На пороге неба. 10

 

Меня мало волновали проделки этих девчонок и даже подтверждения их вины были не нужны. И так знала, чьих это рук дело.

Вдруг расторопная эльфийка вывела меня из задумчивости. Она поспешно забрала у меня с постели поднос и поставила его на стол.

Затем официальным тоном предупредила:

-            Айон, там учитель стучится, впустить?.. Я ещё нужна тебе?

Я удивленно покачала головой, нет, пока не нужна.

-            Нет, Чери, спасибо, иди отдыхай...А учитель пусть войдет, я сама его приму.

Серой тенью ворвался учитель боевой магии, внимательно оглядев меня, - я в пижаме сидела на кровати с чашкой полной горячего чая, - и сурово спросил:

-            Почему ты сидишь одна, почему не явилась завтракать в общий зал?

-            Мне удобно есть здесь.

-            Я хотел передать тебе кое-что, но ты не явилась в общую залу. Пришлось идти к тебе...

Не знала, что здесь учителя, особенно мужского пола,так запросто гуляют по апартаментам учениц, но промолчала, всего лишь подняла брови в ожидании пояснений.

-                  Не буду тянуть... у меня есть пропуск для тебя на эти выходные. Сможешь идти гулять в город. Вижу,ты рада...

Я часто и радостно закивала, рискуя вылить на себя горячий чай из чашки. Наблюдая это, Арминель недовольно покачал головой и прибавил:

-            И во искупление давней обиды предложу тебе древнюю рукопись, в ней написаны заклинания для развития эльфийской магии. Мне показалось, что у тебя с хранением продуктов проблемы.

Я тяжело вздохнула:

-            Нет, не показалось. Ее у меня почти нет, а то, что есть, совершенно не развито. Но, если вы на самом деле хотите исправить это недоразумение, лучше напишите позволение для моих братьев посещать ученический сектор академии... - И сухо посмотрела на визитера, не понимая, с чего такая забота.

-            Значит... тебя эльфийская магия не волнует?

-            Если бы не волновала, я бы сюда не приехала... - сухо отозвалась я, неосознанно поправляя кружевные рюши на манжетах пижамы.

Мне не нравилось, что он нашел такой удобный предлог, чтоб явиться ко мне. Оказывается, меня нервируют незнакомцы на моей территории.

Мой незваный гость, немного помолчав, кивнул:

-            Я оставлю на столе документ, позволяющий тебе погулять на эти выходные, и щедрое предложение от учителя: в случае затруднений с прочтением эльфийских заклинаний или ещё с чем обращаться ко мне.

-            Но вы так и не ответили, господин боевой маг, вы напишете постоянное разрешение для моих братьев на посещение академии?

Он покачал головой.

-            Нет, и Смотрителю не позволю.

-            Почему?! По какому праву вы и Смотрителя против настраиваете? - возмутилась я. Сердце бешено стучало из-за такой ужасной несправедливости.

-            Потому, что тогда они полностью переедут и поселятся здесь. А у меня нет никакого желания контролировать ушлых родственников своих учениц... - сухо ответил он и пошел к двери.

-            С чего вы взяли, что они ушлые?! - возмутилась я вслед.

Арминель резко остановился, чтобы обернуться и язвительно

спросить:

-            Значит с остальным, а конкретно с тем, что оци тут поселятся, ты согласна?

-            А это уже не важно, вы все равно их сюда не пускаете... - надулась я.

-            Вот именно... не пускаю.

-Что?!

Но учитель молча поклонился и вышел.

Вот же!.. Я запустила ему вслед шелковую подушку, которая ударилась о дверь и упала на пол.

Поставив чашку с чаем на пол, я подошла к двери и закрыла ее магией. Подняла подушку, стряхнула с серого шелка пыль и со вздохом прижала к себе.

Не академия, а дурдом какой-то!

То учитель непонятно по каким причинам невзлюбил моих братьев,то капризные девицы недалекого ума взъелись на меня. Уж лучше бы они поймали, уволокли этого Арминеля к себе и зацеловали его к троллям насмерть!

Достали все!

Еще этот ночной гость, некто, не знаю кто, повадился таскаться по моим апартаментам! Я осмотрела злополучную козетку, где, как я думала, ночью кто-то спал.

В дверь постучались. Скривившись, сняла щит и ее открыла.

-            О Чери? Ты? Как хорошо... - Я улыбнулась и отступила.

Веселунжа Чери похвасталась добычей, перед моим носом

помахав холщовым мешочком:

-            Смотри, Айон, чем меня угостили! Ты такое не ела на своих островах! - Потом, разглядев меня, удивленно спросила: - А чего ты до сих пор в пижаме, да ещё с подушкой в обнимку?

-            Сейчас переоденусь...

Когда я вышла из гардеробной, натянув на себя светло- розовое платье в мелкий цветочек, Чери заново накрыла стол.

А ее угощением были аккуратно выложенные на блюдце сушеные абрикосы, набитые орехами и изюмом. Вкусная штучка на самом деле.

-            Ням-ням, кто же тебя таким лакомством угостил? - улыбнулась я, присаживаясь к столу.

-            А вот и не догадаешься! Зовут его на «Е»...

-            Его? Еатлинель... больше никого на «Е» ждесь не жнаю, - призналась я, быстро запихнув угощение за щеку.

-            Ну вот, как быстро отгадала, никакого сюрприза... - расстроилась она, аккуратно откусывая кусочек.

-            Прости... - виновато отозвалась я. - Не знала, что сюрприз.

-            Да ладно, а со своей загадкой разобралась?

-            Это в смысле, кто у меня по ночам тут бродит? Пока нет... цепляю маячки на маленький диван и на пол возле него, но пока ни на ком их не увидела... - вздохнула я.

-            И какого сегодня цвета маячок? - Мы рассмеялись: за неделю попыток поймать незваного посетителя выбор нового цвета для магической метки стал почти традицией.

-            Ярко-красного!

-            А ты уверена, что их никто не видит, кроме тебя, конечно? - запихнув в рот последнюю фаршированную абрикосинку с тарелки, невнятно спросила Чери.

-            Абсолютно! - уверила я, поднимаясь из-за стола. - Все, я убегаю.

Игнир

План был прост, как «два плюс два».

Я на людском написал анонимное письмо Таниелю, предупреждая, что на детей «сами знаете кого» готовится покушение,и что по этой причине разумнее отменить им свободные выходные.

Также оформил разрешение на прогулку в городе для Айонель. И дождался этих самых выходных. Когда она больше часа тщетно прождала братьев у входа в академию, вышел я, и, «заметив», что она мается на пятачке ожидания перед академией, вежливо поинтересовался:

-            Братья еще не пришли? - Айон печально покачала головой.

Демонстрируя жалость, я произнес:

-            Так и без ужина остаться недолго, ведь, как; стемнеет, придется идти назад, в академию...

Она с ужасом на меня посмотрела, но спорить не стала, вновь опустила голову.

Я добродушно сказал:

-            Не расстраивайся. Я не люблю ужинать в одиночестве, кусок в горло не лезет. Пошли, составишь мне компанию, а стражникам прикажем при появлении твоих братьев сообщить им, где мы будем ужинать, чтобы поскорее тебя нашли...

Я с надеждой посмотрел на девчонку. Она грустно кивнула и сделала шаг ко мне. Я мягко взял ее за руку и повел за собой.

Удивительно, но теперь я искренне наслаждался подобными мелочами!

Я отдал приказ стражникам, охранявшим вход в академию,и мы пошли в городскую таверну. Так что, не торопясь, беседуя, мы брели по вечерним улочкам.

-            Так почему ты не хочешь перекусить? И, кстати, что из еды предпочитаешь? Только эльфийские блюда, человеческую кухню или что-то вкусное из империи дракона?

-            Я? Люблю еду. Любую. Главное, чтобы она была...

-            Странное отношение для девушки из богатой семьи...

-            Я не всегда жила в богатой семье, - мягко усмехнулась девушка. - Семь лет я провела в академии работорговца...

Меня покоробило от этого термина, так как я только покупал рабов. Хотя, если учесть пожизненную смертельную клятву на крови, можно выразиться и так.

Но в ответ я только вежливо улыбнулся:

-            Вас там не баловали разносолами?

-            Ха... вначале, пока поваром работала Калиновна, можно сказать и так. А когда пришел новый повар, мы изведали, что такое «желудок прилип к позвоночнику», причем в прямом смысле слова.

-            Вас вообще не кормили? - Меня сейчас больше интересовало, что скажет она: солжет, чтобы сгустить краски, или...

Она пожала плечами.

-            Кормили,только на ужин кашу заменили чаем, а в обед каша стала супом. Старшие уровни перебивались охотой,их отпускали с территории академии, так как они уже успели дать клятву хозяину, а мы... мы по утрам не могли подняться, а студенты-люди теряли сознание. - Она горько вздохнула. - Тогда их забирали целители, и хоть там кормили нормально, так как слуг, стражников и прочих тот вор кормил нормально. А мы всегда провинившиеся, ждали занятий у Сереньдина, учитель такой был там, очень хороший, который не ругал за пропуски. И тогда мы с Лео, укрывшись невидимостью, шли на охоту. А Дик проникал на кухню и таскал оттуда то хлеб, то соль, правда, это было очень редко...

Не забывая о роли учителя, я сухо отметил:

-            Н-да, не очень порядочное поведение для студентов, да ещё эльфов.

Айонель насмешливо отмахнулась:

-            О, поверьте, если посидеть неделю без еды, критерии правильности, чести и порядочности куда-то отодвигаются, хорошо, если сразу не исчезают.

Я задумался и опрометчиво спросил вслух:

-            Не понимаю, куда повар девал утаенную еду?

Айонель усмехнулась:

-            Ну, когда Игнир, хозяин то есть, был там, они ее привозили, а потом под видом пустой тары везли обратно на пристань. Если его не было, продукты до острова вообще не добирались. Хотя на студентов это никак не влияло.

-            «Они»? - сухо уточнил я.

-            Да, я возвращалась с охоты и случайно стала свидетелем разговора Бренна с поваром, они как раз они делились золотом от вырученных продуктов.

-            Бренна? - Удивление изображать не понадобилось,так как о подобном я не подозревал,и меня это зацепило.

-            Бренн... Это, типа, директор. Он, говорили, знатный маг- иллюзионист, его держали для укрытия острова от ненужных глаз.

Я сурово покачал головой. Айонель не приукрашивала. Значит, за моей спиной велась торговля.

-            И как вы выжили в таких тяжелых условиях?

Айонель невесело улыбнулась:

-            Ну... первое время мы держались только друг за друга, особенно зимой. Бывали ночи, когда волосы примерзали к обледеневшей стене, не было сил подняться и что-то сделать, даже распалить огоць, растопить лед на одежде. И хотя мы держались дольше, чем люди, но и нас надолго не хватило. Мы ломали кончики еловых и сосновых веток, заваривали их в котелке и пили. Собирали замерзшие ягоды с кустов и, как было сказано, охотились... даже на мышек.

-            Прискорбно это слушать...

-            А испытать на себе еще прискорбней... - поморщившись, пробурчала она и отвернулась.

-            Сочувствую... - сдержанно отозвался я. И да, я действительно сочувствовал. За две с лишним недели с начала невидимых нападений Темных уже и не вспомню, когда нормально ел или спал.

Ну, со сном более или менее решилось. Я несколько раз дожидался, пока Айон уснет и, укрывшись артефактом невидимости, устраивался рядом. Спать выходило только сидя: или на полу у кровати, или на узкой козетке. Но даже это приносило неимоверное облегчение - хоть на пару часов избавиться от присутствия темных. А вот с едой было совсем плохо...

-            Ну вот, мы и пришли... - воодушевленно сообщил я, открывая ей двери таверны.

Айонель

Доедая десерт, я раздраженно наблюдала, как Арминель с аппетитом покончил и с первым, и с горячим, а теперь с удовольствием потягивает вино из фляжки.

Беседа не клеилась, но только по причине занятых ртов. Угощение было знатное,так что мы активцо им занялись, но к концу обеда я вдруг поняла, что два кувшина вина плюс что-то из фляжки для нормального эльфа - это много, и именно мне придется тащить его обратно на себе.

Вспомнив грязь по щиколотку и темные подворотни, которыми мы шли сюда, я поежилась. Но делать замечание взрослому эльфу, просить его не пить так и не осмелилась. Я малодушно промолчала, оставив проблему на потом. И та не преминула вырасти до огромной проблемищи.

Таверна заполнилась галдящими горожанами, некоторые из них были уже пьяны и вели себя не совсем прилично. Я поймала на себе парочку заинтересованных взглядов, нет, конечно, мне лично здесь ничего не грозило,их интересовал только мой кошелек.

Когда один из пьяных громил приблизился, чтобы подсесть поближе, окончательно решила, что пора уходить. Нет, я никого здесь не боялась, но зачем провоцировать склоку, если можно разойтись мирно?

Эльф почти уснул, привалившись к стене,и мне пришлось его будить:

- Господин... Господин Армии... ель... - Я вежливо тормошила его за плечо, проклиная свое малодушие. Хотя где гарантия, что в случае моей просьбы не пить этот странный эльф меня бы послушал? Эльф продолжал дрыхнуть, как сурок.

Мне пришлось подлезть под него и, устроив его руку на своем плече, подтянуть и с усилием поднять. Спящий эльф, шатаясь, навалился на меня, медленно и послушно шагая к выходу из таверны.

Я механически предупреждала его о препятствиях, указывала

направление, думая только о том, как буду вести его до академии.

Но, несмотря на все мои опасения, первое время вроде шло хорошо. Мы успешно миновали все столы, и подошли к грубой деревянной двери, скованной двумя полосами толстого железа. Нам осталось преодолеть две каменные ступени и покинуть таверну.

Наконец мы выбрались во двор, чисто символически огороженный деревянными столбами. Под ногами мягко пружинила трава, наверно, здесь жутко скользко во время дождя, хорошо, что уже два дня сухо.

-            Эльф - пьяница, я никогда такого не видела! - простонала я в особенно сложном месте на спуске, когда он почти упал на меня.

Боевой маг путано прошептал:

-            Я тоже таких не видел.

Я героически продолжала тащить его на себе, пока не поймала на том, что что-то уж больно в странной позе мы оказались. Руки Армина очутились в совершено неположенных местах, его тело крепко прижато ко мне, словно я не тащу пьяного домой, а пригрелась в объятьях любимого.

Эльф, прижав меня к себе, уютно устроил голову на моем плече, медленно вдыхая и периодически нежно целуя мои волосы. Попыталась вырваться, но руки пьяного эльфа оказались на редкость сильными. И невыносимо дерзкими!..

Он уже не просто изучал мою фигуру, а просто вцепился в меня!

Я не зцаю, досадное ли это недоразумение или коварный умысел опьяненного эльфийским вином боевого мага и, главное, знать этого не хочу!

-            Так не пойдет, уважаемый, - прорычала я, надеясь избавиться от его объятий. Пунцовая от смущения, усталости и раздражения, с гневом сорвала ладони эльфа со своих бедер и оттолкнула его,используя эльфийскую магию. В бешенстве от

подобной наглости, мне хотелось, чтобы он упал в грязь, да там и остался!

Но эльф всего лишь закачался и отступил на шаг назад. И тут же вернулся назад, как ни в чем не бывало, обнял меня за плечи, заодно ещё крепче притиснув к себе.

Мой нос упирался в его грудь, руки пытались оттолкнуть настойчивого негодяя, еще миг - и я была готова взвиться драконом и ударить наглеца огнем.

Руки сами полезли к прическе, чтобы вынуть из волос артефакт, блокирующий драконью магию, но, словно почуяв, что у меня терпения не осталось, пьяный эльф обмяк, тем самым позволил мне вырваться, оставив на моем плече только руку и голову.

Переведя дух, я вновь обхватила его под руками и собралась вести к академии, но эльф вдруг подхватил меня на руки.

-            Нет-нет-нет, не надо! Поставьте меня на место... пожалуйста! - в ужасе взмолилась я, вцепившись в отворот его плаща.

Его качало, как и прежде,так что наша дорога превратилась в аттракцион. Я то чувствовала приливы веселья после забавных кульбитов, то приходила в отчаяние. Когда до ворот академии осталось всего ничего, оц, наконец, поставил меня на землю.

У меня хватило сил только выдохнуть сквозь зубы:

-            Что за поведение?! Чтобы я ещё когда пошла... - Не договорив, в гневе развернулась и энергично двинулась к воротам, опасаясь, что у меня не хватит выдержки, я не только выскажу накипевшее, но и устрою ещё что-нибудь.

Но, оказывается, это было еще не все.

Посмеиваясь, он одним движением руки с диким грохотом воздвиг передо мной гору. В первый момент, потерявшись от подобного сюрприза, я даже дотронулась до каменного выступа и, распахнув в шоке глаза, обернулась к Арминелю.

Что это значит?!

-            Я ещё не закончил...

Я подняла брови, поражаясь подобной наглости.

-            Это что, какая-то шутка?

-            А что, похоже? - расплылся в издевательской улыбке он. - Непонятно, что я хочу?

Я озадаченно посмотрела на учителя. В голове вертелась мысль, а что же ему подавали в той таверне?

-            Я хочу на сеновал и уютно свернувшуюся тебя под бок!

-            Чего?! - сдавленно пискнула я, подавившись глотком воздуха. Г лаза от шока выпучились как у рыбы. Пытаясь прийти в себя, я все-таки вынула из волос артефакт-приколку, блокировавший драконью магию.

Он рассмеялся, но звучало это невесело, скорее надрывно.

-            Как покраснела... Забавно, в такой крошечной голове такие пошлые мысли. Я хочу на неделю на сеновал, чтобы меня никто не тревожил, и тебя рядом, чтобы выспаться...

Не знаю, возможно ли выразить удивление сильнее, но мои брови поднялись ещё выше и рот открылся сам.

Захлопнув его, я выдохнула и иронически отозвалась:

-            Вот как... простите меня, пошлую, учитель! - Я насмешливо поклонилась. - Но у меня другие планы,и лежание на сеновале в них не входит. Еще раз прошу прощения, что испортила ваши планы!

Одним жестом вернув гору на место, я отрясла с себя пыль и, не поворачиваясь к Арминелю, направилась к академии.

-            Недотрога... занята она... - проворчал эльф. - Знал же, что напрямую не выйдет... - уже тише пробормотал он.

Мне хотелось резко ему ответить, но я сдержалась. Кажется, мы говорим на разных языках. Мне его точно не понять.

Но словно ему не хватило развлечений на вечер, Арминель догнал меня и схватил за руку:

-            ... да стой же, неугомонная!

Я остановилась, выдернула руку. Минуту в полном замешательстве разглядывала его, потом поджала нижнюю губу.

На его лице отразилось сожаление.

-            Считай это неудавшейся шуткой с моей стороны.

Чтобы не сообщить всем, что думаю о нем и его шутках, а мы стояли довольно близко от ворот академии, где находились стражи, я крепко закрыла рот и подняла на него глаза.

-            Я не хочу с тобой ссориться... - в промежутках между словами эльфа слышалось глубокое прерывистое дыхание. Он действительно волнуется?

Впрочем, меня это волновать не должно!

-            О,теперь мне гораздо легче. И понятней! - Я уже не скрывала раздражения, мой голос был пронизан сарказмом.

Уголки губ боевого мага слегка дрогнули в сардонической улыбке, и он отвесил легкий поклон.

-            Рад, что повеселил.

Я сдержанно улыбнулась в ответ:

-            Э... вот и хорошо! Спасибо за прогулку и угощение, приятно расставаться довольными друг другом.

Мы повторно раскланялись и разошлись. Я мысленно покачала головой, сумасшествие какое-то!

Вообще, что это было?!


ГЛАВА шестнадцатая

Твердость характера заставляет людей сопротивляться любви, но в то же время она сообщает этому чувству пылкость и длительность; люди слабые, напротив, легко загораются страстью, но почти никогда не отдаются ей с головой.

Франсуа де Ларошфуко

Айонель

Раннее утро.

Сладко потянувшись, я сползла с кровати и подошла к окну. Сплошной стеной лил дождь. Осень активно стирала краски лета, только густым кронам гигантских сосен, высаженным по периметру забора академии, все было нипочем.

-            Умываетесь, хитренькие, - вздохнула я, наблюдая, как красиво стекают по зеленым иголкам холодные капли, - а мне на свет белый смотреть противно...

-            Это из-за дождя-то? Было бы о чем переживать, зима не за горами... - позади меня усмехнулась Чериэль, захлопывая дверь.

Я радостно обернулась:

-            О, ты пришла! А я и не услышала...

В ее руках был поднос, на котором дымился чайник. Она радостно сообщила:

-            Где я сегодня только не была! Даже на рынке выпечку выбирала, вас ведь не выпускают, бедненьких...

На рынке? Но тут меня осенило:

-            Слушай... а вас проверяют на выходе?

Она удивленно покачала головой, аккуратно раскладывая плюшки с начинкой по расписанному красными цветами блюду.

Я запрыгала от радости:

-            Чери... а ты можешь достать мне такую же пелеринку?

Хочу выглядеть как служанка!

Размышляя, на миг она зависла над блюдом с очередной плюшкой в руке, потом отозвалась:

-            Пелеринку? Могу, конечно, а если вдруг это откроется, тогда ты скажешь, что идея была твоя.

Я расхохоталась:

-            ... а ты вообще ничего не знаешь! Отлично,так и сделаем! Когда мы сможем отсюда сбежать?

-            Ну... тогда сегодня вечером. Я покажу тебе, где выход для персонала, и вручу свою старую форму, - торжественно пообещала Чери.

Да здравствует свобода!

-            Как хорошо, спасибо тебе, Чериэльчик! - ликовала я, пытаясь ее в благодарность поцеловать. Та,теребя край тонкого кружевного фартука, смущенно отступала:

-            Да ладно тебе, мелочь такая... садись лучше чай пить.

Через полчаса уроки начнутся.

-            Спасибо-спасибо-спасибо... - радостно пела я. Получить почти нормальную возможность выхода из академии - многого стоило! А ещё сегодня у меня новая дисциплина «Минералогия», после вчерашнего «ужина с боевым магом» мне резко захотелось заняться более мирным предметом. Я первым делом зашла к секретарю и разбавила «Минералогией» занятия «Боевой магии».

Все оттого, что меня очень смущали вчерашние события, и видеться с Арминелем вовсе не хотелось.

Да и сама дел натворила. Папа просил драконьей магией не пользоваться. Это опасно демонстрировать всем, кто есть кто на самом деле, а я то и дело хваталась за блокирующий артефакт и теперь чувствовала себя глупой и виноватой.

Пристроившись на край стула - некогда рассиживаться! - я схватила плюшку и придвинула к себе чай. Чериэль уселась рядом и с гордым видом скрестила руки на груди.

-            И куда мы пойдем?

Ей явно понравилось мое предложение.

-            Куда скажешь... - с полным ртом отозвалась я, торопливо сглотнув кусок плюшки.

-            И не скажешь, что девушка из хорошей семьи... - наблюдая за мной, насмешливо отозвалась служанка.

-            Семья-то хорошая... а вот девушка, видимо, не очень! - рассмеялась я, покончив с приторной плюшкой. - Все, больше не хочу!

Быстро натянула на себя легкое шелковое платье серого цвета. И помчалась на Минералогию, радуясь, что там все занятия теоретические и на улицу под дождь выходить не надо.

Войдя в кабинет, осмотрелась. Девушки сидели все новые, незнакомые. С ними я еще не встречалась.

Сама аудитория ничем не выделялась, они все тут одинаковые: на светлых деревянных стенах в изящных рамках висели цветочные или растительные зарисовки. Посередине стоял стол учителя, дальше шли приставленные к нему и друг к другу (буквой Т) ученические столы. Вдоль стен были расположены диваны. Если урок состоял из пояснений, его слушали на диванах, если что-то записывали,то за столом.

Я весело поприветствовала присутствующих и села на самый ближний к учительскому столу диван. Ко мне тут же подсела тоненькая блондиночка в голубом платье и весело предупредила:

-            Зря ты сюда устроилась, выбирай угловой диван, самый дальний от учителя. Там можно выспаться. А то он потом не даст пересесть!

-            А высыпаться обязательно? - с легкой опаской произнесла я, настороженно оглядывая указанное место в углу. То, как вели себя ее сородичи на боевой магии, а конкретно Микланель, заставляло меня сомневаться в дружеских советах незнакомок.

Девушка добродушно засмеялась:

-            Сейчас сама все поймешь и будешь в качестве благодарности мне конфеты таскать...

-            А простыми словами благодарности не обойтись? - рассмеялась я в ответ.

-            Ты просто пока не в состоянии оценить степень важности моего совета, а то и пирожные притащишь! Сама увидишь!

-            Ладно, уговорила!

Я быстро подхватила свой сундучок с письменными принадлежностями и пересела на указанный диван.

Милая советчица мне подмигнула и села на диван в углу напротив.

Тут вошел молодой учитель, в темно-зеленом камзоле и мокром плаще. Симпатичный, как все эльфы, но занудный, как лучшие из них. Не делая попыток познакомиться с ученицами или вести с нами хоть какой-то диалог, он стянул мокрый плащ повесил его на спинку учительского кресла, затем вынул из-за шелкового пояса потрепанный длинный свиток и принялся читать.

Тролль, как же ужасно он читал!

Подобное времяпрепровождение можно смело ввести в разряд пыток,и стоит ввести в казематах моего отца. Не меняя мимики, учитель произносил текст на одной ноте, особенно «хорошо» его монотонное чтение стелилось под шум дождя.

Через пять минут я начала засыпать

На пятнадцатой минуте, с трудом разомкнув глаза, про себя пообещала милой советчице лучших конфет.

К началу первого часа решила остановиться на пирожных.

К концу второго сошлась сама с собой на двух огромных тортах!

Теперь я знала, куда попрошу отвести меня вечером. Думаю, Чери одобрит посещение кондитерской.

Часы минералогии, прерванные обедом, после тянулись до бесконечности, цо все же завершились, к счастью для учениц. Сонные и вялые, как зимние мухи, мы покинули аудиторию,

оставив грустного «Минераловеда» сидеть над своим свитком.

Еще бы, какую волю надо иметь, чтобы, так читая, самому не уснуть!

-            И кому мне нести торты? - поинтересовалась я, догнав советчицу в коридоре.

-            Торты?! Даже так? - Эльфийка, кокетливо поправив выпавший из прически белокурый локон, расхохоталась, но потом, изобразив скромность, вежливо произнесла: - Да, насчет пирожных я пошутила, - тут она сделала большие глаза, - но, если есть лишние конфеты,ты можешь смело меня отблагодарить. Ну, знаешь, сладкого много не бывает.

Я кивнула.

-            Знающ кому мне нести конфеты?

-            А, ты имя узнать хочешь, я сразу не поняла... Я - Софиэль из лесных эльфов. - Она тут же, картинно подняв подбородок, поклонилась, каждой черточкой изображая чопорность и смеясь глазами.

-            Я - Айонель, из заморских, - повторила этот цирк я.

Мы рассмеялись.

-            Ладно, Айонель, забегай на первый этаж, нас в апартаментах трое, со всеми познакомишься. Девчонки хорошие, все конфеты любят... - подмигнула она.

Я цивнула и ушла к себе, но, едва вошла и положила сундучок с чернилами и перьями на стол, ко мне ворвалась радостная Чери.

-            Идем? Я все принесла.

К сожалению, ничего нового или нужного возле выхода из академии я не нашла. Кондитерской рядом с академией не было, пришлось конфеты и прочие радости живота покупать на маленьком рынке, судя по выбору и количеству этих самых лакомств, созданном именно для падких на сладости учециц академии.

Все бы ничего, наш набег можно было считать успешным, если бы на обратном пути в общем коридоре мы не наткнулись

на Арминеля, который, внимательно рассмотрев пелерину служанки и ворох сладостей в руках, конечно, все сразу понял и недовольно уставился на меня.

Я пропала. Мы с Чери почтительно ему поклонились и бегом умчались по лестнице к себе.

На самом деле через пять минут раздался стук в дверь. Никто из нас и не сомневался в личности стучащего.

Чери посмотрела на меня и шепотом спросила:

-            Ну чего он привязался?!

Я пожала плечами - не знаю. И кивнула: открой скорей!

Чери запустила грозного учителя внутрь, сделала книксен и умчалась, оставив меня наедине с ним.

Стиснув кулаки, я повернулась к учителю, глядя на него с раздражением:

-            Если вы решили отчитать меня, живописуя опасности, грозящие неразумным ученицам за забором академии, то прошу не утруждаться. Могу вас заверить, что опасности грозят везде, в академии тоже, как вы могли лично убедиться пару недель назад, при нашей встрече в овраге... - надменно высказала я, помня, что лучшая защита - нападение. - Так что оставьте эти перемещения на мое усмотрение. Условности соблюдены, официально я не покидала пределы академии, и больше говорить не о чем.

-            Вы закончили? - высокомерно отозвался он ровным и холодным голосом. - Если нет, то продолжайте... Я подожду.

Уголок губ Армина чуть дрогнул. Опять смеется или уже издевается?

Я выдохнула и устало покачала головой - у меня все.

-            Тогда скажу, зачем пришел я. Срочные семейные дела вынуждают меня покинуть академию на неопределенный срок. По этой причине рекомендую вам обратиться к секретарю за новым расписанием и новыми предметами, так как боевой магии в вашем расписании было выделено девяносто процентов времени, и теперь оно будет свободно. Но завтра утром, как всегда, жду вас на занятиях...

Я подняла брови, решив язвительно поинтересоваться, к каждой ли ученице боевой маг зашел лично, чтобы сообщить новость, но это звучало бы ужасно грубо и несправедливо, он вроде как вежливость проявил.

В общем, я только вздохнула.

-            Спасибо, что предупредили, господин Арминель, это так великодушно с вашей стороны. - Надеюсь, ни одной ехидной нотки в моем голосе не прозвучало.

Я подняла взгляд, и обомлела. Лицо учителя было серым и просто неимоверно расстроенным, он задумчиво стоял, сложив руки на груди, мыслями пребывая где-то далеко.

Все ехидные мысли мгновенно вымело из головы словно ветром.

-            Надеюсь, в вашей семье ничего страшного не произошло? - совершенно искренне беспокоясь, спросила я.

Он покачал головой:

-            Ничего неожиданного.

Сочувствуя, я кивнула. Наверно, кто-то из его близких долго болел, и все знали, что с ним будет... Грустно вздохнула. Терять кого-то из любимых - это страшно. Даже если ты знаешь, что он скоро уйдет.

Для меня такой потерей стала смерть Марты*, которая отказалась от помощи моих родителей**, заявив, что уже устала жить и трудиться, и ей больше всего нужен покой.

*Героиня романа Волшебство

 

**Эликсир бессмертия, даримый драконом драконьим целителям. «Чудеса»