Волки из снега. 5.4

 

-            Вставай, - мягко сказал человек голосом «лунной твари». - Пол холодный.

Гаст с трудом выпрямился, чувствуя себя донельзя усталым и даже как бы избитым. Да почему «как бы»? Ведь каких-то несколько часов назад его и других обитателей подземного зоопарка избивал послушник! Да, боль осталась, но на теле не было ни синяка. Подобное состояние означало только одно - вскоре после избиения он каким-то образом ухитрился сменить облик, и в момент превращения все раны и ссадины затянулись. Благодаря опытам, которые ставили над ним братья-целители, Гаст знал об этой своей особенности, но сейчас она пугала.

-            Кто ты? - в который уже раз повторил он, уже не надеясь на ответ.

-            Если бы я только это знал! - покачал головой человек. - То есть, я помню, кем я когда-то был, но не представляю, кем я стал.

-            Ты - оборотень?

-            Нет.

-            Но ведь это ты был в моем сне? Я узнал тебя по голосу. Как ты здесь очутился?

-            Я же сказал - услышал твой зов.

Гаст вздохнул и уселся на постель, сгорбившись и свесив кисти рук между колен. Разговор получался какой-то пустой, но после долгих недель одиночества бывший рыцарь был рад и этому.

-            Ты можешь мне помочь? - помолчав, поинтересовался он.

Ночной гость отлепился от стены, прошел к стоявшему рядом

табурету, и стало понятно, что это - призрак. Но, в отличие от обычных привидений, он совершенно спокойно подвинул ногой табуретку, устраивая ее напротив сидевшего на постели Гаста.

-            Смотря, что ты просишь, - улыбнулся он.

Гаст с проснувшимся любопытством рассматривал странного гостя. Незнакомец был молод, не старше двадцати пяти лет, худощав и строен, с длинными мягкими волосами, падающими на плечи. Тонкое лицо, миловидное, но не смазливое. Легкая улыбка на тонких губах. Он был совершенно наг, но ни капли не стеснялся своей наготы. И, как ни странно, нагота ему шла. Она была частью его облика. Однако...

Однако, поймав взгляд Гаста, он слегка нахмурился - и тут же тело его обрело подобие одежды - тунику и облегающие штаны.

-            Так лучше? - получил в ответ кивок и устроился на табуретке поудобнее. - Итак, что ты хочешь?

-            Я хочу умереть, - просто сказал Гаст. - Ты можешь это устроить?

-            Ты уверен, что я это смогу?

-            Догадываюсь.

-            Могу! Но не буду....

-            Почему? Что тебе стоит? Ты - тварь, тебе достаточно просто щелкнуть челюстями...

-            Да не стану я этого делать!

-            Почему?

-            Потому, что сейчас я прибыл сюда несколько по-иному делу.

-            По какому? - на миг Гаст даже почувствовал разочарование.

-            По личному! - усмехнулся ночной гость.

-            А причем тогда я?

-            Скажем так, - ночной гость выпрямился, скрестив руки на груди, - мне нужно где-то отсидеться, пока там, - он мотнул головой куда-то вбок и вверх, - меня будут искать.

-Кто?

-            Твои бывшие дружки.

-            Так ты... ты, - он отшатнулся, прижимаясь лопатками к стене.

Ночной гость молчал, глядя на бывшего рыцаря с хитрым прищуром, и улыбка пряталась в уголках его губ.

-            Успокойся, - промолвил он. - Своих не ем. Но ты позволишь мне тут немного посидеть? Пока они там перестанут бегать, кричать, размахивать всякими острыми предметами?

-            Что ты натворил?

-            Всего лишь задал Великому Орлану парочку важных для меня вопросов, - ночной гость встал и прошелся по камере. — Ну и продемонстрировал кое-что из своих новых возможностей. А он возьми - и грохнись в обморок. Словно женщина! А учитывая его возраст, это станет для него настоящим ударом. Возможно, ордену даже придется задуматься о новом Великом Орлане!

-            Ты так спокойно об этом говоришь...

-            А что мне теперь - плакать? У меня больше нет с ними ничего общего. Да и не было никогда, если уж на то пошло.

Он нахмурился, оборвав сам себя. Прислушался.

-            Пойду я, пожалуй, - промолвил ночной гость и шагнул к решетке.

В каком-то оцепенении Гаст смотрел, как человек проходит сквозь прутья, словно клок тумана. Впрочем, не стоит забывать, напомнил он себе, что перед ним был призрак.

-            Погоди, - Гаст сорвался с места, когда гость был уже на той стороне, - а я?... Если не собираешься меня убивать, то хотя бы вытащи отсюда, что тебе стоит? Ты же можешь, я чувствую!

-            Правильно чувствуешь, - кивнул гость. - Я действительно могу вернуть тебе свободу. Но зачем она тебе? Что есть такого там, чего нет здесь? Кроме свободы ног бегать по плоскости?

-            Там, - Гаст прикусил губу. - Там была... девушка...

-            Вот оно что... девушка, - кивнул незнакомец. - И ты считаешь, что она примет тебя таким?

Бывший рыцарь опустил голову, прижимаясь лбом к прутьям решетки.

-            Я не знаю, - пробормотал он. - Но мне больно, когда я вспоминаю о ней.

-            Понятно, - помолчав, промолвил его собеседник. - Ладно. Я тебя запомню. Прощай.

-            Что? - встрепенулся Гаст. - Ты уже уходишь?

-            Я вернусь. Когда буду нужен!

-            Но... как? Как ты узнаешь, что я...

-            Тебе достаточно только позвать.

Человек поднял руку в прощальном жесте и растаял в воздухе, оставив после себя ощущение сырости, словно и впрямь был только клочком тумана.

Гаст прижался лбом к решетке, хватаясь за прутья. Внезапно навалилась такая тоска, что захотелось завыть. И он, в самом деле, запрокинул голову, позволяя отчаянному крику прорваться наружу.

-            Нее-е-ет!