Женщины и свобода личности.


Оно, конечно, есть и объективный, всемирно-социальный процесс: семья, говорят, отмирает, дети бунтуют до того, как созрели, опять же — сексуальная революция захлестывает. Все так. Однако две ипостаси человеческого рода — мужчина и женщина — находятся в куда более глубокой зависимости, чем это может показаться на первый взгляд. По изначальной своей сути женщина в человеческом обществе являет собой не аппарат для деторождения или удовлетворения сексуальных потребностей, как нас иногда пытаются уверить, но достойную достижения Цель. Мать, Любовь, София-мудрость, Дева Непорочная, Прекрасная Дама, Вечно Женственное — воспетая столькими поэтами, она призвана воплощать собой высшее в духовной иерархии ценностей человечества. Призвана являть то лучшее, желанно-прекрасное, к чему стремится мужчина, совершая на пути своего стремления подвиги и открытия.
Знают ли представители сильного пола, сколь волшебно, поистине фантастично влияние их выбора на всю судьбу женщины, ее самооценку, отношение к ней окружающих, образ жизни, манеру поведения?
Да, велика зависимость женщины от выбора мужчины. Прекрасная и оправданная, когда она заставляет женщину непрерывно совершенствоваться, чтобы быть достойной любви, но ужасная и нелепая, когда критерием отбора становится не Идеал, а нечто иное — богатство, положение в обществе или культ собственных удобств, Когда женщина из цели становится средством. И это есть не что иное, как социальный заказ на определенный тип женщины. Заказ, теснейшим образом связанный со всей системой ценностей, господствующей в обществе в данное историческое время.
Каждая эпоха формировала свой идеал женщины. Рыцарство — недоступной красавицы, бескорыстное служение которой само по себе было уже счастьем и наградой; средневековье — благочестивой затворницы; Возрождение — пылкой возлюбленной: нарождающееся бюргерство — скромной домовитой хозяйки... Годы эйфорической веры в скорое построение светлого царства социализма породили тип героини ищущей, социальна активной. Именно такая женщина — антипод «домашней» арбузовской Тани — оказывалась победительницей в жизненной борьбе, в том числе борьбе за сердце мужчины.
Время заставило переписать финал этого состязания. В 60—80-е годы в нашей стране приз общественных симпатий почти без сопротивления перешел к «комнатной» женщине — спокойной, уютной, не слишком высокоумной и требовательной. Достойной подруге того, обезличенного и всегда послушного работника, которого сформировала социально апатичная эпоха застоя. Надо ли говорить о том, сколь драматична для современной женщины такая установка на фальшь? Ведь заставлять ее, получившую образование в тех же учебных заведениях, что и мужчина (и отнюдь не с худшими результатами), питающуюся той же, что и мужчина, духовной пищей, притворяться всегда и во всем согласной и не возражающей равносильно тому, чтобы принуждать человека, давно умеющего читать, складывать по слогам.