Оберег. 20

 

Но эту девушку невозможно не заметить, даже невзирая на закрывающие обзор соломенные поля, - яркая, теплая, как солнышко...

-     Она будет моей невестой, вот увидишь!

Звонкий смех и сладость имени, повторенного вслед за братом, на кончике языка...

-     Радомира.

Респот шумно выдохнул и недоверчиво покачал головой. А девушка тепло улыбнулась и протянула мне руки:

-     Мы обе очень выросли с той поры. Но я рада, что ты меня узнала...

Я не могла не подойти и не обнять ее. Это было выше моих сил.

-     Он обещал, что ты станешь его невестой, - шепнула я в пахнущие летним полднем волосы, все еще пораженная увиденным и прочувствованным.

-     Я стала его женой, - так же тихо ответила она, отстраняясь, и я заметила, что в огромных глазах блеснули слезы.

-     Так что ты решила? - негромко кашлянув, напомнил о себе старый маг.

-     Я согласна, - кивнула я. На все согласна, лишь бы получилось вновь увидеть хотя бы кусочек прошлого... - Но сначала вы отпустите меня домой... Я должна все рассказать людям, которые стали моей семьей.

-     Твое право, - согласился Респот. - Не будем терять времени. Элеве?

-     Все готово, - махнула на пару сумок у двери росса. - Но не дело это - на ночь глядя по топям ходить. Дождитесь утра. Я открою вам самую короткую тропу.

Последнюю ночь в полусказочной избушке я провела, сидя перед оконцем и всматриваясь в колышущийся туман, словно надеясь разглядеть в его глубинах собственное будущее.

Мы вышли еще до наступления рассвета. Было темно и сыро, тяжелые после бессонной ночи веки так и норовили закрыться, и очень хотелось вернуться в тепло и уют. Но я упрямо шагала вперед, крепче сжимая ладошку Радомиры - чтобы накопленная с таким трудом уверенность не покинула меня в самый неподходящий момент.

Тропка серебрилась под ногами, ловко петляя между гиблыми омутами. Раз обернувшись, я заметила, что сразу же за нами тропа резко обрывалась, теряясь в темноте. Словно путь в один конец. Увижу ли я вновь домик, затерянный среди болот?.. Кто знает! Уж его-то хозяйку - обязательно. Она обещала. Я вздохнула и прибавила шагу, приноравливаясь к шедшим впереди мужчинам. Темнота ничуть не пугала. Сейчас даже туман не рисковал сунуться в полосу лунного света. А чего еще можно опасаться во владениях Болотной Ведьмы, о коей наслышана даже нечисть? Так что мы спокойно шли по странной лунной тропе, окруженные ночью, туманом и собственными мыслями. Ночь, кстати, таяла с поразительной быстротой, словно оставленный на солнце кусочек темного льда. И вскоре сквозь туман забрезжил ликующий рассвет.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

Дом - это не только стены и крыша, но и родственники,

с которыми волей-неволей приходится искать общий язык.

Из откровений предпочитающего свободу странствий чародея

- Добро пожаловать домой.

Это были единственные слова, услышанные мною от князя в день прибытия. Я стояла посреди ухоженного просторного двора, перед широкой каменной лестницей, ведущей к резным дверям, снизу вверх смотрела на высокого статного мужчину, застывшего на последней ступеньке, и пыталась убедить себя, что он - не чужак.

Ярополк. Брат моего отца. Мой дядя.

Выглядел он лет на сорок, а то и меньше, хотя было ему гораздо больше; черная, скупо украшенная золотистой вышивкой одежда и темно-алый плащ, тяжелыми складками спускающийся до самой земли, придавали ему внушительности и невольно утверждали в мысли, что именно так и должен выглядеть истинный правитель. Русые волосы крупными кольцами ложились на плечи и спадали на высокий лоб, скрывая тревожную морщинку, залегшую меж густых бровей. Красивый. И страшный - если посмотреть ему в глаза, похожие на колючие льдинки.

Что ж, дядюшка, как я и предполагала, внезапному воскрешению племянницы вовсе не обрадовался...

Князь не посчитал нужным почтить меня более пристальным вниманием.

Ограничившись столь потрясающе краткой приветственной речью, он кивнул остальным и скрылся в замке, предоставив меня заботам моих спутников.

- Ярополк и раньше радушием не отличался, а уж после гибели Драгоша и вовсе... - заметив мое недоумение, пояснил Горимир.

Нет, я вовсе не рассчитывала на теплый прием, но такое откровенное пренебрежение, признаться, все-таки задело за живое... Неужто в случившемся есть моя вина, раз он так себя ведет?

Чтобы отвлечься от неприятного привкуса «родственной» встречи, я сосредоточилась на том, что говорит Радомира, вызвавшаяся проводить меня в мои покои. О, Светлые звезды, подумать только - покои!.. Не какая-то там комната... В оных княжнам по статусу жить не положено. Я нервно усмехнулась и поймала себя на мысли, что быть княжной с каждым мгновением хочется все меньше и меньше. А если учесть, что и до сего вовсе не славного момента желания этого было меньше чем резерва силы у наколдовавшегося мага... Могла бы - сбежала, не разбирая дороги! Хотя почему бы и нет? Захочу - никто удержать не сможет...

А сам замок мне понравился. Каменными были только внешние стены, внутренние же постройки оказались созданы чьими-то умелыми руками из прочного дерева, крепкого и теплого, играющего на солнце всеми оттенками янтаря. Я чувствовала тонкие магические плетения, невидимой паутиной покрывающие стены, но они не отталкивали меня - наоборот, ластились подобно домашней кошке, признавая... своей?

Вопреки опасениям, выделенные мне комнаты были небольшими, светлыми и уютными. Первая встретила меня радушным потрескиванием пламени в камине и запахом книг, коими полнился добротный шкаф. Пушистый теплый ковер глушил шаги и манил посидеть перед камином с чашкой чая в руках; два мягких кресла, впрочем, выглядели еще более искушающими... Во второй комнате, служившей спальней, обнаружилась кровать таких размеров, что я, привыкшая к скромным условиям сельской жизни, долго ходила вокруг нее и под смех Радомиры высчитывала, сколько меня поместится вдоль, поперек и по диагонали.

В общем, если не принимать во внимание чудовищную кровать, все было более чем хорошо. Еще лучше стало, когда мне, отказавшейся выходить к обеду, принесли еду, даже не попытавшись выпроводить в столовую. Одна только мысль о новой встрече с князем напрочь лишала аппетита, а просидеть весь обед, нервно сжимая руки и не рискуя притронуться к пище, вовсе не хотелось.

Отдав должное талантам местной поварихи, я прилегла на краешек застеленной желто- зеленым покрывалом кровати, намереваясь хорошенько поразмыслить над недавними событиями, и незаметно провалилась в сон.

Сон, полный боли и ввинчивающегося в уши крика.

Моего крика.

-     Все хорошо, услышь меня, родная, очнись!.. - ласковый шепот постепенно, но неуклонно пробивается сквозь заслонивший сознание ужас. Мгновение - и сквозь пелену слез проступает взволнованное родное лицо.

-     Мне страшно, страшно...

Уткнуться носом в пахнущую лесными травами рубашку, замереть, точно зная - здесь и сейчас ничто не сможет причинить вреда... Широкая ладонь осторожно скользит по спутанным, влажным волосам, стирая остатки наваждения.

-     Это просто сон, Искорка... Дурной сон.

-     Нет, я же видела...

-     Что ты видела?

-     Огонь... Все в огне - и никого рядом со мной...

Пальцы, нежно перебирающие волосы, ни на миг не остановились... Лишь объятия стали крепче - словно в попытке оградить от неведомой опасности.

-     Не плачь, сестренка... Я с тобой, мое солнышко. Я с тобой.

-     Драгощ не уходи, - умоляюще пробормотала я - и проснулась. Рывком села на кровати, глубже вдохнула воздух, буквально пропитанный запахом трав, и разревелась - на сей раз по- настоящему.

* * *

Наревевшись всласть, я нашла неприметную дверцу в умывальню и кое-как привела себя в порядок. Холодная вода освежила и притушила пожар в покрасневших от слез глазах, а еще - окончательно прогнала сон. Судя по мягким сумеркам, разливающимся за окнами, час был отнюдь не ранний; на столике в гостиной стоял поднос с остывшей едой - я умудрилась проспать ужин. То ли меня не осмелились разбудить, то ли я заснула так крепко, что ничего не слышала...

Наверное, все же второе. Последнее сновидение-воспоминание не вытеснило из памяти ощущение счастья от того, что я шла по залитому солнцем Трехгранью, беззаботному и такому родному. Как жаль, что меня не оставили там хотя бы на пару дней!.. Времени хватило только на то, чтобы успокоить друзей и все им объяснить. Вышло скомканно и неловко, а прощались мы так, словно и не надеялись больше свидеться...

Я выпила холодный травяной отвар, поленившись воспользоваться простейшим заклинанием разогрева, задумчиво помешала грибной суп, но аппетит, в отличие от меня, так и не проснулся. Поднявшись, я накинула куртку и выскользнула в коридор. Перед уходом Радомира намекнула, что вечером познакомит меня кое с кем. Где находились ее комнаты, я запомнила, а потому сразу же направилась к ней. Всего-то - подняться на этаж выше...

Я кралась по полутемным коридорам, пытаясь держаться ближе к стенам. Было поздно, но кое-где еще раздавались голоса. Послышался шорох шагов - кто-то спускался по лестнице. Я вжалась в стену, и меня не заметили. Что ж, по крайней мере, нарваться на Ярополка можно не опасаться - он только что прошел мимо, - и я с более спокойным сердцем пошла дальше.

Нужная дверь отворилась от легчайшего прикосновения, и я проскользнула в прохладный полумрак комнаты. Сонная тишина теплой шалью окутала плечи, невесомо погладила виски, приглашая раствориться в ней и ни о чем не думать... Сдержав зевок, я крадучись пробралась к роскошному ложу, склонилась над подушками... и у меня защемило сердце при взгляде на обрамленное золотистыми волосами бледное личико. Радомира спала, а не успевшие высохнуть слезы блестели на ее щеках. Я протянула было руку, чтобы погладить ее волосы, но передумала, побоявшись разбудить. Днем она выглядела очень утомленной... Пусть поспит. Сон - лучшее лекарство. В том числе и от душевных ран...

Стараясь не шуметь, я вышла из ее покоев и побрела куда глаза глядят.

А глядели они, как выяснилось чуть позже, в сад. Красивый, пышный, ухоженный и, несмотря на неподходящее время года, цветущий.

Магия... Таинственная и непостижимая. Пока что.

Посыпанные гравием дорожки петляли меж подстриженных кустов и стройных деревьев, разнообразных клумб с диковинными цветами, многие из которых открывались лишь с наступлением темноты, и фонтанов, журчащих словно лесные ручейки. Я вертела головой, чтобы не упустить ни одной детали, и как-то совершенно неожиданно оказалась на круглой полянке, покрытой короткой мягкой травой. Вдоль границ полянки, на высоте в два человеческих роста, медленно кружились золотистые и серебряные огоньки, давая ровное, завораживающее освещение. А посреди нее, скрестив босые ноги и склонив голову, сидел человек, рядом с которым в изумрудной зелени травы сверкал холодными отблесками меч.

Я шагнула назад, неловко задела рукой ветку - и мужчина, вскинув голову, посмотрел прямо на меня.

-     Извини, - смутилась я, - не хотела тебе мешать...

-     Ты не помешала. - Горимир легко поднялся и подхватил оружие. Осмотрелся, шагнул в сторону и, обернувшись, махнул мне рукой. Заинтересовавшись, я пошла следом.

Там, среди тонких березок, укутанная густыми сумерками и увитая плющом, стояла открытая беседка. Шары-светляки парили и над ней, рассеивая тьму и наполняя сад странными тенями. Горимир опустился на резную лавочку, положив меч под нее. Я устроилась напротив.

-     Расстроилась? - вдруг спросил он, и я вздрогнула, не сразу сообразив, о чем речь.

-     Не каждый обрадуется такому приему, - как можно равнодушнее пожала плечами. Я вообще ни о чем таком не мечтала, и не моя вина, что судьба распорядилась иначе.

-     На Ярополка внимания не обращай и зла не держи. У него проблем столько, что не позавидуешь. Знаешь о взаимоотношениях Медера с эльфами?

Невольно вспомнился Мирош. Похоже, его родители об этих странных взаимоотношениях ничего не ведали... Отогнав от себя непрошенные мысли, я кивнула, уточнив:

-     Но при чем здесь князь?

Оказалось, что не так уж много я и знала.

Медерцы намеревались подписать мирный договор с одним из эльфийских княжеств, с которым у них несколько лет были весьма напряженные отношения, часто переходящие в

вооруженные столкновения. При этом то одна, то другая сторона пыталась втянуть в свои разборки соседнюю Росвенну, чего сначала старому князю, а затем и Ярополку, удавалось избегать. В конце концов, Медер - пограничное королевство, а с эльфийским князем Валеаралем правящую семью Росвенны связывали родственные узы... Вот и приходилось Ярополку и Драгодару балансировать на тонкой грани, чтобы ни те, ни другие не сумели вовлечь страну в свои игры. Неудивительно, что князь и его наследник приложили все силы для того, чтобы недавние противники заключили-таки мирный договор.

Король Медера Миретор заверил, что обеспечит беспрепятственный проезд нашего посольства к месту переговоров. Медеру весьма сильно надоели и война, затяжная, бессмысленная, причины которой, похоже, никто толком и не помнил, и напряженные отношения с ближайшим соседом. Странно, но факт: до недавнего времени любые попытки заключить мир неизменно терпели крах, хотя все, включая высокомерных «родственничков», и понимали нелепость конфликта. Холодное отчуждение, временами прорывающееся вооруженными стычками на границе, уже в отношениях с Росвенной - опять же по неясным причинам. Словно чья-то чужая, чуждая воля застилала разум, заставляя ненавидеть и отгораживаться друг от друга. Мой брат сделал невозможное - добился от эльфов и Миретора согласия на переговоры и, самое невероятное, сумел доказать непримиримым соперникам бессмысленность их обид...