Волки из снега. 6.1

Среди этого шума и гама неслышными остались скрип петель и скрежет отодвигаемых засовов, и лишь свет факелов и громкий окрик заставил тварей притихнуть:

-            А ну, цыц, проклятые!

Сторож-послушник вместе с несколькими рыцарями вошел в подземелье. Обманчиво-мягко щелкнул высвобожденный железный кнут, и крики захлебнулись.

-            Вот так-то лучше.

-            Может быть, вы слишком суровы, брат? - старший поисковой группы сделал шаг вперед, морща нос от вони и поводя головой по сторонам. - Стоит иногда проявлять немного милосердия...

-            К тварям? - скривился послушник. - Они же неразумны!

-            Не скажите, - «орел» нашел взглядом Гаста, и тот поскорее отпрянул от решетки. - Кто там? Человек?

-            Ложный оборотень, отец, - ответил послушник. - Вы бы не подходили к его клетке. Скоро полнолуние, и он может кинуться!

-            А по-моему, - храмовник сделал шаг, - он выглядит вполне разумным. Кивни, - предложил он, - если понимаешь меня!

Гаст помедлил и кивнул.

-            Вот видите! - обрадовался рыцарь. - Как тебя зовут?

Бывший брат по ордену не узнал его! Для Гаста это было как

удар под дых.

-            Его зовут Гастом, - послышался знакомый голос, и Хорив протиснулся вперед, подходя к самым прутьям. - Когда-то он был... был моим другом...

-            Был? - это признание оказалось больнее, чем удары железного кнута. - Но как же... Как же так? Ведь ты...

-            Он говорящий! - ахнул старший группы. - Ты можешь говорить?

-            Я... - Гаст в упор посмотрел на рыцаря, - я человек... был человеком, пока меня не укусил оборотень. И вот уже четыре полнолуния я здесь.

-            Его обещали вылечить, - со странной интонацией промолвил Хорив, обращаясь к спустившимся вместе с ним рыцарям.

-            Четыре месяца, значит, - старший группы жестом прервал молодого волхва и внимательно посмотрел на узника. - Значит, Гаст, ты еще помнишь устав ордена?

Тот кивнул, всеми десятью пальцами вцепившись в решетку.

-            И понимаешь, что такое повиновение старшим и приказу?

Последовал новый кивок. В груди затеплилась безумная

надежда, что час освобождения близок.

-            Хорошо, - рыцарь подошел ближе. Теперь они стояли друг против друга на расстоянии вытянутой руки. - Тогда скажи правду, не видел ли ты здесь только что, ну несколько минут или часов назад кого-то или что-то странное?

-            Что странное?

-            Существо. Мы ищем странное существо, не похожее на остальные. Жуткую тварь из ночных кошмаров. Она тайно проникла в Гнездо и учинила... кхм... причинила неприятности. Ты ее видел?

За спинами смотревших на него людей Гаст внезапно заметил светящийся силуэт. Человек - лунная тварь! - пользуясь тем, что все внимание пришельцев сосредоточено на одном из обитателей зоопарка, скользил мимо них к выходу. Почувствовав взгляд, незнакомец повернул голову и еле заметно усмехнулся - мол, извини, что так получилось.

-            Я приказываю тебе говорить правду. Ты видел здесь странное существо?

-            Нет, - услышал Гаст свой голос.

Утро в Гнезде начиналось тревожное. Великий Орлан находился между жизнью и смертью, и с рассвета в Г ромовой хоромине молились рыцари, прося богов о здравии для командора. Так и не сомкнувшие глаз, они стояли на коленях, склонив головы в молитве, а над их головами плыли дребезжащие звуки чугунного била.

Пока младшие молились, старшие собрались у ложа Великого Орлана. Тут же находился брат Ставр и два целителя, готовившиеся к совершению обряда. Уже были расставлены плошки с замешанным на травяном настое маслом, уже были начертаны на полу магические руны, соединенные линиями. Уже стлался по воздуху дым курильниц. Брат Ставр торопливо листал толстую книгу, отыскивая нужные заклинания.

-            Вода, - буркнул он себе под нос. - Мне нужна вода.

Кто-то рядом подсуетился, подвинул ближе миску, до краев

наполненную жидкостью.

-            Благодарю, - ответил волхв, не глядя принял чашу. - Все готовы?

Целители склонились над бесчувственным телом Великого Орлана, пытаясь поддержать в нем жизнь.

-            Почти, - промолвил один из них. - Великий Орлан очень плох. Мы делаем все возможное, но наших сил явно не хватает!

-            Он в состоянии прожить... еще какое-то время?

-            Мы постараемся.

-            Учтите, - напутствовал их «белый орлан», - что он должен прожить достаточно долго, чтобы хотя бы поведать нам, кто или что на него напало! Мы обязаны отомстить, но для этого надо знать, кому!

Целители только кивали головами, слишком занятые подготовкой обряда и поддержанием жизни в угасающем теле, чтобы тратить время на разговоры. Пока один из них описывал на полу ещё один круг и расставлял по периметру плошки с настоями, кошачьи черепа и глиняные статуэтки, второй ненадолго замер, касаясь кончиками пальцев висков Великого

Орлана.

-            Все готово, - наконец, он отнял руки и, держа их на отлете, словно испачканные в грязи, отступил на шаг. Его напарн ик тихо зашипел, предупреждая, и целитель аккуратно переступил защитный круг, не повредив его.

-            Все назад, - прозвучал приказ, который был тотчас исполнен. Свидетели отступили к двери, хотя тут не совершалось ничего предосудительного.

Дождавшись разрешающего кивка головы, вперед вышел отец Ставр. Книгу он все еще держал раскрытой на левой руке. В правой у него была чаша с водой. Медленно, выверяя каждое слово, он начал начитывать заклинание, долженствующее призвать Великого Орлана и заставить очнуться.