Оберег. 26

А еще оттого, что нельзя было рассказать все честно, без утайки - просто я не представляла, как это сделать. Какая-то часть меня настаивала на правде, убеждая, что Мирошу можно верить. Но другая, появившаяся не столь давно, ядовито напоминала, что Эгору я тоже доверяла, а в итоге... Что получилось в этом самом итоге, я и сама толком не понимала, но оно мне очень не нравилось. Обжечься еще раз было страшно, и я не рискнула.

Мы сидели на крылечке дома Рэша, смотрели на проходящих мимо людей и молчали. Забавно - нужно было столько всего сказать, а слова упрямо не находились, и оставалось делать вид, что все в порядке...

И все-таки я первой нарушила молчание.

-     А я нашла свою семью.

-     Значит, у тебя все хорошо?

Куда уж лучше...

-     Да. Если не считать того, что от нее только дядя и остался.

Но он ведь есть. Значит, все действительно хорошо.

Мирослав резко повернулся и поймал мой рассеянный взгляд.

-     Яра... Он тебя не обижает?

-     Нет.

Можно ли считать нежеланный брак обидой?

Наверное, нет. Я и не считаю.

Зря я сюда пришла. К чему?

-     Ты грустная. Не такая, как раньше. Если тебе нужна помощь...

То он поможет. Не сомневаюсь даже. И именно потому ни о чем просить не буду.

Ведь я сама приняла решение. Никто меня не заставлял. Даже Ярополк. Не давил, не уговаривал... Я по доброй воле согласилась с Советом. Пенять не на кого. Жаловаться - тоже. Но кто бы знал, как хотелось!..

Я поднялась с насиженного места, зябко кутаясь в плащ. Поглубже натянула капюшон, пряча волосы и лицо. Не желаю больше ни говорить, ни слушать, потому что еще немного - и вся хваленая выдержка пойдет гмаррам на рога... Хотя там ей самое место!

Мирош даже не пошевелился. Так и сидел, глядя на меня снизу вверх, и от этого взгляда стало стыдно. Зачем мне это понадобилось? Странный разговор получился. Ненужный. Из тех, что вцепляются в память мелкими семенами-крючочками, прорастающими вглубь, пускающими корни. Намертво. И покоя потом не дают...

-     Я не приду сюда больше, - зачем-то сказала я, отвернувшись и шагнув к калитке.

Не потому, что не хочу. Скорее, наоборот...

Железные прутья обожгли ладони холодом. Скоро зима. А там и весна не за горами... Слишком мало времени, но мне должно хватить. Чтобы закрыть и забыть старые страницы жизни...

-     Прощай, Мирош...

Теперь главное - как можно быстрее уйти, почти срываясь на бег, лишь бы не услышать...

-     До свидания, Яра.

Услышала. Запомнила.

Ну не дура ли?

* * *

В день помолвки я проснулась ни свет ни заря. Долго лежала с закрытыми глазами, уговаривая себя вылезти из-под теплого одеяла, еще дольше сидела на кровати, смотрела в окно, за которым властвовали осенние предрассветные сумерки, и боролась с искушением послать все к лешему. Представляю, какой переполохподнимется... Заманчиво. Но, увы, нереально.

Пока что я была предоставлена сама себе, и это время использовала с максимальной пользой - отправилась бродить по замку в надежде успокоиться и морально подготовиться к предстоящему кошмару.

В Каминном зале имелось потрясающее окно, высокое и широкое; возле него-то я и застыла, пораженная красотой расстилающегося передо мной пейзажа, подернутого предутренней дымкой. Сколько бы раз я это ни видела... Серебристая лента Росы на востоке от замка, изящные, полные неземной гармонии силуэты храмов, аккуратные дома горожан... И все дышит спокойствием и умиротворением... Хотелось распахнуть окно и впитать в себя эти чувства, коих столь давно не было в моей собственной душе.

Я и распахнула. Но забираться на подоконник все-таки не стала. Вряд ли меня поймут правильно. Меня и так-то редко когда понимали...

Вздохнув, я неохотно отошла от окна, и тут что-то невидимое, но весьма материальное обвилось вокруг моей шеи... и сдавило. До темноты в глазах и кровавых мушек перед ними же. Руки не ощущали преград и царапали кожу, принося лишь новую боль. И когда сознание начало покидать меня, хватка на горле ослабла, а потом и вовсе исчезла.

Кулон сиял. Я видела это через застилавшие глаза слезы, а еще - чувствовала... Чувствовала его так, словно он был частью моего тела!

Я сползла на пол, оттирая со лба пот. Руки ощутимо дрожали. Каждый вдох давался с трудом, горло саднило, а ноги отказывались меня держать.

Хорошее начало дня, не правда ли?.. И весьма символичное.

Кое-как, держась за стену, я все-таки поднялась, расправила платье, пригладила растрепавшиеся волосы... Зеркало, мимо которого пришлось пройти, отразило потрепанную, бледную девицу с дико блестящими глазами. Невеста, гмарр все побери! Вот заявлюсь сейчас к жениху - и свадьбы не будет, потому как его удар хватит...

Короткими перебежками, от колонны к колонне, я пересекла зал и нырнула в коридор. Теперь быстренько подняться по лестнице и укрыться в комнате, пока никто меня, такую раскрасавицу, не заметил и не замучил расспросами!

И я рванула вверх по ступенькам... и почти сразу наткнулась на что-то мягкое и живое. Оно неразборчиво выругалось, не удержало равновесия...

Полет в объятия пола мы проделали вместе. На мое счастье, при падении я оказалась сверху. Вскочив как ошпаренная, я было дала деру по коридору, но Эгор изловчился и ухватил меня за руку. Ох ты ж, только вот руки мне лишиться и не хватало!

-     Что с тобой случилось?!

-     Не твое дело, - буркнула я, не сразу заметив, что мы снова на «ты».

Головой он, что ли, об пол приложился?

-     Ошибаешься, - прищурился младший принц Медера, и не собираясь меня отпускать.

Ну вот что за несправедливость?! Сколько Г оримир ни бился, а я так и не усвоила, как из

подобных захватов освобождаться!

-     Мне невеста нужна живая и здоровая! - решил добить меня Эгор.

На-а-адо же, вчера я была пустым местом, а сегодня ему, видите ли, нужна стала. Нет, точно, не следовало на него падать, с головой у парня намечаются явные проблемы!

-     Я не твоя невеста, - свредничала я. Из чистого упрямства. И злости.

-     Пока что, - хмыкнул он, с интересом изучая мой диковатый внешний вид. - Так что случилось?

-     С лестницы упала, - невинно улыбнулась я, не прекращая попыток вернуть себе руку. Вцепился, как дворовый пес в кость! И потому я мстительно добавила: - Ой, а у тебя маска съехала!

Соврала, да. Зато очень быстро оказалась на свободе и с чистой совестью припустила по ступенькам, понадеявшись, что бегать по замку за мной не будут.

Да и зачем? Через пару часов все равно перед алтарем встретимся...

* * *

-     Ты не передумала? - в который уже раз вопросила росса, удобно устроившаяся на моей кровати.

Я промолчала, ибо мой внешний вид сам по себе являлся ответом.

Длинное белое платье с закрывающими ладони широкими рукавами и высоким воротником, украшенное лишь двумя рядами мелких жемчужин-пуговок на груди. Забранные под жемчужную же сетку волосы.

Традиционно. И до ужаса неудобно.

Пока две молчаливые служанки помогали мне одеваться - сама бы я ни за что не разобралась, столько хитрых застежек имелось на этом гмарровом платье, - Льенна вышивала и попутно рассказывала наполненные глубоким смыслом байки о всяких глупых девицах, ставящих свое личное счастье ниже абстрактного блага.

Я скрипела зубами и упрямо молчала. А еще жалела, что дядюшка не выполнил свою угрозу и не запер россу в ее комнатах до конца церемонии.

Льенна почему-то никак не желала понять, что я сама отрезала себе путь назад, дав слово. Наставница говорила, что словами разбрасываться нельзя. Даже обычным людям, а уж магам, знающим их истинную ценность, - тем более.

-     Не суди его слишком строго, - когда мы остались одни, тихо сказала Льенна, одарив меня внимательным взглядом. При этом иголка в ее ловких пальцах так и порхала по белоснежному полотну, и оно буквально на глазах расцветало огненными маками и лазурными васильками.

Талант. Не то что я.

И, полагаю, это был запоздалый ответ на мои жалобы на поведение «господина посла».

-     Почему же это? - с вызовом спросила я, пытаясь немного оттянуть воротник. Душит же! А мне этих ощущений и утром хватило, благодарю покорно, но больше не хочется.

-     Ты не все знаешь...

Кто бы сомневался. Можно даже иначе выразиться - ничегошеньки я не знаю. Но со временем исправлю этот недостаток. Если доживу. Что, учитывая последние события, маловероятно.

Жемчужная пуговка выскользнула из узкой петельки, и дышать сразу стало легче. А что до появившейся небрежности в одеянии - так ведь и незаметно почти. Если не присматриваться...

-     Комплексы бывают у всех. Эгор весьма нелюдим и неразговорчив...

Заметила. И на драконовом тракте, и в прошлый визит послов, и сегодня на лестнице.

Особенно сегодня!

-     Эта маска...

Я насторожила ушки. Какого лешего принц таскает ее, я так и не узнала. А ведь любопытство никуда не делось.

-     Она скрывает ожоги. Весьма непривлекательные, насколько мне удалось выяснить.

Зря не делось. Иногда оно наказуемо...

-     Что? - ошарашенно переспросила я, потеряв интерес к платью.

-     Его мать погибла при пожаре, когда он был совсем маленьким, а сам принц получил сильный ожог... Магов у них нет, знаешь уже? Туда бы хорошего целителя, и он смог бы спасти мальчонку от уродства... Но время было упущено. Эгор выжил, хоть и с трудом, но... лицо... Этьен тоже пострадал, но, как говорят, меньше.

Я опустилась на низенький стул, позабыв о том, что платье может помяться.

Леший. Леший! Как же мало я все-таки знаю...

Бедный Эгор - врагу такого не пожелаешь. Что ни говори, а внешность для человека играет не самую последнюю роль. Тем более для того, кто постоянно находится в центре внимания, а принцам, полагаю, его отсутствие не светит...

И, кажется, теперь мне понятно его поведение. Одно дело - друг. Другое - невеста.

От нее лицо всю жизнь прятать невозможно. И неизвестно еще, как она отреагирует на такую новость...

Только вот мне все равно, как он выглядит. За время, проведенное с Ядвигой, я еще и не такое видела. И крепко уяснила, что судить по внешности - себя не уважать.

А вот обидно стало. Из-за того, что подумал - испугаюсь.

А может, он сам испугался? Моей жалости, например?

-     Ярослава... Позволь дать тебе один совет. Не говори Эгору о том, что знаешь его тайну, придет время, и он сам все расскажет. Когда поймет, что тебе можно доверять.

А поймет ли?

Впрочем, не проверишь - не узнаешь.

Буду молчать. Пусть хранит свою страшную тайну. Может, когда-нибудь и надоест.

А пока проясним-ка еще один момент. Раз уж все равно к слову пришлось.

-     А ты? - прищурившись, посмотрела на россу я. - Почему ты не хочешь показывать свое истинное лицо? Тебя же здесь знают?

-     Знают, - вздохнула Льенна, отложив все-таки пяльцы. И так уже вышивку ненужными стежками испортила... - Потому и не хочу. А еще - потому, что отец не знает всех моих масок...

-     Отец? При чем здесь твой отец?

-     Я наказана, - совсем по-девчоночьи надулась росса. - Из-за сущего пустяка!

-     Какого же? - не удержалась я.

-     Люблю подолгу жить в вашем мире... И чахну в нашем. Но отцу этого не объяснишь... В общем, мне запрещено быть здесь. Он думает, что я покорно сижу в своей темнице...

-     Он тебя в темницу упек? - поразилась я жестокости неведомого мне росса.

-     Яра! - фыркнула Льенна. - Это была аллегория!

-     А... Ясно. И что, не боишься, что он обнаружит твое отсутствие?

-     Нет. Владыка слишком занят, чтобы самолично проверять, не сбежала ли его непокорная дочь...

Леший. Оказывается, не все я вспомнила. О наличии у Реан'аттара еще одной дочери, моей тети, между прочим, память даже не намекнула.

Есть ли у нее еще столь же тщательно оберегаемые секреты? Не уверена, что хочу знать.

Зато уверена, что моим желанием, если что, никто даже не поинтересуется.

Церемония получилась странной.

В маленькой светлой часовенке не было никого, кроме Респота, облаченного в черную мантию с золотой оторочкой, и незнакомого жреца, высокого и сухощавого, со строгим взглядом темных глаз. Он стоял у алтаря и, сложив руки на груди, изучал подневольных жениха и невесту. Кажется, даже непозволительную роскошь в виде расстегнутой пуговки заметил, иначе с чего бы ему становиться еще суровее?

Блестяще. И для чего он здесь?! Для заключения помолвки, как и брака, вполне достаточно архимага - при условии, что хотя бы один из будущих супругов является магом. А жрецы нас не любят... Но терпят. Деваться некуда - магия у нас законна и не считается происками темных сил.

На Эгора я не смотрела столь старательно, что даже вздрогнула, когда он взял меня за руку.

И, как ни странно, я перестала нервничать. Как по волшебству. Может, наконец-то подействовала успокаивающая настойка, выпитая тайком от россы?

Тонкие колечки, которыми мы по настоянию жреца обменялись, оказались на диво непослушными. Или это у меня руки кривые... Вот и выскользнуло из них предназначенное Эгору кольцо. Я даже ойкнуть не успела, как принц ловко поймал колечко и вернул мне. А я перехватила вмиг помрачневший взгляд Респота, да и жрец подозрительно поджал губы.

Неудивительно, что мне стало не по себе.

А Эгор только крепче сжал мою ладонь, но посмотреть на него я так и не решилась.

До меня все-таки дошел весь ужас ситуации. И в бедовой голове осталась лишь одна мысль.

Леший... Как же я влипла-то!..

* * *

...Все словно в плотном тумане. Еолоса, сотни, тысячи голосов... Как же кружится голова!.. Пахнет травой. И черемухой. Драгодар и Радомира смеются, идя по дорожке сада. Впереди бежит забавная малышка. Я рвусь навстречу, но эти проклятые голоса... Они держат меня, а еще черный ворон из Цветущей Долины...

Я не хочу, чтобы вы умирали!..

Нет, не дотянуться до них, не докричаться... Все поглощает мрак. Я задыхаюсь. Но кто-то протягивает мне руку, дарит глоток жизни: «Все будет хорошо, я обещаю».

Где ты?!