Волки из снега. 20.1

Удивленная его визитом - мужчина в ее башне! - Милолика только хлопала глазами. До нее не сразу дошел смысл все-таки сказанных слов.

-            Что? Отец?

-            Госпожа, он... он его... там столько крови... там... простите!

-            Что с отцом?

-            Он убит.

Колени подогнулись, и девушка рухнула на стул.

... Господаря Милонега нашла прислуга. Как всегда, слуга сунулся утром к господину - и увидел растерзанный труп. Вернее, освежеванную и обезглавленную тушу. Содранная кое- как, наспех, кожа вместе с головой была прибита к стене так, как обычно вешают шкуры добытых на охоте зверей. При этом висевшая на этом месте шкура белого волка исчезла бесследно. По кровавым отпечаткам опознали, что тут были двое - крупный волк и человек. Уже потом кто-то из гайдуков вспомнил, что видел какую-то тень, перемахнувшую через стену, а кто-то вспомнил и большее - как из замка вышел обнаженный человек, бережно прижимая к себе нечто, завернутое в белую пушистую шкуру.

Не в силах слушать подробности, Милолика сорвалась с места и кинулась к окну. С усилием распахнула раму и навалилась на подоконник.

Слезы застили глаза, сливаясь со струями дождя. Она смахивала их обеими руками, рыдая в голос и не ощущая ничего, кроме пустоты в душе. Белый волк убит. Отец погиб. И виноваты в его смерти...

-            Волки...

-            Ох, и правда, - нянька на миг отвлеклась, прищурила подслеповатые глаза. - Да какие крупные... Неужто снежные? Пойти, что ли, сказать нашим? Пущай...

-            Нет! - девушка вцепилась в локоть няньки, силой удерживая ее на месте. - Не надо! Нет! Не ходи! Не хочу... Нет...

-            Дитятко, да что же это такое? - нянька всплеснула руками.

-            Нет, - Милолика опять прильнула к окну.

Дождь слегка утих, превращаясь в мелкую изморось, и сквозь легкую дымку было видно сгорбленные спины, опущенные головы, поджатые хвосты. Снежные волки уходили на север.

Один из них вдруг остановился, отставая. Вскинул голову, обернувшись назад. Поджарое тело слегка напряглось - несмотря на расстояние, было видно, казалось, как под шкурой бугрятся мускулы. Он смотрел на замок. Вернее, на возвышающуюся над ним Девичью башню и видел распахнутое окно и девушку в окне. Это поняли все - притихшая нянька, гайдуки, сама Милолика.

-            Нет. Не надо.

Издалека донесся одинокий вой. И, словно услыхав ее слова, снежный волк отвел взгляд и, опуская голову, побрел за стаей.