. И покинуть их мог только став учителем. Не некромантом. Либо сюда, на стезю педагога, либо...

Либо меня объявят вне закона, и те же инквизиторы объявят охоту. Пра Михарь уже один раз изловил преступившего черту наивного провинциала, поймает и второй раз. И тогда за меня возьмется пра Тимек. Дознаватель, который всегда отправляет на костер тех, кто попал ему в лапы.

Нет, конечно, можно отказаться и вернуться