Пятая стихия. 21

 

Беатриса, кивнув, примостилась на краешке небольшого диванчика и в тот же миг вскрикнула, подпрыгнув. Из-под покрывала, вереща, вырвался пушистый шар и с воплями о том, что ему отдавили все, что только можно и чего нельзя - тоже, стал носиться вокруг нас. Беатриса, никогда ранее не встречавшая подобных зверушек, повела себя на диво мужественно - не стала ни визжать, ни падать в обморок, а просто схватила стоявшую на столике керамическую вазу и ловко накрыла ею закладывающего очередной вираж Пушка.

-     Что это такое?! - изумленно выдохнула она. Я откровенно наслаждалась увиденным, мысленно аплодируя девушке. - Надо стражу позвать, вдруг это опасно?

-     Если оно и опасно, то только для моего психического здоровья, - видя решительный настрой Беатрисы, поспешила на помощь нерадивому смотрителю я. - Не бойся, он милый, хоть иногда и кусается. Его Пушком зовут.

-     Пушком? - опешила девушка.

-     Ну да, понимаю, неоригинально, но ему подходит, - пожала плечами я, прислоняясь к

спинке дивана. Г олова что-то закружилась, наверное, недавние волнения дают о себе знать.

-     Отпустите меня, разбойницы, вредительницы! - панически вопияло между тем из вазы.

- Я редкий экземпляр, на меня нельзя охотиться!

Беатриса недоверчиво усмехнулась и рывком подняла вазу. Пушок отскочил подальше и растянулся на ковре, хватая ртом воздух и как можно доступнее давая понять, что он сейчас по нашей вине вообще лапки откинет.

-     Ой, ему же плохо! - ахнула девушка, подхватывая мехового симулянта на руки и осторожно прижимая к себе. - Бедненький, я не знала... Прости меня!

-     Похороните меня под розовым кустом у восточной стены замка, дабы рассветы день за днем освещали мое последнее пристанище! - с патетическим надрывом выдал Пушок, приоткрывая один глаз. А после совершенно наглым образом свернулся на руках Беатрисы и... замурлыкал.

-     Что с ним?! - перепугалась девушка, оборачиваясь ко мне. - Он умирает?!

-     Он спит, - усмехнулась я. - Не возись с этим обормотом, он же притворяется! Банально давит на жалость, чтоб его, бедненького, на ручки взяли да вкусненьким угостили...

-     Имею право! - капризно отозвался Пушок, не открывая блаженно зажмуренных глазок. - Я столько натерпелся за одно только утро...

-                 Если судить по-твоему, то меня вообще до конца жизни должны на руках носить! - ворчливо пробормотала я, с тревогой отмечая, что комната странно плывет перед глазами.

-     А тебя и так уже сегодня носили! Мало было? - ядовито напомнил Пушок, приоткрывая один глаз.

-     Вот зараза мелкая! - возмутилась я. - Беатриса, да скинь ты его на пол, пока окончательно не обнаглел!

-     Он такой хорошенький! - просюсюкала девушка, укачивая вредного смотрителя как родного младенца. - Никогда раньше таких не видела!

-     Нравится? - полюбопытствовала я, с трудом разгоняя туман перед глазами. Да что же это такое со мной?

-     Очень, - призналась Беатриса, с ребячьим восторгом рассматривая пушистика. Тот увлеченно мурлыкал, походя на непомерно разъевшегося до идеально круглой формы котенка. Кажется, они нашли друг друга.

-     Тогда забирай, - решила я.

-     Как это? - удивилась Беатриса.

-     Очень просто. Считай, что это мой тебе подарок - в честь знакомства. Мы с ним все равно общий язык не нашли, а у тебя очень неплохо получается с ним ладить... Эй, смотритель, возьмешь под опеку новую хозяйку?

-     С удовольствием! - откликнулся Пушок. - Она хоть не такая вредная, как некоторые!

-     Не спорю, - хмыкнула я. - Так что, Беатриса, берешь Пушка?

-     Ой, спасибо! - радостно подпрыгнула девушка, бросаясь мне на шею.

-     Не за что! - улыбнулась я. - Так будет лучше для всех...

Внезапно комната покачнулась, лицо сияющей Беатрисы уплыло куда-то в сторону, и передо мной оказался высокий потолок, украшенный замысловатой лепниной.

-     Ярослава, Ярослава!.. - слышались взволнованный голос Беатрисы и испуганный писк Пушка. Я, опираясь на локти, села, непонимающим взглядом обвела комнату:

-     Ничего, я просто упала... Нога, наверное, подвернулась...

-     Просто?! Да ты минут пять без сознания была!.. - всхлипнула белая как полотно

девушка, придерживая меня за плечи.

Я поморгала, переваривая услышанное. Пять минут? Ни с того ни с сего? Странно, раньше я сознание теряла только от магического истощения или если меня по голове били. То есть довольно часто, но по делу.

Неужели это из-за Светоча?

Нет, тогда бы я даже не встала. Как в прошлый раз. Но даже если и так - перетерплю, привыкну. Ведь жила же я без него столько лет! И дальше проживу.

-     Может, лекаря позвать? - предложила все еще перепуганная Беатриса, помогая мне добраться до дивана.

-     Не надо, - помотала я головой, тяжело опускаясь на мягкое сиденье. - Я в порядке. Не беспокойся. Просто перенервничала сегодня, вот и все.

-     А сейчас ты как? Г олова не кружится? - не отставала девушка. Пушок пытливо заглядывал мне в лицо, словно там была написана причина моего обморока.

Я прислушалась к себе. Вроде все хорошо - комната больше не качается, ноги не подкашиваются. Все равно надо бы укрепляющие травки заварить, чтобы ничего подобного больше не повторилось. Светоч тому причиной или нет, но сила трав иной раз и магическую превзойти способна. Сейчас схожу на кухню, попрошу Ларелию разрешить мне немного похозяйничать в ее царстве... А вообще неплохо было бы выпросить у Мирослава отдельную комнату для своих нужд, а то ведь я себя знаю - не удержусь, натаскаю в замок ворох всяких трав, и вряд ли Ларелия, да и остальные обитатели замка, будут счастливы, если различные стебельки, листики да корешки окажутся развешенными по всем коридорам и кухне.

-     Я в полном порядке, - заверила я Беатрису и Пушка. - Кстати, - обратилась я к девушке,

- ты не голодна?

-     Голодна, - смущенно призналась она.

-     Я тоже! - пискнул смотритель, хотя его никто и не спрашивал.

-     Тогда предлагаю пойти на кухню, - воодушевилась я. - Кто знает, когда они свои дела уладят, может, мы за это время с голоду умереть успеем!

-     Иногда ты очень даже неплохо соображаешь, - изрек Пушок, и я, дабы избежать очередных разборок, предпочла посчитать это за комплимент.

Покопавшись в своей сумке, я нашла прихваченные из Городка травы, и мы с Беатрисой, на плече которой восседал Пушок, отправилась на поиски хлеба насущного.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ.

ПРИНЦ И СОВЕТНИК

Эти двое - из дворца,

Одинаковы с лица,

Носят маски и плащи,

Пять отличий отыщи!

Загадка

-     А зачем ты приехала в Старгост и где жила до этого? - спросила я, ленивым взглядом провожая плывущие по синему небу легкие перистые облачка. Жара ближе к полудню набрала силу, но здесь, у озера, было прохладнее, чем мы и воспользовались, после завтрака (или уже обеда?) развалившись на травянистом бережку.

-     Я в Агрелане учусь, - шурясь на солнышко, проговорила Беатриса, поглаживая уснувшего у нее на коленях Пушка, заметно округлившегося и отяжелевшего после трапезы. Так, Агрелан - небольшой город по соседству со Старгостом, это я помнила. - А тут мой отец живет, да и я здесь родилась и выросла. Сейчас в занятиях перерыв, вот Этьен и привез меня сюда, сказал, что для меня дело найдется.

-     А чему ты учишься? - заинтересовалась я.

-     Искусству, - улыбнулась Беатриса. - Я - художник. А недавно, на практике, мне даже часовенку расписать доверили!

Ну чему тут удивляться? Кем еще могла оказаться воздушная девчушка с мечтательными глазами? Уж явно не двинутой магичкой...

-     А отец твой тоже художник? - вновь спросила я.

-     Нет, что ты! - засмеялась девушка. - Мой отец никаких искусств, кроме военных, не признает! Зато в своей области знает все, что только можно! Он военный советник нашего короля.

-     Кантор? - поразилась я.

-     Да, - кивнула Беатриса. - А ты его знаешь?

-     Знаю, - подтвердила я. - Замечательный у тебя отец, право слово!

Беатриса расцвела от удовольствия. А я вовремя прикусила язык и не спросила ее о матери. Была бы - сама бы рассказала. А так - к чему старые раны бередить?

-     А что за дело нашел тебе Этьен? - как бы вскользь спросила я.

-     Ой! - оживилась девушка. - Он сказал, что привез в Старгост невесту, и просил меня составить ей компанию, чтобы ей не было скучно! Мне так интересно с ней познакомиться! Только я так ее и не нашла...

-    Нашла, - усмехнулась я, не зная, радоваться мне такой заботе или нет.

-     Правда? - нахмурилась Беатриса, явно пытаясь припомнить всех, кого успела увидеть в замке. - Что же, я ее, получается, даже не заметила?

-     Заметила! - продолжала веселиться я. - Это я.

-     Ты? - уставилась на меня Беатриса так, словно впервые видела. - Шутишь?

-     А что, не похожа? - хмыкнула я. - Да я и сама знаю!

-     Я не в этом смысле! - покраснела девушка. - Просто я думала, она такая важная, серьезная... ну...

-     Разумная, - вклинился проснувшийся Пушок.

-     Жаль, что пришлось тебя разочаровать, - вздохнула я.

-     Да ты что, я очень рада, что это не так! - воскликнула Беатриса. - А то я уже настроилась на скуку смертную...

-     Тогда перенастраивайся, хозяюшка - с ней тебе скучать не придется! - вновь встрял Пушок, явно нарываясь.

Мы с Беатрисой переглянулись и, вскочив на ноги, окунули ничего не подозревавшего Пушка в озерцо, а потом со смехом наблюдали, как мокрый разъяренный шарик прыгает на травке и грозит нам крошечными кулачками, утверждая, что общение со мной даже святую превратит в последнюю ведьму.

Кажется, мы с дочкой Кантора все-таки поладили, что лично меня не могло не радовать, а Пушка - не расстраивать.

-     А, вот ты где! - послышался знакомый голос в самый разгар веселья.

Повернувшись, я увидела Фотия. Выглядел советник несколько утомленным, однако улыбка его сияла по-прежнему бодро и беспечно, а в глазах плясали лукавые искорки.

-     Этьен тебя ищет. Думает, ты уже сбежать успела!

-     Пусть даже не надеется, - фыркнула я, поднимаясь с травки. - От меня так просто не отделаться!