Син. 9

но Син приходила днём, когда дети были на занятиях, - здесь удивительным образом смешивались две различных системы, индивидуального и коллективного образования. Дети обязаны были посещать школу в первую половину дня. Во вторую - с ними занимались виртуальные наставники через информационную сеть. Вечером - в свободное время - не поощрялись никакие зубрёжки, а

приветствовались подвижные игры на открытом воздухе. Ну, кто-то упорный мог пойти помучить навигационный тренажёр...

Кстати, за промахи система очень серьёзно снижала рейтинг. И как только оказывалась на нуле, так сразу закрывался доступ на полгода. Мол, не готов,товарищ претендент. Иди учись. Или уже осознавай, что навигация - это не твоё...

Здесь сквозь пальцы смотрели на возраст абитуриента. Если он справлялся с поставленными задачами, то мог участвовать на всех этапах виртуального отбора. Син в своей практике дошла уже до самой вершины: командной работы. Теперь тренировки пошли ещё интереснее - где-то на другой поляне, а может быть, и на этой, рядом, в такой же точно кабине сидел пилот. И капитан. Система бросала экипаж из трёх человек во всякие интересные медвежьи углы; локация называлась - скаут Службы Спасения. Той самой Службы, которая пришла к пещере на безымянной планете слишком поздно: обитатели пещеры вырвались с планеты сами. Этот случай, без имён, был упомянут на одном из тренировочных занятий, Син поразилась разбору своего побега с планеты.

В отличие от вояк полицейской базы, обучающая система делала акцент на факторах, сработавших на спасение беглецов. С оговоркой, что так делать всё-таки не надо бы. А если пришлось, то надо отдавать себе отчёт, чем закончиться может.

Син, по правде говоря, толком не запомцила, что тогда делала. У неё от страха перемкнуло память, а потом всё из той памяти благополучно стёрлось. И когда попросила еще раз разобрать ситуацию, капитан Мав удивилась: мол, зачем.

А как ей объяснить? Что подобная схема ухода - собственное детище. И память о Суманео, научившем азам профессии. И... и вообще. Екютому Син поступила хитро: заявила, что не всё поняла. Ей пошли навстречу, удивляясь внезапному приступу тупости.

Так что Син получила отличную возможность ещё раз всё

хорошенько вспомнить: и свои ужас, и панику, и отчаянный страх не успеть и погубить всех.

Долгими вечерами, переходящими в не менее долгую ночь Син дежурила за пультом обсерватории, длинная вахата выпадала примерно раз в пять-шесть дней. Ей очень нравилась эта работа. Тишина, звёзды и ты. Что может быть лучше для раненой души? Только покой.

В тот день всё шло, как всегда. Зеркальные листья под ногами, двери корпуса энергетиков, весёлые ребята навстречу. Парней Син немного знала, маресао и два человека, учились на смежной дисциплине. Зубоскалы, но добрые внутри. С ними легко можно было посмеяться, отвлекаясь от суровой реальности.

-          О, Син, здравия и ясного дня, - хором воскликнули они, едва её завидев, и девушка улыбнулась в ответ:

-          Привет.

-          Прогуляемся вечером?

-          Я беременна, - напомнила она.

Что-то вроде ритуала уже стало: с их стороны - позвать на свидание, с её - отказаться по серьёзному поводу. В первый раз они восхитились: да ты что. Беременна? А от кого? И получили в ответ: «любопытному на днях оторвали нос в дверях».

-          Ну, на этот раз придётся с собой что-то делать, - заявил один из ребят. - Выездная практика, двенадцать дней на свежем горном воздухе. Энергетическая установка в Расколотых Дубах; списки счастливчиков уже доступны. Ты есть, мы проверили!

-          Здорово, - искренне сказала Син.

К практике допускали только после того, как набиралось достаточно баллов за теорию. Раздолбаев не держали: не справляешься - отдохни полгода, наберись ума и - добро пожаловать на нулевой уровень, начинаем всё сначала... Оценивали нейросети, что полностью исключало так называемый человеческий фактор.

Обучающей нейросети плевать, почему ты не знаешь предмет: заболел, умер или пил вчера вместе с преподавателем. Всё это твои проблемы.

-          Ты же беременная, что здорово! - поддел её один из парней. - Как по машинам -то лазить будешь?

-          Не подумала, - честно призналась Син.

-          Естественные роды - гадость, - заявил второй. - Не позволю своей девушке ими мучиться.

-          Ты ту девушку сперва заведи, - посмеялись над ним.

-          Ладно, - сказала Син, - завтра пойду в репродуктивный центр... Рену вопрос.

-          Как решишь, дай нам знать! Прокатим

Прокатить они собирались по Белой стреле - гоночная трасса соединяла между собой несколько нарочно отведённых для скоростных развлечений островов и представляла собой на взгляд Син идеальное место для того, чтобы максимально эффектно расплескать мозги по асфальту. Гоняли по ней одни самоубийцы.

После занятий ноги привычно понесли Син к навигационным тренажёрам. Они стояли в самом конце парка там, где рукотворный лес перетекал в естественный, дикий, поднимавшийся по склонам горы высоко вверх. Оттуда выбегали звонкие ручейки, чтобы пропасть в скальной расщелине и появиться уже глубоко внизу, у лижущих берег волн океана.

Обычно в это время у тренажёров не было никого. Дети еще на занятиях, взрослые заняты дневными делами. Но сегодня всё пошло не так. Син встречали.

Она не поняла, хотела пройти мимо. Но ей заступили дорогу:

-          Прошу прощения, девушка, - сказал высокий мужчина со странно знакомым лицом. - Вам придётся пройти со мной.

-          Зачем? - спросила Син, всё ещё не понимая ничего.

-          Потом объясню.

-          Нет уж, говорите сейчас, - упёрлась она, потихоньку отступая назад.

Хотя куда там было отступать... и - никого вокруг! Ни одного прохожего. Страх выкручивал словно машинка для перемалывания мяса.

-          Какая непонятливая, - хмыкнул знакомый незнакомец.

Его лицо Син где-то уже видела, но где, вспомнить сразу не

смогла. Зато к узнаванию прицепились эмоции: острый негатив и тяжёлая, как гнев океана, ярость. Идти куда-то с человеком, вызывающим такие эмоции, было не просто глупо, а - смертельно опасно.

-          Носишь моё, - с усмешной объяснила мужчина. - Так понятнее? Взять её, - кинул он приказ вроде бы в воздух, но из того воздуха вдруг соткались две мощные фигуры в броне, и слаженно сделали шаг к Син.

Девушка молча пятилась назад. Странный ступор, охвативший её, не позволил визжать и убегать со всех ног, а может, это было простое понимание, что бежать бесполезно? Син судорожно дёрнула из ножен клинок, подарок Кутанео. Здесь многие имели право на холодное оружие, и своим правом пользовались; ножны с рукоятью боевого оружия никого не удивляли. Вот только нож против двоих долбаков в броне...

-          Не дёргайся, малышка, - предупредил мужчина. - Мы заберём своё и уйдём, а тебе, так и быть, вызовем скорую. Может, успеют.

Син с ужасом увидела у него за спиной знакомую капсулу аппарата искуссвтенной утробы на платформе. Он не шутил. Он действительно хотел забрать эмбрион, созданный имплантом на основе его биоматериала. В полевых условиях, что говорило о лютой панике: похоже, мужчина собирался бежать с планеты, роняя тапки. Полиция, видно, уже дышала в затылок. Может, отряд задержания уже в пути... Только дожить до появления спасителей можно уже не успеть.

-          Бу! - раздалось вдруг откуда-то сверху.

-           Что за нахер? - возмутился мужчина, выхватывая из-за пазухи мини-плазмоган, очень похожий на те, что какие использовали в отряде Кутанео.

-           Беременных обижаешь, Танин? - Типаэск висел на ветке головой вниз, зацепившись ногами, а в руке у него торчал бластер. - Нехорошо.

Оценив угрозу, Танин перекатился через плечо и начал стрелять, сходу, без предупреждения. Но не так-то просто оказалось подстрелить полковника хронополиции! Он кувыркнулся с ветки, и его дурацкий плащик внезапно развернулся в громадные крылья. Они подбросили своего владельца в воздух, и пошла потеха. Попробуй-ка, попади в хаотически летающую на приличной скорости мишень. Мишень, у которой тоже есть бластер. Которая собаку съела на агрессивном взаимодействии с преступниками.

За пару минут всё закончилось. Двое в броне лежали мордами вниз, не подавая признаков жизни. Танин беззвучно корчился на земле, прижимая ладони к вискам. Син вспомнила, что полковник Типаэск вообще-то телепат и поняла, что врагу досталось по мозгам, буквально.

Типаэск спустился вниз, сложил свои крылья за спиной, и они совпали идеально: выступ к выступу, выемка к выемке. Син обалдело поняла, кого ей это фантастическое зрелище напоминает. Да бабочку же! Крылья - тонкие, с фигурным краем, и даже с «глазками» - тёмными с белым и синевато- алым пятнами посередине полотнища. Особенно в тот момент, когда гентбарец свои крылья слегка раскрыл, а затем снова сомкнул - ни дать, ни взять, бабочка, сидящая на асфальте. Только бабочек таких размёров не бывает в принципе.

-           Син, - сказал он, - вы не пострадали?

Син замотала головой: нет.

-           Вот и славно...

-           А... с ним что? - выговорила Син, заикаясь на каждом слове.

-          С ним? - Типаэск посмотрел на мучения Танина. - Ничего. Острый невротический шок Контролируемый, Син, контролируемый... с санкции инфосферы... Вы как, в порядке?

-          Нет, - выдивила из себя Син, - но это неважно. Вы поймали того, кого хотели?

-          Хотел. Что хотел - жаждал, мечтал, старался - всё делал, чтобы прижать эту сволочь. И вот мои усилия увенчались успехом. Всё возможно, Син! Стоит только захотеть.

Она кивнула. Почему бы и нет. Особенно, когда в руках плазмоган, а предмет твоих мечтаний - задержание особо важного преступника.

Приехали службы - полицейская и медицинская. Трупы забрали в один болид, скулящего Танина, вместе с капсулой искута, который он приволок с собой.

Операция по перенесению зародыша в аппарат искусственной утробы не считается лёгкой, но только тогда, когда ведётся по правилам, с максимальной безопасностью для жизни матери. Но если на мать плевать, всё можно сделать достаточно быстро. Пять-семь минут, имплант в кармане, делаем ноги. Спасут ли при этом мать, пострадавшую от рук подпольного хирурга, - кому какое дело.

Типаэск подошёл, встал рядом. Порыв ветра прошёлся по лицу, сначала туда, потом обратно, - это полковник сложил опустил свои чудные крылыкшки, превратив их в обычный плащ

-          Всё хорошо? - участливо спросил он у Син.

-          Не очень, - призналась она.

-          Поедете с медиками? Вам помогут. В том числе, и с последствиями шока после отработавшей своё ментокоррекции...

-          Не надо, - твёрдо сказала Син. - Сама... Вы одно только скажите, Мавео - знал? Или вы и ему мозги подправили?

-          Знал, - пожал хрупкими плечиками Типаэск, и вдруг сознался: - Ну, и подправил... Немного.

-           А Кутанео?

-           Кутанео - нет. Нельзя было доверить ему тайну, он бы выдал себя и погубил бы вас. Простите, конечно, не моё дело... Но он влюблён, знаете ли.

Син хмыкнула и не поверила.

-           Мне пора. Уверены, что вам точно не нужна помощь?

-           Уверена, - твёрдо сказала Син.

Оставшись одна, она долго сидела на лавочке, не замечая по- осеннему холодного вечера. Заплата на памяти ушла, обнажив боль и впустив в себя холодное знание, переданное гентбарцем.

Всё хорошо. Сын - в капсуле аппарата искусственной утробы, в местном репродуктивном центре. Процедуры выполняются в строгом соответствии с протоколом лечения, составленным доктором Хименес еще на полицейской базе. Рост... вес... примерная дата рождения... Ждать ещё - двести десять дней.

Надо встать и пойти в репродуктивный центр, к ребёнку. Позже Син именно так и поступит, а пока оставалось еще одно дело.

Она встала, вошла в одну из кабинок тренажёра. Жёлтым сиянием высветилось на экране её имя: Синауда Асарваа...

Син долгое время смотрела на неё, не решаясь входить в систему. А по сути, зачем тебе эти проклятые звёзды?

Скоро родится сын, какие полёты? Какой вообще из неё навигатор, если уходя от планеты, где довелось вкусить пещерной жизни, она выехала исключительно на своих ошибках. Ошибки были примитивными и плоскими, считай, глубоко детскими, врагов подвела самуоверенность навигаторов, самодовольных профи, давно не заглядывавших в детстую песочницу.

Нет, хватит медлить. Рвать, так рвать всё, одним рывком, сейчас и сразу.

-           Удалить? - вкрадчиво поинтересовалась система, не испытав никакого удивления от действия пользователя.

Решения человека всегда были приоритетнее решения машины. На том стоял здешний мир.

- Да. Удалить...

Связь медленно угасла, и над умершим пультом медленно разгорелся мягкий свет.

Игра окончена.

Син смахнула слёзы, предательски выступившие сквозь веки. Толку плакать? Правильное решение. Ей никогда не быть навигатором, глупо даже мечтать. Нечего было вообще связываться.

Она посидела ещё немого, страшась сделать последний шаг. Но никто за неё ничего делать не будет, сама, всё сама. Как там Кутанео любил говорить? Не жди, когда тебя клюнет в задницу. Вставай и иди.

Кутанео...

Отдельная боль.

Син надеялась, что он всё-таки помнит. Вопрос только в том, как. С теплом или с отвращением? Теперь, когда он женился на этой Тав, наверное, ему неприятно вспоминать ту пещеру и свою измену невесте. Вот он почему так не хотел с самого начала... Потому что любил другую, а тут жизнь подсунула ему травмированную дурочку, не пожелавшую слушать доводы разума.

Син не понимала, что занимается ерундой - пытается придумать за Кутанео какие-то причины. Что вообще-то стоило бы встретиться с ним и напрямую спросить. Рассказать про сына, наконец...

Так, хватит пожирать самоё себя. Встать. И пойти...

Она ушла из парка учебного комплекса, не оглядываясь. С прямой спиной.

Несколько дней прошло как в тумане. Тоска, поначалу очень сильная, по дорогой сердцу профессии, невозможной дома и не доступной здесь, начала понемногу отпускать. Её вытеснили повседневные заботы: дежурства на обсерватории, походы в репродуктивный центр, долгие прогулки вдоль побережья.

Вода - успокаивала. Странным образом становилось легче на продуваемой всеми ветрами набережной, на песчаном чистеньком пляже под нездешним лиловым небом, сквозь которое даже днём просвечивали яркие звёзды.

А потом пришла она.

Высокая подтянутая женщина в белой униформе с синими нашивками на рукавах и воротничке. Немолодая - короткие волосы утратили нежный лиловый оттенок почти полностью. Глянцевые зеркальцо-зеленоватые кудри вспыхивали на солнце зелено-золотистыми проблесками.

-          Вы - Синауда Асарваа? - спросила женщина.

Маресао катастрофически не умели выговорить правильно

изначальное Зинаида Азарова. Даже те, что много лет жили рядом с людьми. Нет у них в языке звука «з», что поделаешь. И звукосочетание «аи», равно как и «ров» для них - пытка китайская.

-          Я, - настороженно ответила Син.

Она присела на лавочку передохнуть, лавочка тут же сгенерировала поле, мягко обнявшее вытянутые ноги.

Отличное изобретение, ничего не скажешь. Можно дать отдых уставшей спине и отёкшим конечностям. Думаете, бионические протезы не отекают? Не отекают, но болеть тоже умеют. Им не нравится перегруз...

-          Я - Мав Дилмаа, - назвалась женщина. - Вы были в моей группе. Мы вместе прошли Огненное кольцо, помните.

-          Да, - кивнула Син, и добавила, не зная, что ещё сказать: - Это было нелегко.

Мав. Капитан Мав. Вообще, у них получилась славная команда. Огненное Кольцо было... тем ещё барьером.

-          Почему вы удалили свой профиль, навигатор Син? - строго спросила Мав.

Син моргнула. Ей не понравился тон вопроса. Ей кажется, или взаправду запахло неприятностями?

-          Я совершила нечто противоправное? - осторожно спросила Син.

Капитан потёрла затылок. Сказала в замешательстве:

-          Нет...

Надо было встать, как полагается перед старшим по званию. Свою-то форму госпожа Дилмаа явно не ради маскарада надела. Похоже, она вправду была капитаном. Какой только службы... А впрочем, какая разница.

-          Вы позволите?

Син кивнула, подвинулась на лавочке. Мав присела рядом. Спросила настойчиво:

-          Так почему же вы удалили свой профиль?

-          Игра зашла слишком далеко, - объяснила Син честно.

-Игра... далеко...

Капитан смотрела на неё очень сложным взглядом. Син затруднилась бы определить, чего там больше было: недоумения, непонимания или гнева?

-          Вы хотите сказать, что изначально не планировали получать профессию навигатора? Зачем же вы тогда пришли в учебный комплекс?

-          Отвлечься, - объяснила Син. - Поиграть...

-          По... играть... - Мав зависла: в разум не вмещалось.

Син вздохнула.

-          Простите. Я просто с детства мечтала о звёздах, ну и... учили меня, в общем. Не смогла удержаться. Решила проверить себя, и... верите ли, затянуло.

-          Верю, отчего же. Верю! Но почему вы тогда не пошли до конца? Вам оставался последний этап! Шесть заданий, Тёмное Небо, да вы в двадцать раз больше перед этим прошли. И вот так, перед сертификатом четвёртого круга, взять и удалиться... это... Простите, но это за гранью моего понимания!

Сертификат четвёртого круга? Син поняла, что невнимательно читала правила тренировки. Что, эти кабинки для полетушек могут выдавать реальные сертификаты!! Судя

по словам капитана Дилмаа - да. Ничего себе. Впрочем, дистанционное обучение было здесь скорее нормой, чем исключением из правил... Базовые знания повсеместно закладывались только так.

К практике дозволялось приступать только после успешного окончания виртуального курса.

-          Я устала...

Син не смогла придумать ничего умнее. Дилмаа ждала ответа, ну, что же, получила вот такой.

-          Устала, - повторила Мав, качая головой. - Я что-то не понимаю, - призналась она. - Давайте сначала? Вы изначально не планировали получать профессию астронавигатора?

-          Да, - сказала Син.

-          Почему?

-          Какой из меня навигатор... это же смешно...

-          Почему?

-          В искуте в репродуктивном уцентре находится мой сын, - пояснила Син. - Он должен вскоре родиться. Поэтому я не собираюсь продолжать обучение. Не до него будет в ближайшие годы.

-          А что вы собираетесь делать после родов? - не сдавалась капитан.

-          Воспитывать ребёнка... - удивилась Син, что же еще можно делать после родов.

-          Ну, это год-два, примерно. Потом вам всё равно придётся отдавать его в ясли. И искать себе занятие. С сертификатом Академии Астронавигации найти это самое занятие будет куда проще! У нас большой сектор, экипажей вечно не хватает... даже и через три года мы вас с головой заберём, поверьте мне.

Син упрямо промолчала. Не любила спорить и что-то доказывать и раньше, а сейчас вообще ей это занятие разонравилось полностью.

-          Я провожу вас. Не возражаете?

Син пожала плечами. Мав начала утомлять её, но сказать

бравому капитану что-то резкое не позволяли приличия. Всё- таки, Мав Дилмаа ничем такого отношения не заслужила...

-          Если возражаю,то что?

-          Да мать вашу! - не сдержалась капитан. - Вы - Синауда Асарваа, та самая Син, которая вывела корабль сквозь вражеский огонь точно на базу галактического патруля. Вас учил Суманео Асатрао. Он и меня учил, если хотите знать. И вы говорите, что не годитесь в навигаторы. А я вам скажу, что я - танцующий камень. Мне нужен навигатор с сертификатом, сертификат у вас, считай, в кармане, потому что я обратилась в конфликтную комиссию, ваш профиль восстановлен. Последний экзамен,и идёте ко мне. Двести дней до рождения вашего ребёнка. Двести! Да за это время мы сделаем два-три рейса как минимуим. Хватит сопли-то жевать, человек!

Син упрямо молчала. Но слушала. Молчала, не соглашалась, но слушала, капитан это видела и потому не собиралась снижать напор.

-          Социальное обеспечение вам гарантировано. Ясли для малыша, уход, группы развития. Решайтесь, Син. Ваш ребёнок не будет маленьким вечно. Ещё лет пять-шесть,и он уже не будет нуждаться в вас так сильно. А еще через пятнадцать лет он сам будет выбирать себе профессию. Вы что, до конца своих дней собираетесь торчать за ненужным пультом в ненужной обсерватории?!

-          Вы так кричите... - тихо сказала Син.

-          Прошу прощения, - капитан снизила голос. - Но подумайте, сами подумайте, головой, если она ещё у вас осталась: вы, конечно, возьмёте перерыв по уходу за ребёнком, но у вас уже будет в списке два, а то и три реальных, успешных рейса! С рекомендацией Суманео вас с головой оторвут везде. Но я, - она ткнула пальуцем в себя, - нашла вас первой. Семь сеансов работы в группе. Не забывайте об этом.

-          Хорошо, - сдалась Син. - Я подумаю.

Капитан Дилмаа довольно улыбнулась.


ГЛАВА 11

-          Брандон Суайт, Новости сегодня. Вы совершили бросок через Чёрную Прорву, навигатор Син. Как это было, расскажите нам, пожалуйста.

-          Это было непросто...

-          Непросто? Да это же самое страшное место во всей Галактике, скопление чёрных дыр, через них пройти отважится далеко не каждый.

-          Мы везли ващину детям в локальное пространство Ставрелен, Чёрная прорва позволила сократить путь.

-          Расскажите нам, как это было, навигатор Син.

-          Там нечего рассказывать, обычная рутина. Простите меня, пожалуйста, я спешу. Сегодня у меня рождается сын.

-Навигатор Син, подождите!Подождите же!

-Всех благ, господин Суайт...

Высокая женщина, с печатью мудрости, которую даёт лишь возраст, на лице, но красивая, несмотря на пролетевшие над нею годы, пришла в репродуктивный центр в сопровождении полковника Типаэска. Она спросила, где сейчас находится Синауда Асарваа, ей рассказали. Старухой или просто пожилой назвать не поворачивался язык.

Богиня Тав была лишь бледным её подобием.

-          Ты - Синауда Асарваа? - спросила гостья.

Син кивнула. Она уже знала, кого видит перед собой.

Старшая Мать Сапурашао. Тётя по материнской линии Кутанео. «Всё-таки, мне удалось родить ребёнка принцу», - мрачно думала Син, чувствуя себя рядом с этой женщиной на редкость неловко и странно. - «Что она теперь сделает со мной за это? Отберёт малыша, а меня велит утопить?»

С «утопить» Син, конечно же, перегнула палку. Но в остальном рассуждала почти верно. Почти, потому что влезть в голову Старшей Матери и понять, о чём она думает, сложно. Это надо было же наплевать на свой королевский статус и лично явиться сюда, в репродуктивный центр заштатного городка! То-то все забегали перед её появленияем!

Син не связала нервозность сотрудников центра с грядущими неприятностями, а зря как, выяснилось. Ведь неприятности пришли к ней.

Намного легче было, если бы версия Типаэска, использованная для поимки преступника, оказалась правдой. Но нет, генетическая экспертиза расставила всё на свои места. Малыш был сыном Кутанео,и по совместительству, близким родичем правящей особы.

Весело.

-          Сын моего племянника - слишком близок к Вершине кроны, чтобы оставлять его без нашего внимания, - продолжала женщина. - Но, как я понимаю, ты собиралась хранить его происхождение в тайне...

-          Да, - кивнула Син.

-Позволь узнать - почему?

-          Так получилось, - ответила Син.

-          Не хочешь говорить или не можешь?

-          Не хочу, - честно призналась Син. - Вы... вы отберёте теперь у меня ребёнка?

-          Нет. Не отберём, но одну тебя без присмотра не оставим. Ты согласишься, что это разумно?

-          Да, - прошептала Син.

-          Тебе помогут воспитать малыша правильно, с тем, чтобы к Обряду Единения он пришёл подготовленным. Если нужно будет что-то ещё,ты это получишь.

Син поблагодарила. Сказала, что больше не нужно ничего, всё есть. Эта женщина... подавляла. Своим величием, своей силой и - сходством с Кутанео, конечно же. Внучатый племянник, да. Сразу видно, чья кровь. В поведении, в разговоре, в развороте плеч.

-           Я хочу увидеть Кутанео, - сказала Син. - Он должен знать о своём ребёнке!

-           Нет, - категорично отказала Старшая.

-           Почему? Он же отец!

-           У него свадьба через четыре дня.

Свадьба. Через четыре дня. А что ты еще ожидала, девочка- из-пещеры?

-           Вы жестоки, - с горечью сказала Син. - Отец должен знать о сыне.

-           Наоборот, я слишком добра! - отрезала Старшая. - Объясни мне, почему я терплю тебя и согласилась оставить в живых полукровку, рожденного человеком? Чистота Рода - превыше всего, но ради тебя я нарушила древний закон. И ты ещё зовёшь меня жестокой.

Син упрямо молчала, не соглашаясь ни с одним словом.

-           Почему вообще я с тобой разговариваю, можешь мне сказать?

-           Моящт быть, потому, - тихо сказал молчавший до этого Типаэск, - что эта девочка достойна зваться вашей дочерью, Сапуршаа - асвери.

Старшая метнула на него неистовый взгляд, но гентбарец выдержал его, не моргнув взглядом.

-           Отлично, - сказала она, разводя руками. - Надеюсь, теперь мой долг перед вами закрыт?

-           Да, Сапуршаа-асвери, - кивнул крылатый, и внезапно подмигнул Син. - Теперь закрыт...

Только много позже Син поняла, что произошло. Типаэск попросту спас её и ребёнка от монаршего гнева, который мог вылиться во что угодно, но гроза обошла стороной...

Син взяла ребёнка с собой, в городок при обсерватории. Так же ходила дежурить к пульту, как обычно, решала навигационные задачки на виртуальном тренажёре - его привезли и установили прямо во дворе её домика. Дар августейшей родственницы. Слаб человек, Син не смогла отказаться. Нянечка, женщина среднего возраста, держалась почтительно, но отстранённо. От неё тоже не удалось откреститься. Сиц не знала, как с ней обращаться и вообще как воспринимать. Чужая женщина в доме. И, кажется, не очень-то нянечка, особенно если увидеть, как внимательно и цепко смотрели её глаза...

Но без её молчаливой помощи пришлось бы во много раз труднее. «А я еще в пещере хотела рожать», - не без иронии вспоминала Син.

В пещере ребёнок действительно не выжил бы. Его нельзя было кормить своим молоком,из-за генетической несовместимости. Только специальные смеси, витамины, общеукрепляющий массаж. Малыш ещё не держал головку самостоятельно, и Син не знала, правильно это или ему ещё рано. Информ не давал ответа - дети маресао разных генетических линий взрослели по-разному. А по детям семейного Древа Сапурашао информации было очень мало. Почти не было совсем.

Нянечка, видя состояние молодой матери, посоветовала не переживать сильно. Она редко вообще раскрывала рот, а тут дала дельный совет: не переживать, всё идёт хорошо. Син заподозрила, что это не просто нянечка, которой положено вытирать нос и менять подгузники, а детский врач. С Королевы сталось бы нанять целого врача для ухода за царственным отпрыском.

Но вскоре случай показал, что с нянечкой всё куда мрачнее, чем Син могла догадаться.

Ничего не предвещало. Син вышла прогуляться к набережной, как всегда. Вела на силовом подвесе колыбельку, мальчик спал. Спустилась на пляж, пошла вдоль кромки воды и берега, там была песчаная полоса, и можно было попинать хрупкие, высушенные ветром ракушки. Они так забавно лопались, разбрасывая в стороны ворох радужных бликов: внутренняя сторона ракушки была покрыта высохшей зеркальной амальгамой. Тварюшки питались ртутью, которой тут с военных времён разлито было немало. Чистить дно по тем временам было нечем и некому. И тогда на волю выпустили биологических диверсантов - морских моллюсков с изменённым метаболизмом. За столько лет они очистили океан очень хорошо. Теперь их подкармливали специально, чтобы сохранить популяцию, не дать ей выродиться и исчезнуть.

Они живые и красивые, - главный аргумент. Вторым аргументом были поставки в пространство для тех мест, где требовалась аналогичная очистка океанов от всякой дряни...

Хруп. Очередная ракушка рассыпалась под ногой. Осколки раковин истлеют на солнце и ветру за несколько дней, мёртвые панцири разлагались очень быстро, такими их задумали. А потом Син увидела синюю юбку с очень знакомой вышивкой белым и серым по синему же подолу. Подняла голову и увидела - Тав.

Дар речи утратила от неожиданности. Тав! Да быть такого не может. Принцесса снизошла!

У принцессы горели алые пятна на белых щеках, взгляд лихорадочно блестел. То ли наркотик приняла для храбрости,то ли что-то ещё. Син поневоле попятилась.

-           Ты, - выплюнула Тав, сжимая пальцы наподобие крючьев.

Дошла до неё информация о сыне Кутанео. Очень жаль, что

сначала узнала именно она, а не он. Но что тут уже сделаешь- то.

-           Пещерная подстилка, дикарка, призрак из прошлого, - перечисляла между тем Тав недостатки Син. - Отдай мне обратно моего жениха!

Жениха. Отлично. Значит, свадьбы пока ещё не было. Син не смогла сдержать радости, и Тав заметила её короткую улыбку, взбеленившись еще больше:

-           Откуда ты взялась! Ты... Ты воровка! Ты украла у меня

Старшего Сына моего любимого. Ты... да лучше бы ты сдохла там где-нибудь.

-          Не кричите, - строго сказала Син. - Разбудите малыша.

Упс, ошибка. Упоминание ребёнка дёрнуло Тав в серьёзный

крен:

-          Малыша! - сказала оца горько. - Вот так любишь мужчину, ждёшь его, верность ему хранишь... А потом появляется ниоткуда какая-то... какая-то скудная умом оборванка,и всё! - она развела руками. - Всё! В чёрную дыру летит вся твоя верность и вся любовь, за полной ненадобностью.