Оберег. 8

- И Гаргот протянул плотный небольшой конверт.

Печать я разглядеть не успела - слишком быстро Мирош выхватил письмо и отошел к окну. Смирив любопытство, я принялась собирать свои вещички.

-      Проклятье!.. - прошипел Мирослав спустя минуту и грохнул кулаком по столу.

-      Что случилось? - едва удержав в руках собранную сумку, испугалась я.

-      Мне нужно срочно попасть в Старгост, - пару раз вдохнув и выдохнув, отозвался он. - А еще лучше - немедленно... - И взглянул на меня: - Яра...

Я сглотнула невесть отчего образовавшийся ком в горле и как можно беззаботнее улыбнулась:

-     За меня не волнуйся, я сама доберусь. Ты и так помог мне...

...и вовсе не обязательно идти со мной в одну столицу, когда тебе нужно совсем в другую...

-     А я и ей могу портал открыть, - неожиданно вмешался Гаргот. - Ты только точные координаты скажи.

Я вздрогнула и испуганно посмотрела на улыбающегося мага. Портал?! Подозрительный разрыв пространства, войдя в который, рискуешь выйти в неполной комплектации?! Нет уж, без меня!

Только вот Мирослав считал иначе.

-     Отличная идея! - просиял он и добавил: - Только мы лучше к телепортисту сходим... Без обид, да?

Гаргот надулся и стал похож на карапуза, у которого отобрали конфетку.

-     Между прочим, я за это время многому научился! - буркнул он, поджав губы. - И порталы мне теперь даются очень даже хорошо!

Мирош молчал, потирая подбородок и оценивающе глядя на разошедшегося мага, и тот воодушевленно продолжил:

-     Да я даже квалификационную работу по телепортации писать буду! Но решай сам - идти ли к телепортисту, который наверняка обдерет тебя как липку и не сможет гарантировать безопасность, или довериться старому другу, который, кстати, тебе доверяет!

Я закашлялась и поспешно прикрыла рот ладошкой - с таким жаром и непосредственностью он говорил.

-     Ладно уж... - тяжело вздохнул Мирослав. - Покажи, на что ты способен.

Г аргот расплылся в довольной улыбке, от которой, казалось, даже его веснушки засияли подобно крошечным солнышкам, и умчался во двор - готовиться.

Мы неспешно вышли следом и уселись на крыльце, глядя на хаотичные метания мага.

-     Что-то мне не по себе, - поежившись, призналась я.

-     Не бойся, - улыбнулся Мирощ - он хороший маг, хоть иногда и весьма рассеян. Но здесь, уверен, не напортачит.

Я тихо вздохнула и постаралась успокоиться. Действительно, пользуются же люди телепортами - и ничего, живые... так что нужно забыть о своих глупых страхах. Хотя бы на время.

Чтобы отвлечься и не думать о плохом, я решила задать мучивший меня вопрос:

-     Почему ты мне помогаешь?

-     А почему я не должен помогать? - удивился Мирослав.

-     Мирош... Ну хватит уже! - поморщилась я. - Я помню про право слабого и прочее, но... все-таки не особо в это верю.

-     А ты поверь, - улыбнулся он. - Иногда доверие здорово облегчает жизнь.

Я только усмехнулась. Возможно, иногда и облегчает. Но гораздо чаще - укорачивает. Но высказаться на эту тему не я не успела - Г аргот закончил приготовления и радостно оповестил об этом, не без гордости указывая на ровный круг посреди двора, вычерченный мелом и заполненный символами. Многие из них были мне знакомы, некоторые я видела впервые, и, если честно, они изрядно настораживали, но глаза мага были столь чистыми и счастливыми, что я устыдилась и покорно шагнула к кругу.

-     Подожди, - придержал меня Мирош, положив руку на плечо. - Вот, возьми. - И он протянул мне листок бумаги, пояснив: - Окажешься в столице, иди по этому адресу. Это мой хороший знакомый, он поможет на первых порах...

-     Ага, - рассеянно кивнула я и попыталась засунуть бумажку в сумку. Мирош не позволил, заставил выучить адрес и проследил, чтобы бумажка - на всякий случай - заняла отдельный кармашек.

Я осторожно вступила в круг и помахала ребятам рукой:

-     Прощайте!

-     Свидимся еще, - улыбнулся Мирош. - Я тебя найду, обещаю. Ты только за это время не влипни никуда...

-     Постараюсь, - хмыкнула я, тряхнув головой так, чтобы волосы упали на вспыхнувшие щеки.

Гаргот замкнул контур - и двор исчез в яркой вспышке, заставившей крепко зажмуриться.

А когда я открыла глаза, перед ними предстали вовсе не обещанные ворота Мирограда, а наезженный тракт, облачком пыли провожающий только что промчавшуюся карету.

ГЛАВА ПЯТАЯ.

НОВЫЕ ДРУЗЬЯ И НОВЫЕ ВРАЕИ

Как же было бы скучно в сем бренном мире без настоящих врагов!..

Аргиусс Великий, выдающийся полководец древности

-     Я так не играю, - пробормотала я, растерянно озираясь.

Не напортачит, значит?! Или то, что я жива осталась, уже можно считать успехом?

Я уселась на обочине, уныло подперев рукой щеку. Вот правильно я не хотела лезть в этот портал! Как чувствовала...

Все было хуже некуда. Хотя, по всеобщему закону мировой подлости, если может быть еще хуже, так оно и будет... Тем более что день только начинается.

Из мрачной задумчивости меня вывел веселый перезвон колокольчика. Встрепенувшись, я впилась взглядом в тракт. Вскоре на нем показалась чалая лошадка, запряженная в телегу.

В телеге ворохом высилось сено, на сене вольготно разлегся смуглый пшеничноволосый паренек в лихо сдвинутой набок шапке и с цветком мать-и-мачехи в зубах. Лошадка прядала ушами в такт переливчатой мелодии, паренек беспечно посвистывал, полностью доверяя лохматому транспорту. Но идиллия длилась недолго. Лошадка всхрапнула и резко затормозила, изумленно выкатив крупные сливы глаз, паренек подавился незатейливой песенкой и цветком, кувыркнулся вперед и в последнюю секунду едва удержался от полета на землю.

Потому что на дорогу с диким воплем выскочила я.

-     Забирайте все, только Ласку не трогайте, господа разбойники! - вслед за мной завопил не разобравшийся в ситуации возница, скатываясь с телеги и поднимая руки вверх. Сначала я опешила, потом, подавив смешок, поинтересовалась:

-     А все - это что?

-     Сено, - смущенно признался паренек, только тут соизволив рассмотреть «господ разбойников» в моем лице.

-     Сеном не питаюсь, - честно сказала я.

-     А у меня хлеб с молоком есть, - оживился он.

-     Сойдет, - кивнула я. - Только ты руки-то опусти, ладно?

Парень смутился еще больше, на загорелом лице выступил нежный румянец. Он живо опустил руки и отвел лошадку к обочине.

-     Меня Лемом зовут, - сказал он, вытаскивая из-под вороха сена завернутые в холст краюху хлеба и кувшин молока. - Угощайся!

-     Спасибо! Я - Ярослава. Извини, я вовсе не хотела тебя пугать и... хм... грабить!

-                  Я тоже хорош! - весело рассмеялся парень, присаживаясь рядом. - Просто здесь повадились разбойники промышлять... Да ты кушай, не стесняйся! У меня еще есть...

-     Знаешь, - задумчиво произнесла я, весьма охотно воспользовавшись его советом, - обычно люди при встрече с разбойниками кричат: «Забирайте все, только жизни не лишайте! Не делайте десятерых детишек сиротами, любимую жену - вдовой, а ненаглядную тешу - счастливой!»

Лем снова засмеялся.

-     А у меня кроме родителей и Ласки и нет никого, - пожал плечами он, с любовью взглянув на довольную непредвиденной остановкой лошадку. - Что ж я без нее делать-то буду?

-     А что без тебя будут делать родители? - возразила я. Лем застенчиво улыбнулся. - А что это за тракт, кстати?

-     Ты заблудилась? - обрадовавшись смене темы, оживился он.

-     Что-то вроде этого, - призналась я.

-     Медерский, - проинформировал меня Лем, почувствовав себя намного увереннее. - Прямиком на Старгост выводит.

-     А до Росвенны отсюда далеко? - полюбопытствовала я.

-     Да нет, - беспечно махнул рукой парнишка, - совсем близко! Как и до Ларионы.

-     Как это? - не поняла я, не в силах вспомнить карту.

-     Есть такое селение - Трехгранье. Может, слышала? - лукаво прищурился Лем.

Ну конечно!

Большое селение, размерами готовое поспорить с городом, располагалось в Росвенне, но совсем рядом с границами двух других государств. Заложено оно было, кажется, сразу же после завершения последнего крупного конфликта и образования Союза королевств, и с тех пор в нем дружно уживались и медерцы, и росвеннцы, и ларионцы. Целое обособленное, пусть и крошечное, государство со своей философией (близкой к полному пофигизму) и тремя «правителями» - старостами, достигающими консенсуса по важным «государственным» делам в корчме за кружкой (а скорее, за бочонком-другим) пива. Чем не модель идеального государства? По крайней мере, Ядвига характеризовала Трехгранье именно так, а она за свою жизнь многое повидала...

Одно плохо - от Трехгранья до Мирограда было чересчур далеко. До Старгоста в любом случае выходило быстрее.

А почему бы и нет? Чем пробираться по полям и дебрям родной и любимой страны, легче по удобной широкой дороге дойти (а еще лучше - доехать) до Старгоста. Какая разница, в какой столице обживаться?

Разве что Мирош теперь меня не найдет... Но с этим я в любом случае ничего не могу сделать, а потому - будь что будет.

* * *

Трехгранье ошеломило меня органичным смешением трех разных культур. Взять хотя бы ворота, в которые мы въехали к полудню: добротные створки медерской ковки, заговоренные излюбленным ларионскими магами способом, украшала изящная росвеннская роспись. Стражники, вольготно рассевшись на травке возле ворот и по случаю жаркой погодки снявшие кольчуги, с вялым интересом покосились на меня, но ничего не сказали по причине усиленной солнышком лени. А за воротами начиналась сказка. И не село, и не город, что-то невыносимо знакомое и странно родное. Словами и не выразить. Я, по крайней мере, почувствовала себя как дома.

Пока я, завороженная, изо всех сил крутила головой, пытаясь рассмотреть как можно больше, Лем посвящал меня в особенности планировки. Трехгранье делилось на три сектора - росвеннский, медерский и ларионский, так называемые грады. Но сие было лишь официальным делением, ибо каждый селился там, где ему заблагорассудится, невзирая ни на что. Я и сама уже это заметила - добротные каменные дома медерцев мирно соседствовали с вычурными строениями ларионцев, смахивающими на небольшие замки, и, естественно, с деревянными, украшенными резьбой избами росвеннцев. Причем создание замысловатых заборчиков явно не обошлось без ларионской магии, дороги вымощены медерским способом, а на большинстве домов красовались резные росвеннские наличники. Я уж молчу о постройках иных рас, которые также поразительно вписывались в общую картинку. И все это смотрелось потрясающе гармонично, особенно в сочетании с огромным количеством деревьев, морем цветов и прочей зелени. Сказка, да и только!

Лем направил лошадку на одну из чистых улочек, приветливо раскланиваясь чуть ли не с каждым встречным, причем на меня пялились точно так же, как и я на окружающую обстановку. От столь откровенного внимания мои уши наливались жаром. Недовольно передернув плечами, я поглубже зарылась в сено и перестала глазеть по сторонам, озаботившись изучением спины Лема. Однако красочная вывеска, выхваченная краем глаза, заставила меня пересмотреть планы.