Виновата ли эмансипация?


Не правда ли, какая благородная, свежая, а главное, какая «перестроечная» идея? Привяжите женщину к семье рублем, куском хлеба — и никаких проблем. Тут уж ничего не скажешь, тут и вековой опыт человечества показывает: материально зависимая женщина от мужа не уйдет. Как и беспаспортный крестьянин из села.
Так за что же, как говорится, боролись? Или, может быть, считать, что идея женской эмансипации явилась насилием над женской природой? Но как тогда объяснить тот факт, что в цивилизованном мире так резко возросло число женщин, которые все активнее проявляют себя и не только в науке и искусстве, но и в исконно, казалось бы, мужском деле — политике? Имена Маргарет Тэтчер, Корасон Акино, Беназир Бхутто, Виолетты Барриос де Чаморро — глав государств и правительств — у всех на слуху. И, что опять же характерно, все эти женщины не только крупные политические деятели, но и матери (в том числе и трех, четырех, пяти детей) и жены, и просто эффектные, привлекательные дамы.
Но это-то меня как раз нисколько не удивляет. Полная реализация задатков пола — чувства материнства, нежности, обостренной способности к состраданию — не только не отвлекает талантливую, трудолюбивую женщину от делового поприща, но и стимулирует ее. Она наполняет ее ум, душу животворными соками, внушает ей уверенность в себе, стремление к дерзанию. Что же касается дежурных намеков на интеллектуальную неполноценность женщины, то они имеют столько же оснований, сколько давние доводы сторонников крепостничества, уверявших, что крепостным свобода не нужна.
Интеллект — признак индивидуума, а не пола. Есть женщины, по-настоящему живущие только семьей и лишь отбывающие время «на службе» (как есть и мужчины, вполне реализующие себя лишь в домашнем быту — паять, чинить, строгать, копать огород, даже готовить). Но есть и такие, для которых невозможность реализовать себя в профессиональной или общественной деятельности — трагедия. И не пытаемся ли мы крупные социальные просчеты оправдать ссылками на ошибочность самой идеи эмансипации? Да и не слишком ли прямолинейно понимается у нас женское призвание быть хранительницей семейного очага? Ведь эта функция отнюдь не означает, что каждая женщина непременно должна быть кухаркой, так же, как функция мужчины быть «охотником» и «добытчиком» вовсе не требует от него залегать с ружьем в засаду. Хранить очаг — это значит не давать угаснуть в превратностях бытия вечному огню милосердия, оберегать непреходящие нравственные ценности, которые можно растерять на слишком резком «мужском» броске в неизведанное. Тем же, кто горько сетует на неженскую грубость, раздражительность, жестокость некоторых наших соотечественниц, возражу: наивно уповать на то, что при бесконечных дефицитах и социальных несправедливостях наши женщины станут сплошь ангелами, если только отобрать у них книжки и запретить ходить на работу. Ведь если следовать логике взаимосвязи кухонных добродетелей и женских достоинств, то мы должны будем признать, что развитие службы быта и взлет нашей экономики напрочь разрушат семейные очаги, открыв простор для проявления деловых и творческих талантов женщины.